Обратная связь (айфон 13 модели)

Если бог и сотворил землю и всё живое на ней, то разрушит её человек, доказывая, что он сильнее. Хотя, как говорится, ломать – не строить. 

Новомодные размышления о виртуальном мире с его путешествиями и пространствами ничто по сравнению с миром человеческих чувств и фантазий, миром человеческого разума, переплетающегося с энергией мысли, уходящей в необъятную вселенную и живущей там вечно, среди бескрайних просторов неизвестного вещества и пустоты из которой рождаются звёздные галактики и миры. Особенно ты осознаёшь это, когда держишь в руках жёсткий диск умершего компьютера. Насколько мал и ограничен размерами этот корыстный мир виртуального пространства оцифрованной человеческой жадности. Мир тотального контроля за толпами глупцов, собирающими лайки на Фейсбуке в надежде прославиться и обернуть для себя это в материальное благополучие. Единичные островки энтузиастов – романтиков интернета постепенно сгорают, как кометы, в плотных слоях атмосферы человеческой жадности. Ты выбрасываешь на свалку умерший компьютер с его быстродействующим многоядерным процессором, с его суперпамятью и с его навсегда застывшим жёстким диском, сожалея, что отдал этому бездушному железу часть своих чувств, мыслей, часть самого себя в надежде сохранить это вечно. И отдельно благодаришь бедняка Билла Гейтса за то что, тот поднял человеческую жадность на новый виток с виртуальной скоростью. 

А где-то далеко обуглившийся суперсервер хоронит в своих облаках надежды и желания миллионов людей, поверивших в оцифрованные чувства и отношения. 

Прерванный сон

Я протянул в ответ ей свою руку, почувствовал тепло её маленькой ладони в своей руке, помогая ей подняться со скамейки в парке. Её симпатичное лицо в обрамлении волнистых каштановых волос улыбалось мне приветливой откровенной улыбкой. И её широко открытые глаза говорили мне, что настало время для более близкого знакомства, чем-то соседское, которое возникло между нами в последнее время. Какие-то первые несвязанные одной мыслью предложения, наши шаги в удалении друг от друга и шорох жёлтой листвы под нашими ногами вдруг улетучился куда-то с её лёгким и плавным движением, с которым она меня взяла под руку, слегка прижавшись своим плечом к моему. Этот забывшийся ритуал из старой европейской жизни заставил меня сделать незаметный глубокий вдох, наполнивший меня сразу какой-то необъяснимой заботой о её дальнейшей судьбе в моём присутствии. Я начал в уме подбирать слова, желая сказать ей что-то важное, накопившееся за последние мимолетные встречи, повернул к ней голову и упёрся взглядом в огромное чёрное пятно, заслоняющее собой всё перед моими глазами ... 

Я проснулся от настойчивой мысли, что мне необходимо немедленно выбраться наружу. Вскочив с кровати, я почти бегом направился к двери, огибая по дороге пирамиды всякого хлама, которым было завалено моё жилище. Мои босые ноги не чувствовали холода бетонного пола и впивающуюся в мои ступни всякую мелкую дребедень. Перед глазами промелькнула рука с прикреплённым к ней экранированным шлемом. Я на миг подумал: ” Зачем мне это нужно так срочно?”. 

И практически в ту же секунду я подумал или, нет, скорей услышал голос, похожий на мой, говорящий мне: 

– Не думай – сделай! 

Это подкосило меня, как что-то внезапное, обрывающее жизнь в движении. Я упал на колени, машинально надевая шлем на голову, улыбаясь, перекатился на спину, чувствуя холод пола вспотевшей спиной. Возникшую на доли секунды тишину без всякого эха прорезал мой собственный голос, вопрошавший меня: 

"Ну да на кой хрен мне это сейчас нужно, бежать к двери и выбираться наружу?".

