Элла Гор (cherry_20003) wrote in otrageniya,
Элла Гор
cherry_20003
otrageniya

Египетские страсти. Вечер шестой. Битва.

      Молчание опустилось на лощину. Они двинулись навстречу друг другу – медленно, ибо сам воздух был исполнен напряжения и осторожности.
     И вот Гор и Сет сошлись.



      Когда они скрестили свои мечи, преимущество было на стороне Гора. Его руки были сильнее – это стало очевидно при первом же ударе. Сета окружил отвратительный запах собственного пота, выводившего дважды перебродившее вино. Понимая, что сила, которую он получил от своих лоз, скоро испарится, он перешел в нападение, стараясь смутить Гора быстрыми передвижениями из стороны в сторону, однако от этих усилий его атака скоро захлебнулась. Каждый старался больше двигаться, каждый хватал ртом воздух. Каждый гадал, так ли быстро слабеет его противник, как он сам.


            Гору стало казаться, что усталость Сета больше, чем его. Он взмахнул своим щитом – неожиданно, мгновенно – и Сет потерял свой меч. Кровь бросилась ему в лицо, и его кожа стала темно-красной, почти как несвежее мясо. Он отступил на шаг, потом еще, и в этот момент Гор сделал выпад, чтоб достать до его сердца – неуклюжее движение.



                  С таким старым воякой, как Сет, нельзя было покончить так просто. Он увернулся, присев, поймав Гора за руку и резко повернул ее, чтоб свалить его. Затем Сет ударил щитом по незащищенному лицу Гора. Удар разбил Гору нос, и сквозь разорванные губы показались его зубы. Меч выпал из его руки. Сет ногой отбросил его прочь, а в это время Гор схватил щит Сета и метнул его в противника, но промахнулся. Теперь оба были безоружны.




                Лицо Гора было похоже на месиво из плоти, которое можно увидеть на поле сражения. И все же он наступал, чтобы схватиться с Сетом врукопашную. Но его более опытный противник отступил и снял с себя панцирь, чтобы было удобнее бороться. Гор сделал то же. В следующее мгновение оба остались обнаженными. Поскольку у каждого были свои причины биться в болоте, вскоре они перешли с поля  в топь.



         Однако как только они вступили в грязь, Сет обернулся к присутствующим и выставил на всеобщее обозрение восставшую мощь своего члена. Он выдавался вперед, подобно толстой ветви, на которую мог бы взобраться человек. Даже сторонники Гора приветствовали его криками одорения, ибо подобный подъем в ходе сражения считался знаком высокого боевого духа. То было свидетельство истинной храбрости, так как он, очевидно, желал этого боя.



            Вообразите позор Гора, когда он сначала предстал перед богами с разбитым лицом, теперь же его унизили во второй раз. Ибо его нижние возможности были жалкими.
              «Ха-ха-ха!!! Взгляните на будущего Бога всех Живущих!» - вскричал Сет и бросил в лицо Гора ком грязи. Ослепленный, чувствуя головокружение и предательскую дрожь в локтях и коленях, Гор запнулся о кочку и упал в болотную воду. В то же мгновение Сет погрузил его голову и плечи в грязь. Теперь руки Гора были заняты только тем, чтобы удерживать нос над водой. Его слабые ноги были сзади, но кочке. Между его ягодицами тараном прошел твердый член Сета.

           
            Лава готова была вскипеть. Нил вот-вот должен был вспениться и выйти из берегов. Боги вскочили с мест.  Исида стала бледнее, чем ее льняная юбка, а Осирис вновь стал прозрачным. Гор взвыл, как смертный, а Сет гордо повторял свои движения, изображая совокупление. Держа каждую из щек его ягодиц в одной из своих рук, он обдал плечи юноши огнем своего дыхания и приготовился в действительности овладеть входом. Никто из богов не осмелился спросить – должен ли быть Гор расчленен! Ибо то были не просто мужеложеские забавы детства, когда один трус медленно влезает в другого по мере того, как сопротивление последнего слабеет. Здесь один из Великих Богов собирался войти в мужское чрево другого, где сокрыто Время.



       
               Удалось ли ему это?  Надо помнить, что у Гора еще был засохший палец Сета, который Исида привязала в жестких его волосах. Теперь, когда его голова была внизу, а член Сета ерзал у его заднего входа, он знал, что если ему не удастся вырваться, то Страну Мертвых просто вырежут из его внутренностей.  Поэтому он протянул руку, вырвал клок волос, чтобы высвободить палец Сета, и взмахнул им в воздухе. У Сета пропал запал. Внезапно его член стал таким же маленьким, как и его отрубленный палец.



