teplenkij (teplenkij) wrote in otrageniya,
teplenkij
teplenkij
otrageniya

Утиные истории

Barnacle_Geese_003 Морской желудь, отломившийся
от корабля, превращается в казарку.
(Старинное матросское поверье).


Утверждают, что существует на свете некое дерево, рождающее плоды, из которых со временем выводятся живые утки или гуси. Гуси те самые настоящие и даже съедобные, более того, вполне себе постные, так как не выводятся из яйца и, следовательно, как бы не птицы вовсе. Тем они и прославились, частенько попадая на стол монахов и даже иерархов церкви во время поста. Понадобился специальный декрет, который поставил оного гуся вне закона, исключив его из постного меню. Обычно сей Magnum opus приписывают Папе Иннокентию III. Но откуда же взялась сама идея о том, что гуси могут расти на деревьях?
«Из смолы, сочащейся из корабельного леса под действием солнечного тепла и собирающейся в капли, рождаются утки. Позже всех других частей тела у них развивается клюв. Когда же и он окончательно сформируется, утки соскальзывают в воду. Так утверждает в своих «Экзотерических упражнениях» Скалигер. Известно прославленное многими шотландское дерево, приносящее такие же побеги. В засушливое лето 1615 г. мне довелось видеть в Линце веточку можжевельника, принесенную с заброшенных полей на берегах озера Траун. Эта веточка породила насекомое неизвестного вида, по цвету напоминавшee рогатого жука. Передняя половина тела этого насекомого уже отделилась от веточки и медленно шевелилась, а его задняя половина, приклеенная к веточке, состояла из смолы можжевельника.» Пишет знаменитый астроном Иоганн Кеплер в сочинении: «Сон, или Посмертное сочинение о лунной астрономии».
Об этом суеверии упоминает Марстон в "The Malcontents" (1604): «...Как тот нарост на днище корабля, Был червяком и превратился в птицу», и подробно описывает монах Геральдус Камбренис: «Я сам видел, как более тысячи таких существ, и заключенных в раковины и уже развитых, сидят на куске коры. Они не несут яиц и не высиживают их; ни в одном уголке земного шара нельзя найти их гнезд… Кто может усомниться в этом? Если наши предки были сделаны из глины, что удивительного в том, что птица может возникнуть из дерева?»
Гусь якобы вырастал на обломках корабельных досок, носящихся по морским волнам, и имел первоначально вид капелек смолы. Затем гусь прикреплялся клювом к дереву и выделял, ради безопасности, твердую скорлупу. Окруженный ею, он жил спокойно и беззаботно. Шло время, и гусь получал оперение, сваливался со своего обломка в воду, начинал плавать. В один прекрасный день он взмахивал крыльями и улетал.
Другой ученый монах  - Конрад Геснер, славился тем, что был более строг во время поста и более сведущ в зоологических вопросах. Несмотря на морских чудовищ, плавающих по волнам его сочинений, Геснер одним из первых стал критически подходить к подобным рассказам. Вот и истории о древесных гусях Геральдуса показались ему подозрительными. К тому же авторитетнейший Альберт Магнус, считал, это полным абсурдом и бесстыдной ложью. Чтобы прояснить вопрос, Геснер пишет в Ирландию, где будто бы обитает такой гусь, монаху Октавиусу, слывшему правдивым человеком. Ответ гласил: «Верой, которой я служу, заверяю, что всё сказанное Геральдусом о происхождении этой птицы есть правда».
pic_0333

Очень часто в популярных материалах по развитию эволюционного учения упоминаются эти самые т.н. бернакельские гуси или берникли, яркий пример мракобесия предков наших. Надо же – верить в подобную нелепость! Дикари-с!

Бернакельские гуси окончательно  оторвались от днищ средневековых судов, (в ранних источниках под «деревом», подразумевалось либо корабельное днище, заросшее ракушками, либо просто дерево, достаточно долго пробывшее в воде), и поселились на особенных, растущих на суше деревьях, чьи описания чаще всего поминаются в книжках, посвященных бестиариям.
В начале XVII века, некий Дюре, дал описание дерева, приносящего чудесные плоды. Если они падают в воду, то превращаются в рыб, а упав на сушу — в птиц. Дюре нарисовал это дерево, и выглядело оно для того времени весьма убедительно. В качестве примера, в рунете чаще всего попадается, правда, «Бестиарий» современного польского фантаста Анджея Сапковского:

БЕРНИКЛОВОЕ ДЕРЕВО
Чудо из чудес, вместо плодов всяких гусей живых родит. Когда подходящий час подоспеет, дерева сего ветки густейшие ракушками обвешиваются, ровно яблонь яблоками. Ракушки оные взрастают, а затем скорлупка их лопается и раскрывается. Ежели кто поблизости пребывает, тот видит, как из скорлупы той раскрытой птичьи ноги перепончатые, дергаясь потешно, висят, а вскорости и цельные птицы гогоча из скорлупы вылупляются, совсем выросшие и к летанию готовые. Птицы сии, берниклями называемые, размером гусей поменее, а уток поболее будут. Древа такие — зело редко однако — встретить можно на Оркадских и Шетландских островах, как то удостоверяет англичанин сэр Джон Герард в своей “General Historic of Plantes”.
Barnacle_Geese_001   Barnacle_Geese_004

Мне не ведомо, существует ли подобный труд в действительности, терзают только смутные сомнения: не есть ли Чичиков переодетый Наполеон сэр Джон Герард тот самый Геральдус Камбренис (Giraldus Cambrensis), он же Джеральд Уэльский (Gerald of Wales) (ок. 1146 - 1223), архидьякон, историк, автор семнадцати или около того трудов, в том числе: "Топографии Ирландии"  1187 г, где кроме истории постных гусей рассказывается о бобре, добровольно кастрирующем себя, чтобы не попасть в лапы охотников, одноногой скопе - птице и о ведьмах, зимними ночами принимающих облик зайцев, чтобы сосать вымя чужих коров и красть молоко.
Само слово Barnacle, в английском обозначает ракушку усоного рачка (Cirripedia) или же «морскую уточку» (Lepadidae), бича мореходов, и не только средневековья. В наше время самой частой причиной ремонта судов остается обрастание днища ракушками. Внешнее сходство этих созданий снедоразвившимся гуськом и послужило пищей для монахов легенды.

1751
Бернакельский гусь - Barnacle-geese, таким образом, означает не гуся из некоего Бернакеля, как решили некоторые толкователи, комментаторы и через их посредство - почтенные учителя биологии, а вполне реальную птицу -  «белощекую казарку». Впрочем, заблуждение это целиком наше посконное. В англовики в статье о казарке можно найти и упоминание об этом поверии, давшем им такое многозначительное имя. Казарки всегда появлялись словно бы из ниоткуда, огромными стаями,во время пролета на север или с севера. И никто не знал, где и как они размножаются. И Геральдус, очевидно не врал, утверждая, что видел их тысячами. Как не поверить, глядя на подобных существ, кишащих на любом дереве, достаточно долго пробывшем в морской воде. Такая вот вышла история с зоологией. На постном масле!
Tags: Вот так история!, Животные, История, Мифы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments