id77 (id77) wrote in otrageniya,
id77
id77
otrageniya

Гарем...как много в этом слове для сердца....Сиквел :-)

                                                                                                                                                                          ...Ужель в его гарем измена
                                                                                                                                                                          Стезей преступною вошла,
                                                                                                                                                                           И дочь неволи, нег и плена
                                                                                                                                                                           Гяуру сердце отдала?

                                                                                                                                                                          "Бахчисарайский Фонтан"
                                                                                                                                                                            А.С. Пушкин


Здравствуйте уважаемые.
Продолжаем тему, которая многим приглянулась – а именно о Гареме Султана Оттоманской Порты.
Сегодня поговорим о самом важном «активе» сложного института власти, которым мы договорились называть гарем. Да, речь пойдет о женщинах. В европейской, да и российской литературе их принято называть одалисками от турецкого odalık — «горничная, служанка». Однако такое именование не совсем правильно. Точнее,  совсем не правильно. Поскольку речь пойдет именно о женщинах Востока гарема, то есть, дамах, в нем проживающих, а не о рабынях, которые этот гарем обслуживали и делали всю черную работу. Ведь кому-то надо было подметать полы, заготавливать топливо, мыть, убирать, помогать на кухне, стирать и т.д. Определенно, это делала не султан-валидэ с «невестками».
М.  Беллони. Фаворит Гарема
Картина М. Баллони "Фаворит гарема"

Мы уже знаем, что главной женщиной и главой всего гарема была султан-валидэ с собственным штатом, куда входили и особы женского пола. Мать действующего султана можно называть вершиной вертикали власти сераля. Основой же были сами одалиски.
В гарем женщины попадали разными путями. Кого-то из маленьких девочек продавали или дарили родители, ибо знали, что девочка никогда не будет знать нужду. Кого-то привозили из завоевательных походов в Европу, кого-то просто дарили, а кто-то сам записывался.
Поступавшим во дворец девушкам, прежде всего, давали новое имя. Большая часть этих имен была тюркского или  персидского происхождения. Имена давались девушкам в зависимости от их облика, особенностей, а, возможно, и характера. Например, имя Хюррем (это я про Роксолану) можно перевести как «веселая, жизнерадостная».
2529
Внутренний   дворик Сераля

Каждая из одалисок, впервые попавших в гарем, была причислена к так называемой оде (малому двору) более высокопоставленных дам, о которых мы поговорим ниже. В одах они обучались различным премудростям, и отнюдь не только любовным. Вполне могло случиться так, что такая одалиска всю жизнь могла проработать, скажем, мастерицей по шитью золотом и не имела даже никаких шансов на эротические приключения. Те, кто был подарен, а не куплен для гарема, искусен и красив, постепенно выдвигались, чтобы попасть на глаза султану. Если тот удостаивал кого-нибудь из одалисок минимальным вниманием, оная переходила на следующий уровень, и таких девушек называли гюздех, что примерно можно перевести как «отмеченная». У нее появлялись свои покои и даже один-два слуги (или прислужницы). Следующий уровень – это фаворитка султана, то есть женщина, иногда делящая с ним ложе. Их именовали икбал. Это уже серьезная должность в серале, почетная и важная. Больше власти, больше драгоценностей, больше слуг, больше влияния. Каждая из икбал старалась как можно чаще доставлять султану интимные радости, так как увеличивалась вероятность забеременеть и родить мальчика.
Дж. Жан Леон Гаремные женшины кормят голубей во дворе
Картина Д.Ж. Леон "Гаремные девушки кормят голубей во дворе Сераля"

В этом случае была вероятность, что ее сделают одной из четырех кадин (или по-другому, хасеки) – неофициальных жен и самых влиятельных (за исключением султан-валидэ) женщин всего гарема. Статус кадины (хасеки) приравнивался к рангу официальной жены, а их покои, рабыни, евнухи, платья, личное имущество, драгоценности и получаемое от султана содержание соответствовали почетности и значимости их нового положения. Именно у них под началом были те самые оды, о которых упоминалось выше. В зависимости от того, в каком порядке она была выбрана, такой кадина и считалась. Так, она могла быть второй кадиной или третьей. Но в любом случае кадина предпринимала все возможное, чтобы сместить даму, стоящую на ступень выше. А теперь представьте, какое напряжение и «любовь» царили между этими полуофициальными женами, каждая из которых прорвалась из самых низов, обойдя на своем тернистом пути огромное количество соперниц (в гаремах, в зависимости от времени и желания султана, постоянно находилось от 300 до 1500 женщин). Надо было не только пробиваться в ранг первой кадины, пытаясь не упустить этот статус, а еще и всячески двигать своего сына, чтобы он стал новым султаном. В противном случае его участь (ну, и участь бывшей кадины) была не завидна.
746px-Tughra_Suleiman
Тугра (личный знак, символ) Сулеймана I Великолепного (Кануни)

