Элла Гор (cherry_20003) wrote in otrageniya,
Элла Гор
cherry_20003
otrageniya

Египетские страсти. Вечер третий.

 
         Теперь, после всего случившегося, у Исиды пропало всякое желание покидать свою постель. Пребывая в пучине своего отчаяния Исида, пала почти до человеческого состояния. Сет превзошел ее в магии. И, конечно, не было ни малейшего намека на то, что к ней вернутся самые сокровенные ее силы. В этой печали ее мысли вызвали слезы, которые породили дождь – последний дар благодатных сил тела Осириса, разбросанного теперь от болот Дельты до вод Первого Порога.

        И для Исиды все было бы потеряно, если бы не помощь Маат. Маат так предана точнейшему равновесию, что избрала для своего лица перо. И подумать только, что она – дочь Ра! Маат – порождение самой безобидной связи  Ра, ведь она была зачата маленькой птичкой, которая лишь раз опьянела от теплого воздуха. Воздушный поток подхватил этот нежный комочек пуха и понес в объятия Ра. Все выше и выше он парил в трансе и в одно мгновение испустил последний вздох – что за совокупление! Мамаша изжарилась до состояния хрустящей корочки, а дитя спустилось на землю в виде пера – дух равновесия между влечением сердца и жертвоприношением.



          Теперь именно это перо использует Анубис, когда взвешивает нравственную ценность сердца каждого умершего человека. Из всех детей Ра одной лишь бесплотной Маат нечего терять, поэтому она бесстрашна. И она была единственным божеством достаточно храбрым, чтобы отругать Ра за его услуги Сету и сказала своему отцу ни много ни мало, как: «Опасно защищать победителя от проклятий побежденного. Такой бог будет благоденствовать, не прилагая к этому никаких усилий, и мир придет к своему концу».

     «Не говори мне о равновесии, - сказал ей Ра. – Я плыву на золотой лодке днем, но в темноте ночи принужден путешествовать через Дуат и сражаться со змеем Апопом. Если я потерплю поражение, мир никогда уже не увидит моего света».


      Маат, конечно, не сказала отцу то, о чем давно шептались за его спиной все – о том, что змей не представляет большой опасности. О том, что Ра больше не сражался один, что много богов и богинь помогали ему изловить змея. В сущности Ра оставалось только подойти и изрубить его на куски. И все равно, закончив свой труд, Ра тяжело дышал. Ра старел.
      Исида ворочалась в своей постели, предаваясь воспоминаниям о том дне и часе, когда она и Осирис зачали Гора. Именно в этот час ей и пришло послание от души Осириса о том, что ей надлежит сделать своим оружием тайное имя Ра. Исида прислушалась к словам Маат.

Так она узнала, что Ра состарился и что его кости из золотых стали серебряными, а суставы утратили гибкость. Когда он говорил из его рта текла слюна. Семь выделений его тела постоянно падали на землю, и дороги Египта были покрыты  серой из его ушей, его потом, его мочой, его соплями, его дерьмом, его семенем и его слюной.
Исида думала, как воспользоваться этими отправлениями. От содержимого кишечника солнца, конечно,  разило богатством, но кто знает, какие чудища серной ночи Дуата могли выйти вместе с ними? Мощь этой силы была слишком велика. Исиде же нужно было лишь тайное имя – и ничего более.  По этой же причине она побоялась использовать его пот. В его влаге могла содержаться слава его имени, однако в ней, возможно, чувствовался запах каждого животного, которым Ра становился, пока совокуплялся с ним. Значит, там были и их тайные имена. Переизбыток и путаница.
Не собиралась она искать и его семя. В нем можно было бы найти тайные имена его будущих детей, но не его собственное. Прошла она мимо и его соплей и ушной серы. Ра едва ли слушал, что говорили другие, так что сера его ушей хранила всю эту чушь, тогда как нос не был надежным местом для сокрытия имени, ибо там его мог пронюхать любой ветерок. Оставались лишь моча и слюна: выбор между дурными водами его крови и колодцем его рта. Каждая влага имела прямое отношение к имени. Но Исида остановила свой выбор на слюне – в ней был дух речи Ра, а в центре его речи должно пребывать его имя.

И вот она взяла влажной пыли с того места, где, следуя по своему пути, старый бог пролил слюну, и добавила к ней старого порошка, сделанного из семени Сета, которое она собрала с юбки очередной изнасилованной им жертвы. Нет лучшего способа усилить яд, как смешать извержения своих врагов. Итак, Исида сотворила эту смесь из плевка Ра и семени Сета, а затем придала ей форму змея и намазала его смертоносные зубы (сделанные из обрезков ее ногтей) ядом скорпионов. Потом Исида сказала этим зубам: «Выходите. Отыщите в вашем враге то, что более всего отлично от вас. Нанесите удар в это место. Выпустите свои жала!»



Яд сердца Исиды вытек из ее глаз, и вся плотская память о Ра была в нем. Ибо она отнюдь не невинно обследовала все семь его извержений. На ней остался его запах. Несмотря на свое обожание Осириса, подобное нежности неба, Исида никогда не могла превозмочь одного неистового желания. То был трепет, пробегавший по ее животу при виде Ра. И вот однажды, когда-то давно, она провела один тайный час в наслаждениях со своим Отцом.


Теперь смерть Осириса вновь заставила ее ощутить тяжесть своего давнего предательства. Он никогда не говорила об этом мужу, и поэтому Осирис слишком полагался на ее преданную любовь. Очень мало зная о силе других богов, он слишком беззаботно лег в гроб, изготовленный Сетом. Таким образом, к ее гневу на Ра добавился вихрь чувств, связанных с ее собственным обманом.

Да, сильны были чары, с которыми Исида оставила змея на дороге!


Совершая короткую прогулку на рассвете, Ра проходил по прохладным полям небес. На этом пути Исида и оставила своего змея. Когда старый бог приблизился, змей выпрыгнул из бездыханной глины в трепещущее жизнью проклятие – и вонзил в бога свое жало. И яд произнес: «Гори, Ра, точно пламя лижет твои чресла. Застынь в холоде своего золотого глаза, точно из него уходит свет. Изготовлен яд, что найдет твой последний Предел».
И Бог-Солнце почувствовал в себе присутствие всего чуждого ему. Оно проползло вверх по его телу, и его члены напряглись, сопротивляясь яду, а жар стал мукой. Он зашатался, и его воля познала страх того, что было чуждо его плоти. Его кожа потеряла окраску, и он стал бледен, как платина. Яд вошел в его плоть подобно Нилу, что разливается по земле. «Что ужалило меня? – воскликнул он. – Поразил меня некто, кого я не ведаю и кого я никогда не создавал. – И он издал вопль замешательства, который вырывается у всех людей, когда они ощущают, что пришла их смерть.  – Придите, боги и богини, все вы, созданные из моей плоти! Смертные муки вошли в меня.»


Воздух изменился. Границы света и тьмы исчезли, краски начали переливаться. Боги и богини явили свое присутствие, прибыв от четырех небесных столпов, поднявшись из рек и прилетев с ветрами, что пересекли пустыню. Воды Дуата вскипели. Во мраке, что окутал их при словах Ра, темном как кровь, что засыхает на песке после того, как прошла война, заговорила Исида. Сперва боги усмехнулись – они все знали, как Сет унизил Исиду. Однако, в ее голосе не было ни малейших колебаний.
«Великий Ра, - сказала она – яд, отравивший тебя, содержит чары, измысленные, чтобы убить тебя».
«Я не могу умереть, - произнес Ра. – Я – Первый, и Сын Первого»,
«Ты умрешь,  - сказала Исида, - если не назовешь мне своего тайного имени. Ибо живет тот, кто может открыть свое тайное имя».
«Я не назову своего тайного имени. – ответил Ра. – Если я умру, земля разверзнется, и небеса пропадут вместе с землей, ибо я создал небеса и тайну Горизонта! Я не могу умереть. Отец мой дал мне тайное имя в огне. Моя Мать закалила его в водах. Они спрятали мое имя, когда я был рожден. Ни одно слово не может иметь надо мной власти, покуда мое тайное имя остается неизвестным».



«Яд , – сказала Исида, - проникнет в самый последний уголок твоей плоти. В этом яде – семя Сета, а он не побоится обыскать тебя».
«Хорошо. Я открою свое тайное имя… всем»… - сказал Ра, и у богов вырвался крик, потом все умолкли. Однако Исида знала, что Ра лжет.
«Мои имена, - сказал Ра, судорога свела его рот с такой силой, что челюсть двигалась с трудом -  моим именам нет конца. Мои обличья – обличья всех вещей. Каждый бог живет во мне!»
«Не умирай, великий Ра!» - вскричали боги.

«Мое имя, - закричал Ра, - Создатель Неба и Земли,
Я – Тот, Кто-сотворил-горы-и-создал-все-находящееся-на-них.
Я – Тот, по-чьему-повелению-разливается Нил.
Я – Тот, кто-создал-радости-любви.
Я – Создал-тайну-Горизонта.
Я – Отверзающий-свои-глаза-и-творящий-свет.
Я – Закрывающий-свои-очи-и-творящий мрак.
И – не ведают-боги-моего-имени.
Он споткнулся и чуть не упал. Исида сказала: «Ты не назвал своего тайного имени. Скоро яд завладеет тобой. Произнеси Имя! Имя!!!»
Когда она говорила, среди богов прошел ропот. Она была великолепнее Ра. Бок о бок, они стояли вместе, и она была… великолепнее его.
«Я – Тот-кто-создал-пламя-жизни…
Я – Хепри-утром, Ра-в-полдень и Атум-вечером…
Я – Тот-кто…» Голос его дрогнул. Яд преодолевал пороги его крови, и его пылающее сознание разливалось морями. Злобный жар пребывал во всем его существе. Охваченный пламенем, он сорвал с себя одежды.


«Обыщи меня!» - страшно закричал Ра.

На виду собравшихся богов, Исида вышла вперед, сняла с себя одежды и легла на него. Огонь оживил жар старых чресел, и он вошел в Исиду с тайным именем (и всем семенем Сета, которое он вобрал в себя вместе с ядом, и это соитие породило самую ужасную молнию, когда либо виданную в небесах Египта – так Сет впервые стал повелителем молнии и грома), и так Ра передал в лоно Исиды свое тайное имя.



Оно вошло со звуками тихого голоса, сказавшего ей: «Атум – Один; Небесные воды – Два; а Ра – дитя Атума и Нут - Три. Итак, его тайное имя – Три. Рычи, Исида, подобно льву, дабы мы слышали раскаты этого р-р-р-р во всех языках. Ибо рык солнца есть свет земли. А приемник Ра должен быть подобен свету сознания, который есть смерть. Славься, Осирис, Повелитель Царства Мертвых. Восстань, Исида, в которой пребывает тайное имя Ра. Ты – все, что есть и что было; все, что будет и что есть!»



Продолжение следует.
(По мотивам романа Нормана Мейлера «Вечера в древности»)
Tags: 2018г., cherry, Египетские страсти, Загадки истории, История, Мифы древнего Египта, По мотивам, Религия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments