Элла Гор (cherry_20003) wrote in otrageniya,
Элла Гор
cherry_20003
otrageniya

Пустыня вокруг...

   
     Как объяснить какой она была? Обрисовать ее очертания в воздухе, как очертания холма или горы? Она была у нас в экспедиции почти год. Я видел ее, разговаривал с ней. Мы постоянно находились рядом. Позже, когда мы оба поняли, что хотим друг друга, все предыдущие сцены и разговоры ожили в нашей памяти, но теперь они предстали в другом свете: нервное пожатие руки над обрывом, взгляды, которые остались незамеченными или были неверно истолкованы.

      В то время я редко бывал в Каире, где-то один месяц из трех. Я работал в Отделе египтологии над своей  книгой «Последние исследования Ливийской пустыни», и с каждым днем расстояние между мной и текстом уменьшалось, пустыня словно переместилась на его страницы, я даже чувствовал запах чернил, стекающих с вечного пера.   И в тоже время  я боролся с ее незримым присутствием. По правде говоря, когда я писал свою короткую, в семьдесят страниц книгу, я писал сжато и по существу, прилагая карты путешествий, я был уже одержим ею – представлял ее рот, нежную  кожу под коленом,  гладкую равнину спины. Я не мог убрать ее тело со страниц. Мне хотелось посвятить монографию ей, ее голосу, телу, я представлял как оно, медовое, поднимается с постели, словно терракотовая амфора, однако посвятил эту книгу королю. Понимая, что иначе такая одержимость станет предметом насмешек и будет снисходительно принята с вежливым и смущенным кивком головы.


           Я вел себя с ней сухо и сдержано вдвойне. Это у меня в характере. Словно стесняешься собственной наготы. Европейцам это свойственно. И это было естественным для меня – перенести  ее в мой текст о пустыне, а на людях закрыться от нее металлическим щитом.

Страстная поэма вместо женщины,
Которую любишь или готов полюбить,
Роман на бумаге вместо настоящего романа.

          На лужайке Хассанейн Бея – величественного старика, который прославился в экспедиции 1923 года, – она подошла ко мне с правительственным секретарем Раунделлом, поздоровалась за руку, попросила его принести ей что-нибудь выпить, повернулась ко мне и сказала. «Я хочу, чтобы вы меня похитили». Я чувствовал  себя так, словно она вложила мне в руку нож. Через месяц я стал ее любовником. В комнате над восточным базаром, к северу от улицы попугаев.


        Я опустился на колени в коридоре с мозаичным полом, зарылся лицом в складки ее платья, соленый вкус ее пальцев у меня во рту. Мы стояли неподвижно, словно странная скульптурная группа, пока не принялись утолять свой голод. Ее пальцы выцарапывали песок из моих светлых волос.
             Вокруг нас был Каир и пустыня.

(из романа М. Ондатже «Английский пациент»)
Tags: cherry, Лики любви, Магический реализм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments