Александр Дятлов (aborigenarbata) wrote in otrageniya,
Александр Дятлов
aborigenarbata
otrageniya

Воспоминания старого химика

Колонна тяжелых фракций
На мысль написать этот пост навела информация о том, что в парке «Зарядье» под стенами Кремля молодые люди занимаются сексом.
Как отметил главный архитектор Москвы Сергея Кузнецова: «У нас в „Зарядье“ сейчас наблюдают небывалое количество случаев занятий сексом влюбленных пар. Имеются видеозаписи». Он подчеркнул, что новый парк настолько красив, люди приходят туда не только ради селфи и редких видов растений. Гости не могут устоять от этой атмосферы и занимаются сексом под березами, на газонах и лавках. По его словам, это связано с тем, что люди чувствуют себя «безопасно и комфортно». Мысль Сергея Кузнецова удивительно точна: заниматься сексом в строго охраняемой зоне напротив Кремля безопасно, а гулять с девушкой по близлежащему мосту через реку - чревато, могут ведь и застрелить.
Но вернемся к сексу.
Ровно 50 лет назад летом 1968 года состоялась моя первая длительная командировка на пуск установки в цеху газоразделения на Грозненском химическом комбинате. Здесь следует отметить, что в эти годы город Грозный представлял собой мощный нефтеперерабатывающий и нефтехимический кластер. Одних заводов по переработке нефти было три. В Москве один, а в Грозном три. Грозненский химический комбинат представлял собой крупный нефтехимический комплекс, с выпуском продукции самого широкого ассортимента. В целом в объединении «Грознефтезаводы» работало несколько десятков тысяч человек.
Меня в качестве представителя института, разработчика технологии, руководитель группы направил в смену, начальником которой был молодой парень — высокий, красивый блондин на год-полтора постарше меня. Его все звали Гансом, хотя при рождении он получил православное имя. Гансом его прозвали в шутку, т. к. он был зачат в одной из северокавказских республик, временно оккупированной немцами. Он совершенно не обижался на эту кличку, поэтому его настоящее имя я и не помню. Учитывая довольно непростую бытовую обстановку в Чичено-Ингушской автономной республике, Ганс взял надо мной шефство, тем более мы проживали рядом в поселке Черноречье, недалеко от Грозненского моря.
Моей задачей было - снятие с самописцев и датчиков показателей работы установки и термических параметров, кроме этого, контроль за правильностью отбора лаборантом проб с различных многочисленных пробоотборников. Поэтому значительное время я проводил на промплощадке, поднимаясь по лестницам до самого верха этажерки вместе с сотрудницей Центральной заводской лаборатории (ЦЗЛ). Наша установка была не самая высокая в цеху, рядом находилась колонна-монстр: «Колонна тяжелых фракций» высотой 90 метров.
Как-то похоже.


Нетрудно было заметить, что и на эту колонну-монстра взбирались разнополые пары молодых людей. Я как-то спросил сотрудницу ЦЗЛ: «А что там тоже идет обследование?», которая в ответ посмотрела на меня и только хитро и весело прыснула.
Интрига состоялась. Я разумеется задал тот же вопрос Гансу. Его ответ ввел меня в ступор: «Трахаться они туда лазают! С верха колонны видна вся долина реки Сунжа до снежных гор Большого Кавказа, красота необыкновенная и никто не мешает».
«А, если другая пара полезет, что тогда?» - спросил я.
«Не полезет. Перед тем как влезать на колону они оставляют у первой царги крючок». (приспособление для открытия и закрытия вентилей). «Люди видят крючок, значит место занято».
Я офигел. Подняться по лестнице вверх на 90 метров и после этого еще и потрахаться, это же какой «хошь» в организме надо испытывать.
Конечно, ни красота природы, а безвыходное положение молодых людей играло здесь первостатейную роль. Тысячи их, собранных по оргнабору со всего света, проживали в общежитиях, куда лицам противоположного пола вход был строжайше запрещен. Не знакомый с жизнью в этой республике, может предположить, а как же горы, поляны у горных рек, пикники на природе, что места мало в этой горной стране для романтических свиданий. Нет, красивейших мест в этом регионе с избытком, но коренное население, как бы помягче сказать, не приветствует подобные расслабления на природе.
Вот и вынуждены были юнцы и девицы приспособить колонну для гормонального удовлетворения.
Лето и осень пролетели быстро и группа вернулась в Москву для анализа и обсуждения полученных результатов. Вновь мы появились в Грозном уже весной в апреле следующего года для ввода в систему АСУ ТП уточненных параметров работы установки. Опять отбор проб, верх-вниз по лестницам, а на промплощадке у КТФ никого, заросла тропа влюбленных.
Я к Гансу: «А что случилось, парни бром стали в обязательном порядке пить?» «Нет, ни бром» - ответил Ганс и продолжил: «Двое грохнулись с колонны с самого верха, так со спущенными штанами и летели». Со штанами было понятно, спецодежда на химических предприятиях не предусматривает юбок.
Оказалось, что за длительное время «эксплуатации» сварка леера, ограждающего небольшую площадку наверху колонны, не выдержала очередного напора человеческих тел и леер отвалился. Леер сварили заново, а, чтобы не допустить несанкционированное проникновение, на первом этаже цеха у входа на колонну-монстра приварили дверь с замком.
Я взял в операторской ключ и впервые поднялся на КТФ. Действительно, вид с нее открывался незабываемый: на Юго-Западе огромные снежные горы, залитые солнцем, красочная долина Сунжи, на Северо-Востоке перспектива красивейшего города Грозный. Это последнее, что ребята видели перед смертью.


Tags: aborigenarbata, Вот так история!, Из жизни, Лики любви
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 30 comments