Обратная связь (айфон 13 модели) ч. 3

Закономерным логически выверенным прорывом потребительского бума, конечно, стала возможность управления электронными приборами с помощью смартфона. Электронные замки дверей, запуск системы зажигания автомобиля и все бытовые приборы были подключены к интернету. Удобство было неоспоримым, но не гарантировало своему владельцу безопасности и невмешательства в его частную жизнь. Параллельно этому получили развитие индивидуальные сенсоры на основе отпечатков пальцев в замках домов и автомашин. Они не только замеряли температуру твоего тела, но и частоту пульса, храня эти данные и составляя твой суперпортрет. В случае любого подозрения сенсоров тебе необходимо было дополнительно произнести кодовое слово и набрать цифровой код. Всевозможные замки и ключи перебрались на полки антикварных магазинов. Всё это выглядело современно привлекательно и успокаивающе до очередного громкого скандала, именовавшегося «синдромом Сноудена». Нигде и никогда государство не прекращало практику знать всё и обо всех, какие бы ценности жизни оно ни пропагандировало. Добавив сюда преступные и корыстные интересы различных групп общества, и можно было только ужаснуться действительной уязвимости каждого современного человека. 

Решение было найдено в использовании голосовых команд и ограничении радиуса приёма сигнала в бытовых приборах. Это было возможно осуществлять и без выхода в интернет или использования телефонной сети. Люди стали отдавать голосовые приказы окружающей их бытовой электронике. Сначала те, что побогаче, получили возможность руководить домом с помощью центрального устройства. Они его называли по-разному и общались с ним поначалу как с безмолвным слугой, но с каждой последующей модификацией это всё больше и больше напоминало общение с простейшим псевдоинтеллектом. Последние модификации приборов уже улавливали температуру твоего тела и интересовались твоим самочувствием, обращая на это твоё внимание. По твоему желанию они следили за теленовостями и спортивными трансляциями, автоматически записывая их в твоё отсутствие дома. Для тех кто не мог позволить себе купить всё сразу, оставался выход руководить каждым бытовым прибором по отдельности, добавляя в обстановку дома всё новые и новые приборы, а уж потом переводить их под единое управление. Единственный голосовой пульт управления всем и вся, смартфон двенадцатого поколения, уже давно стал самой необходимой вещью в жизни. 

В принципе это уже был симбиоз трёх изделий: смартфона, планшета и ноутбука. В последнее время все они по отдельности имели функции телефонной связи любого поколения и диапазона. Необходимость вывода на экран множества изображений одновременно во время связи и одновременная работа на них создала единый прибор с двумя экранами, находящимися в одном поле видимости. Видеоконференция с множеством абонентов или просмотр любой информации – фильма, спортивных состязаний и тому подобное с одновременным сеансом видеосвязи стало обычным делом. Просто размеры нового устройства переместили его с заднего кармана джинсов в забытый на ноге более объёмный боковой. Это немного изменило стиль одежды для большинства населения планеты. Впрочем, индустрия моды быстро подстроилась, и разновидности существовали в виде других карманов или многообразия новых чехлов типа женских сумочек, мужских папок, портфельчиков и тому подобное. 

Дистанционный микро-пульт самого смартфона стал первой вещью, которая крепилась к телу человека намертво, как пирсинг на ухе. Микрофон вытягивался из него прозрачной телесного цвета синтетической нитью и приклеивался к щеке или в уголке губ. Это практически свело к нулю попадание посторонних шумов во время связи и необходимость повышать голос. Включить кофеварку, тостер, кондиционер, экран настенного монитора или набрать воду в ванную стали обычными ежедневными голосовыми командами для большинства людей. И первым, с кем больше всего за день общался человек, стал его смартфон. С самого утра на вопрос: “Ты где?”, он мог залаять или промяукать нежно, но мог отозваться и рычанием диким или взреветь мотором мощного грузовика. Ответить тебе любой из фраз, которую ты записал ему на этот случай. Не говоря уже о включающейся автоматически его подсветки или загорающегося экрана монитора с заказанной фотографией. Он сам подавал тебе сигнал, если ты удалялся от него на расстояние более двадцати пяти метров, напоминая о себе и указывая своё местоположение, непрерывно сигналя. Его нельзя было забыть в кармане, в сумке, в машине или в доме. И уже трудно было понять, кто кого контролирует. Ты не мог жить без него, а он не хотел существовать без тебя. Неоспоримый восторг поначалу вызывала и самооткрывающаяся крышка монитора в моделях типа мини-ноутбук. Основной сквозной экран мог работать, как и в старых планшетах, подстраиваясь под тебя автоповоротом, если нужно. Но, имея два слоя мониторов, экран создавал эффект суперглубины и объёма изображения. Яркость, чёткость, свет и тень сама распределялась между слоями мониторов, почти стирая различие с реальным изображением. Но самых продвинутых пользователей сети интересовала возможность десятипальцевого набора текста на первом экране, так как проекционная клавиатура работала только на ровной поверхности. Единственный прогресс заключался в том, что теперь никто не хотел отрываться от изображения во время набора текста, и он печатался на первом экране. Даже с наличием функции голосового набора текста, многие категории людей предпочитали всё ещё общаться с окружающими при помощи пальцевого набора текста. Поэтому для многих это оставались единственные слова, сказанные за день конкретно кому-то, а скорей чему-то.  Но верхом мечтаний стала модель с выезжающим вторым супертонким экраном из боковой панели. Она появлялась автоматически, когда основной экран не справлялся с множеством необходимых активных рабочих окон. Её можно было отделить от устройства и закрепить где угодно в радиусе трёх метров без потери качества изображения. Раскрепляющимися Г-образными панелями экран также мог быть увеличен до размеров двадцати семи инчей по диагонали. Сочетание проекционного и голографического изображения делали картинку невероятно чёткой и объёмной. Компании работали над усовершенствованием голографического изображения в надежде окончательно отказаться от мониторов, и думаю, что вскоре это тоже произойдёт. На сегодняшний день у голографического изображения отсутствовали полноценные сенсорные возможности.  

Необходимость в стационарном рабочем месте утратила своё значение для большинства технокомпаний, экономя траты на дорогую недвижимость и разгружая транспортные потоки мегаполисов. Половина персонала подобных компаний уже давно работала, не покидая своего дома. 

Это не были первые десятилетия добровольного затворничества, но они стали самыми массовыми за последнее время. Людей всё ещё выгоняла на улицу жажда развлечений. Они также были воспитаны коллективной терапией решения всех своих проблем. Ежедневное кратковременное посещение парков и любование живой природой стало воспитанной нормой. Коллективное занятие спортом или уход за своей внешностью перемещались во всё более крупные здания, напоминающие площади торговых центров с максимальной вместимостью и разнообразием предлагаемых услуг. Суперцентры спорта и красоты естественно разбавлялись сетями кафе и ресторанчиков, встроенных в каждое свободное место. Крупный бизнес и государство, движимые собственными интересами, всё ещё заботились о том, чтобы сохранить в людях потребность хотя бы живого визуального контакта друг с другом, сохраняя уровень навязанного среднего потребления и разжигая зависть следующих ориентиров, доступных сегодня лишь очень обеспеченным согражданам.  

Новый язык программирования, включающий в себя так называемые подсимволы или надсимволы, содержащие в себе тысячи, а возможно и десятки тысяч стандартных символов старого языка команд и графических приложений, невероятно увеличил скорость их работы и столь же кардинально сократил объёмы для их хранения. Обязательное базовое сжатие информации шагнуло на новый уровень. Выносной жёсткий диск размером в самую маленькую монетку хранил в себе сотни терабайт информации и позволял снова стать независимым от хранения информации в облачных серверах. 

Мир не стоял на месте, но развивался как-то хаотически, волнами, не связывая один прорыв с необходимостью выравнивания других направлений. Всё подчинялось законам потребительского безумия умело направляемого рекламой, которая давно превратилась в своего рода религиозную пропаганду. Три поколения виртуального пространства и информационных технологий воспринимают рекламу как религию, которой необходимо следовать неукоснительно. Дожив благополучно до первых седин, им всё ещё до сих пор казалось, что в любом случае весь остальной мир должен их как минимум кормить, одевать и обслуживать, как это делали десятилетиями их родители и дедушки с бабушками. И все их виртуальные игрушки и отношения это и есть настоящий мир. 

И уже внуки первого поколения интернет-паутины верили в то, что кока-кола это природный источник, только газируемый и разливаемый по банкам на заводах. И что разнообразные хлопья и картофельные чипсы растут где-то на полях. Подавляющее большинство из них десятилетиями не замечало ничего вокруг, кроме своих игр и пустой бесконечной переписки. Многократно дублированные за день однотипные фразы или удачное словосочетание рассылались десяткам, а то и сотням виртуальных друзей возвращаясь таким же практически однотипным потоком ответов, убивая всё время и освобождая от тяжёлой работы – думать. Десятилетиями они отвечали только «нравится» или «нет», нажимая на нужный символ под информацией, и требовать большего от них уже было невозможно. Быть в курсе того, что обсуждают все без анализа ценности для себя полученной информации, стало обыденной нормой. Сделать паузу и обдумать полученную информацию или происходящее у них не было времени, и была выработанная боязнь упустить неизвестно что, выпав из этого стремительного потока, в который ты потом не вернёшься без титанических усилий и окажешься не таким, как все. Ориентиры им были уже заданы, а заветным желанием для подавляющего большинства было воплотиться в одного из героев любимой игры, перестать ходить на эту унылую работу и остаться жить в своей игре навечно. В мире всё равно что-то происходило, и они обязательно узнавали об этом, когда наступала их очередь это покупать. 

                                   ( продолжение следует завтра) 

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.