Дети и горы

Обычно дети очень любят кататься во дворах с горок, высотой около 2 м. А я летом 1974 г. предложил своему сыну Диме (тогда ему было 5 лет) и племяннику Вадиму (12 лет) аналогичным образом скатиться с горки высотой около 300 м!!! Представляете с каким восторгом дети восприняли эту идею, как загорелись их глаза!!!

Для этого нам надо было во время нашего ежегодного похода в горы пройти через перевал «Ак» (1 А категория сложности, высота 3500 м) в долину реки Узункол. Я знал, что спуск с этого перевала идеально подходит для намеченной цели. Склон совсем не крут (очень большую скорость не разовьешь) и заканчивается длинным горизонтальным участком. А толщина снежного покрова многократно превосходит высоту камней на склоне. 

Для спуска с таких склонов на «пятой точке» на снег кладется пленка, потом достаточно толстая прокладка (на случай, если встретится камешек), а сверху садишься сам.  

Дима на перевале Ак на фоне Эльбруса

Когда мы подошли к перевалу, нас догнал старый альпинист-одиночка, на вид около 65 лет. Выяснилось, что мы идем одним маршрутом, и он решил нам помочь, т.е. сопровождать нас при переходе через перевал. Нашу идею спуска он отверг категорически, только рубить ступени и спускаться очень осторожно, лучше связавшись веревкой. Мои попытки доказать, что спуск абсолютно безопасен, им никак не воспринимались . Дети приуныли. 

Еще альпинист рассказал детям много разных историй, в том числе, что происходит с рюкзаками, которые туристы спускают по снежным склонам с перевалов для облегчения своего спуска. Как рюкзак сначала медленно катится, телеп-телеп-телеп, затем ускоряется, рвется, и как из него начинают в разные стороны разлетаться вещи.

Пройдя перевал, начали спуск (от веревки отказались из-за достаточной пологости спуска). Первым шел альпинист, затем моя жена, Вадим и, последним, я с Димой. Вдруг жена поскользнулась, сбила с ног альпиниста, причем так, что он не смог воспользоваться ледорубом для торможения, и вместе с ним проехала до конца спуска, оставляя в снегу траншею, примерно 30 см глубиной. 

Альпинист стал кричать, давая указания Вадиму спускаться осторожно. Но Вадим не смог вытерпеть такой несправедливости (он съехал, а мне нельзя!), поэтому плюхнулся в траншею и скатился вниз следом. Красота! Какая скорость! И снежные брызги на два метра вверх и в стороны, как бывает, когда катаешься на водных лыжах!

Спуск с перевала

Альпинист, сняв свой рюкзак и положив его в траншею, кричит снизу, а у Димы на глазах навернулись слезы, смотрит на меня умоляюще. Я сел на снег, посадил на колени Диму, и мы поехали. Траншея уже была укатана, мой вес больше, чем у Вадима, поэтому я набрал  более высокую скорость. Альпинист кричит: «Тормози, тормози!», я пытаюсь притормозить, как могу, но все равно врезаюсь ногами в его рюкзак. Рюкзак начинает медленно катиться: телеп-телеп. И тут Дима подкладывает свой язык: «А когда из рюкзака начнут вещи вылетать?» 

Альпинист в сердцах глянул сердито на нас, повернулся и молча пошел вниз, подобрав по пути свой рюкзак. Когда мы следом спустились до края снега, увидели, что он сидит на камне, поджидая нас. Убедившись, что с нами все в порядке, и поговорив (я попросил извинить нас), он отправился вниз в альплагерь. 

А мы переоделись (на Диме оказались сухими только маленькие кусочки  резинки на трусиках) и отдохнули. Спустившись чуть ниже, мы увидели, что вокруг очень красивое место, зеленая трава, море цветов, множество ручейков, вытекающих из ледников, и решили здесь заночевать. А ночью проснулись от какой-то тяжести. Я с трудом вылез из палатки. Оказывается, выпал снег, толщиной около 40 см, и палатка рухнула. А утром солнышко припекло так, что дети играли в снежки в одних трусиках. 

Игра в снежки

Днем спустились к лесу. А там - море черники. Белых грибов – хоть косой коси. Решили остановиться. Дети начали «пастись», мы стали собирать грибы на ужин (лучше, чем сухари и консервы). Нас увидела толпа чумазых детей из соседнего коша (летнего жилища пастухов с загоном для скота). Они тоже принесли нам гору грибов в подолах платьев и рубашек. На вопрос: «Почему они не отнесли эти грибы мамам?» - один из них, лет четырех, выпятив оголившийся живот, гордо ответил: «Карачай грибы не ест!».

Наши дети после нескольких дней похода ничем не отличались от этих детей, были такими же чумазыми. Поэтому мы несколько раз, посмеиваясь, обозвали Диму: «Карачай». Мы приготовили прекрасный ужин: грибной суп, жареные грибы, черничный кисель. После ужина говорим Диме, перемазанному до ушей киселем: «Ты хоть пойди, морду вымой». А он в ответ, гордо выпятив живот, ответил: «Карачай морду не моет!»

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.