Ещё секунда и, не получив ответа, мой вопрос снова пронесся эхом у меня в голове, опять оставаясь без ответа. Я начал немного нервно смеяться, не находя ответа на этот простой вопрос. Поднимаясь с холодного пола и всё ещё улыбаясь, я огляделся вокруг. Полутёмный холл моего жилища освещался лишь несколькими ночниками, слабо рассеивающими голубоватый свет по полу. Моё время всё-таки пришло. Я ожидал этого, оттягивая принятие окончательного решения для себя и стараясь просто пережить наступившие времена в ожидании какой-либо развязки. Они не стоят на месте и рано или поздно доберутся до каждого, кто так или иначе когда-то оставил свой след в паутине интернета. 

Да-да, я знаю, ты ждёшь меня там снаружи, и я нужен тебе, как никто другой из тех, кого ещё можно обнаружить на этой прекрасной планете, созданной, возможно, богом. Мой нервный смех также мгновенно исчез, как и возник, и я уже серьёзно с некоторой долей злости подумал и мгновенно произнёс вслух:

– Теперь я знаю точно, как с вами играть в вашу игру, а это значит, что рано или поздно вы исчезнете с моей земли, кем бы она ни была создана. 

Присев на край кровати, я начал хаотично вспоминать все пункты своего плана "часа Х", остановившись для начала на том, что теперь надолго придётся распрощаться со своим стареньким мини-айфоном. И второе, что придётся сделать прямо сейчас, это пойти и попытаться включить свет вручную. Поднявшись с кровати, я подошёл к окну и, немного приоткрыв его, отвёрткой слегка отогнул полоску стального жалюзи, посмотрев в щель наружу. Несколько полицейских машин объезжали периметр дома, пытаясь обнаружить в тепловизор хоть что-нибудь живое за его стенами. Они не решались приблизиться к дому, понимая, что система защиты дома автономна и может включать в себя тяжёлое вооружение, которого у них сейчас нет. Впрочем, они и были присланы только для того, чтобы проверить обнаруженный сигнал незарегистрированной умственной деятельности, найденный новым локатором. Уезжая, они обесточили всю территорию, оставив только сигнальное освещение периметра государственной собственности, на которой находился мой частный научно-производственный центр. Это сложилось давно, ещё в том старом государстве, которое интересовала подобная кооперация.

Чувство тревоги ускорило моё окончательное пробуждение. Я ещё раз огляделся вокруг, перебирая взглядом знакомые силуэты своей обстановки. Ночники, питавшиеся от собственной солнечной батареи, продолжали освещать пространство, как мне уже казалось холодным бездушным голубоватым светом. Быстро подойдя к столу, я взял в руки свой старенький смартфон и, вскрыв заднюю панель, вытащил из него батарею. Угасая, он успел с удивлением спросить, зачем я это делаю и не навредит ли это мне в первую очередь, но лишившись вдобавок ещё и сим-чипа, так и не успел прочесть поток мыслей, блокированных шлемом на моей голове. Я улыбнулся ему на прощание, бережно положил на стол и пошёл на выход из зала, который был для меня и спальней, и кабинетом одновременно. Перебирая на ощупь содержимое тёмной кладовки, я наконец нашёл очки ночного видения и, надев их, направился в подвал, чтобы разобраться с системой энергоснабжения моего жилища. 

Провозившись до утра и отключив от электросети все приборы, кроме холодильника, я немного успокоился. Правда, без смартфона большинство приборов и так становилось молчаливо механическим, распознающим только голосовые приказы, но с возможностью общения между собой, чего уже нельзя было допустить. Мне пришлось выбираться наружу и демонтировать блок телепатического управления энергосистемы моего производства, который находился в главном здании, чтобы никто не смог вмешаться в её работу или получить хоть какую-нибудь информацию о ней. Предстояло изрядно потрудиться, чтобы запитать всё моё хозяйство напрямую, но другого выхода у меня уже не было. Надеюсь, что кража электроэнергии на неработающем производстве вскроется не скоро. Вернувшись в спальню, я почувствовал физическую усталость и прилёг на кровать, не снимая шлема. Медь защищает от электромагнитного излучения, поглощая любое поле. Это врезалось мне в память ещё со школы. Теперь главное – сделать так, чтобы его можно было носить, не снимая неделями, а то и дольше, – подумалось мне, перед тем как я провалился в глубокую тёмную пропасть сна. 

( продолжение следует завтра)

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.