             Гор в приступе (наконец-то!) божественной ярости оттого, что чуть было с ним не произошло, схватил мошонку Сета с такой силой, что покой небес был нарушен навеки. Внезапный шквал налетевшего ветра был так же силен, как ярость, с какой Сет нанес ответный удар по бровям Гора, и лицо юноши тут же оказалось изуродованным, а его глаза почти полностью вылезли наружу. Он стал похож на бегемота.


         С этого момента они вступили в сражение нового вида. Хотя превращения – обычное дело в божественных битвах и все боги стремятся быть искусными в своем выборе, они также должны быть готовы принять форму любого животного, которое они по своей воле или в силу обстоятельств стали напоминать.



            Итак, когда Сет наполовину вырвал глаза Гора из его глазниц и сделал его похожим на бегемота, Гор был вынужден обернуться этой малознакомой ему тварью.
Теперь они стали биться в трясине – бегемот с бегемотом, с хрюканьем, пусканием слюней и отвратительным рычанием.
И все же судьи не испытывали отвращения.  Сет был в своей стихии – слизь, грязь возбуждали его, и он вновь стремился вплотную схватиться с Хором. Но Хор лишь мрачнел от этого навязываемого ему скольжения торсов – он хотел вонзить в Сета свои зубы, он упорно стремился к тому сияющему моменту, когда ярость усилий позволит отведать крови противника. Его нижние зубы вытянулись, ноздри сошлись вместе, его шкура ощетинилась, противясь такому скользкому единоборству. Его нижние зубы уподобились бивням. Он превратился в дикого кабана.




      Боги, наблюдавшие за боем, наградили его криками одобрения, ибо он осмелился принять облик животного, больше всего похожего на Сета. Выбор превращения был сделан блестяще, до того, как к нему решил прибегнуть сам Сет. Едва ли Гор мог поступить лучше. Преследуя друг друга, они с Сетом выскочили из болота и забегали по полю взад и вперед, врезаясь один другому в бока, яростно кусаясь, хрюкая и визжа, покуда всякий раз при грохоте их столкновения кровь не стала бить ключом.



            К удивлению всех присутствующих, преимущество стало переходить к Гору. Бог, как и человек, никогда так не силен, как в час, когда он осознает свою храбрость. С Гора был снят гнет – он больше не боялся сражения. Какое воодушевление охватило его! Боль даже усиливала это пьянящее ощущение. Каждый раз, когда зубы Сета рвали его шкуру, он рычал в новом приступе ярости. Его разодранные глаза втянулись обратно в маленькие глазницы кабана и горели оттуда, как два рубина. Его разбитый нос походил на красный кровоточащий рот, а зубы, прорвавшие десна, блестели полукружьем шипов.



             Сет побежал. Под улюлюканье толпы он отступил на достаточное расстояние, чтобы выиграть время для последнего превращения. На поле он вернулся уже в облике черного медведя. Такой выбор было трудно понять, ибо Гор был наделен большим сходством с этим животным, однако раны Сета причиняли ему такую боль, что ему пришлось искать более надежное укрытие, и он укутал себя в мясо, складки шкуры и почти непроницаемую тушу медведя. В таком обличии он стал обороняться.


         
           Поединок медведей продолжался день, а затем ночь, и пока они закончили, прошло еще три дня и три ночи.  Гор поймал Сета в мертвый захват и заставил его пережить долгую и упорную пытку выпускания всей медвежьей силы. Чтобы вынести эту боль, Сету не оставалось ничего другого, как призывать на помощь воспоминания о горечи всей своей жизни, и это помогало ему держаться.



                    Это даже позволило ему вынести воодушевление Гора, который прошел все стадии воодушевления победой, не испытав только самой победы, и наконец настолько лишился всякой радости, что просто навалился всей своей медвежьей тушей на медвежью тушу Сета, сомкнув свои зубы на его шее, и не разжал их пока все острое наслаждение, которое н испытал, отведав крови своего врага, не угасло, и Гор наконец лег, уткнувшись своей покрытой запекшейся кровью мордой во всклокоченную шерсть противника.




               Наутро четвертого дня, когда судьи объявили его победителем, ему принесли веревки, и он приказал своим помощникам крепко привязать конечности Сета к столбам, и когда они закончили, туго связанный Сет лежал на спине, глядя в небо.
                  Медленно, подобно тому, как меняется свет с течением дневных часов, Сет стал принимать облик лежащего на поле брани человека, смерть которого близка, а Гора его друзья подняли на плечи и отнесли к Нилу, где омыли его раны и очистили его разбитое лицо. Медленно, и он стал терять облик медведя.  Затем Гор спал день и ночь, с радостью осознавая, что Сет не убежит, поскольку его стерегут охранники, которым доверяла Исида.





Продолжение следует.
(По мотивам романа Нормана Мейлера «Вечера в древности»)
Tags: 2018г., cherry, Египетские страсти, Загадки истории, История, Мифы древнего Египта, По мотивам, Религия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 60 comments