Возникает вопрос, а что делал султан с надоевшими ему женщинами, а уж тем более с кадинами? Тут единого ответа нет. Все зависело от личности самого повелителя Оттоманской Порты. Кто-то, как уже упоминавшийся мной в предыдущих частях Сулейман I Великолепный, выдавал замуж женщин из своего гарема за высших сановников империи или же платил щедрую пенсию тем, кому не смог найти мужа, отпуская их жить в город. Или, что было гораздо чаще, их отправляли в особый дворец, называемый «старый Сераль», где женщины спокойно и без забот доживали свой век. А бывали и совершенно исключительные случаи. Увы, Ибрагим I однажды в пьяном и наркотическом угаре решил разом поменять весь свой гарем. За один день. Просто отдал приказ схватить всех женщин, зашить в мешки и утопить в Босфоре. Спаслась только одна. Вот так бывало…
413px-Ibrahim_I
Ибрагим I

Многих, конечно же, интересует, как происходил сам процесс выбора султаном той или иной женщины гарема для любовных утех. Так вот, с уверенностью могу сказать: мы понятия не имеем. Есть всего несколько источников, которые отчасти описывали эту интимную и интригующую процедуру, но возникают вопросы, не придумали ли это авторы или  не взяли ли за пример аналогии с тем же пекинским двором. Большинство авторов говорят о выборе с помощью яглыка (платка) зеленого цвета, который султан посылал с евнухом понравившейся ему даме. И о том, что эта дама должна была робко взбираться на ложе и на коленях, беспрестанно целуя одежду султана и край одеяла, продвигаться к нему
яглык
Яглык работы турецких мастеров того времени

Вот как описывает это венецианец Оттавио Бон: «…если ему нужна одна из них для того, чтобы она доставила ему удовольствие, или же он хочет понаблюдать за ними во время игр, послушать их пение и игру на музыкальных инструментах, он извещает о своем желании старшую кадину, которая немедленно посылает за самыми красивыми, с ее точки зрения, девушками и выстраивает их в длинный ряд в комнате. Затем она приглашает султана, он один или два раза проходит перед ними и останавливает взор на понравившейся. Бросив один из платков той, с кем он хочет провести ночь (она его сразу же подхватывает), он покидает помещение. Девушка, которой повезло, украшает себя с помощью косметики, потом ее наставляет и орошает духами кадина. Она проводит ночь с султаном в королевской опочивальне на женской половине, эта комната всегда готова для таких случаев. Всю ночь по приказу кадины в комнате посменно по два-три часа дежурили старухи-мавританки. В спальне постоянно горели два светильника: один у двери, где несла дежурство одна женщина, другой – в ногах постели, где была вторая. Женщины бесшумно менялись местами, ничем не нарушая сон правителя. Встав утром, султан полностью переодевался и оставлял наложнице старую одежду со всеми находившимися в кошельках деньгами. Возвратившись в свои покои, он посылал ей подарки: одежду, драгоценности и деньги – в зависимости от того, какое удовольствие она ему доставила. Так он поступал и со всеми другими женщинами; с теми, к кому он благоволил больше, он был щедрее…» Как видите никаких «робких влезаний», хотя платок присутствует.
Рудольф Эрнст
Одна из "гаремных" работ Р.Эрнста

А вот леди Мэри Уортли Монтегю, воспоминания которой воспринимаются как наиболее достоверные, так как она максимально близко из европейцев соотносилась с гаремом – была товаркой первой кадины Мустафы II и даже мылась с гаремными барышнями в бане, прямо говорит о том, что и платок тоже не использовался – это миф. Хотя, возможно, процедура менялась. Все возможно.
Но вернемся к Мэри Монтегю. В своих письмах сестре она оставила любопытные воспоминания об одежде, моде и быте гаремных женщин. Если к этому есть интерес, я готов написать дополнительную часть. Дайте знать, уважаемые читатели!

Фаббио Фабби одаоиски
Ф.Фаби Одалиски

Но пока, пожалуй, будет уместно привести отрывки из сочинений некого Бассано да Зары, который в середине XVI столетия имел возможность наблюдать некоторое время за гаремными барышнями, чтобы примерно представить, как они могли выглядеть. «Они обожают черный цвет волос, и, если женщина не имеет его от природы, она добивается его искусственными средствами. Блондинки и седые используют краску, которой красят хвосты лошадям. Она называется хной. Ею же красят ногти, иногда всю кисть и ступни ног; некоторые красят лобок и живот на четыре пальца над ним. Для этого они удаляют с тела все волосы – у них считается грехом иметь волосы в интимных местах. Волосы на голове женщины украшают ленточками,  свисающими ниже плеч… Косметикой они пользуются значительно больше, чем представительницы какой-либо другой из виденных мной народностей. Они густо красят брови чем-то черным, некоторые закрашивают и пространство между ними так, что создается впечатление, что брови срослись, – с моей точки зрения, это выглядит очень некрасиво. Губы они красят в красный цвет – я думаю, они научились этому у гречанок или жительниц Перы, уделяющих этому очень  много внимания. У них большие груди и кривые ноги – последним они обязаны сидению на земле со сплетенными ногами. В основном они все очень толстые, так как едят много риса с мясом кастрированных быков и сливочным маслом – намного больше, чем едят мужчины. Они не пьют вина, а только подслащенную воду или сервозу [травяное пиво], приготовленную особым способом».
Восток дело тонкое
Как говаривал товарищ Сухов  "Восток, дело тонкое.." :-)

Ну, и под конец повествования расскажу о конце гарема. Нам не дано установить точную дату, когда появился первый гарем султанов Оттоманской Порты, но зато точно известно, когда он был упразднен и распущен. Произошло это в 1909 году, и об этом никто лучше не расскажет, чем очевидец тех событий, англичанин Фрэнсис Маккулла. Хотя  кусок его текста достаточно большой, приведу его полностью: «Из множества двигавшихся по улицам города в эти дни скорбных процессий, сопровождавших падение былого величия, одной из самых печальных была процессия женщин из гарема султана, перебиравшихся из Йылдыза во дворец Топ-капы. Этих несчастных в возрасте от 15 до 50 лет было так много, что для перевозки их вместе с прислужницами потребовался 31 экипаж. Часть женщин была отправлена в старый Сераль в Стамбуле, но этот дворец первых султанов пришел в такое ветхое состояние, что был признан неподходящим для их проживания, и дамы были возвращены в Йылдыз. В конце концов, их всех собрали в Топ-капы и устроили там самое необычное мероприятие, которое когда-либо проводилось в стенах этого дворца. Общеизвестно, что большинство женщин в гаремах турецких султанов были черкешенками – благодаря природной красоте женщины этой национальности ценились очень высоко и, соответственно, стоили очень дорого. Поскольку гарем Абдул-Хамида в этом плане ничем не отличался от других, правительство Турции телеграфировало в деревни черкесов в Анатолии, уведомляя о том, что семьи, чьи представительницы находились в гареме бывшего султана, могут забрать своих родственниц домой, независимо от того, были девушки первоначально проданы в гарем собственными родителями или же, что тоже периодически случалось, были уведены из родного дома силой.
0_ae50a_106f2c36_XL
Внутренние покои Топкапы

И вот в Константинополь двинулись толпы горцев-черкесов в живописных одеждах; в установленный день их всех впустили в старый дворец Топ-капы. Там в присутствии специальной комиссии их проводили в длинный зал, целиком заполненный наложницами, кадинами и одалисками свергнутого султана. Женщинам разрешили открыть лица. Последовавшая за этим сцена была невероятно трогательной: дочери падали в объятия отцов, которых не видели много лет, сестры обнимали братьев, а бывало и так, что родственники, никогда прежде не встречавшиеся, могли установить свое родство только путем долгих выяснений и воспоминаний.
Внимание свидетелей этой необычной сцены не мог не привлечь контраст между нежным цветом лица и дорогими нарядами женщин и грубой, обветренной кожей приехавших за ними бедно одетых горцев; было заметно, что в некоторых случаях родных просто ошеломили красота, утонченные манеры и богатые одежды их соплеменниц. Однако складывалось впечатление, что последние были очень рады уехать из дворца, и, как правило, не теряя времени, они собирали свои вещи и покидали его, иногда после нежного прощания с другими одалисками. Так получили свободу 213 невольниц.

Абдул Хамид II
Последний султан Абдул-Хамид II

Однако воссоединение во дворце Топк-апы не для всех было радостным: многие мужчины не нашли своих родственниц. Кто-то из девушек умер, других казнил Абдул-Хамид, третьи после свержения султана были увезены им в Салоники или тихо перекочевали в гаремы членов семьи султана, которым они приглянулись. Многие женщины, особенно не первой молодости, были чрезвычайно огорчены, что за ними никто не приехал. Вероятно, их родные умерли или перебрались на другое место или же просто не захотели приводить в свои бедные хижины в горах уже немолодых женщин, привыкших к дорогим еде и вещам и забывшим язык, на котором говорили в детстве… Несчастным женщинам, скорее всего, выпала участь провести остаток своих дней в компании себе подобных – из гаремов предыдущих султанов, – которые живут во дворце Топ-капы и, в лучших традициях «Арабских ночей», громко вздыхают за его забранными решетками окнами да иногда роняют розы и надушенные носовые платочки перед проходящими по улице под окнами дворца привлекательными юношами».
На этом, пожалуй, закончу. Надеюсь, вам было интересно читать эти строки. Напомню, что если есть интерес – напишу дополнительный пост о жизни Роксоланы, а также об одеяниях и быте гаремных дам (на взгляд леди Монтэгю).

Приятного времени суток!
Tags: id77, Женская история
Subscribe
promo otrageniya декабрь 1, 11:52 124
Buy for 300 tokens
Что бы мы делали без наших мам и бабушек?! Вот ведь верно говорят, пока живы родители, ты еще ребенок. Но даже ушедшие они все еще берегут твое детство, сохраняют тебя для тебя же, самим собой уже давно забытого. И тихо посылают тебе напоминания, маленькие якоря…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments