Формальность

Не приятный, раздражающий скрип песка под ногами, неизвестно откуда взявшийся в коридоре, был предвестником подкрадывающегося к тебе ужасного запаха, выворачивающего твои лёгкие наружу. В щель полуоткрытой двери были видны серо-фиолетовые ноги висевшей девушки, однозначно показывающие, куда стремилось её тело. Земли под ногами не было, до неё еще было четыре этажа старого кирпичного дома, стоящего почти в центре города. Тело ещё находилось здесь, но души в нём уже давно не было. И никому неизвестно, где она обитает сейчас, и вправе ли кто-нибудь её судить. 

***

Переступая порог своего дома у нее, почему-то всегда вырывался выдох. Как будто бы она ставила точку, или подводила черту в этом отрезке жизни. Затем прямо у порога она автоматически избавлялась от обуви, если это было возможно сделать без рук. И неважно где в этот момент находились тапочки, она шла босиком, пытаясь уловить опять забытые ощущения ходьбы по прибрежной полоске песка или мягкого лугового ковра под ногами. Как правило, её квартира встречала её тишиной. В последнее время дочь чаще отсутствовала до позднего вечера. После всех обязательных процедур для себя и для дочери, включающих лёгкий ужин и личную гигиену, она почти всегда завершала свой день паузой перед выбором между телевизором и интернетом. Этот профессионально выработанный анализ прожитого иногда уносил её далеко и совсем не оставлял ей времени ни на что кроме сна.

Приходя на работу, она болела душой за каждый звонок, беседовала часами, а иногда срывалась, летела, встречалась, нарушая все возможные инструкции. Смотрела в глаза говорила и говорила, часами убеждая остановиться, замереть, оглядеться по сторонам и пойти по жизни в другую сторону, но только не в эту. И так почти последнее десятилетие. Она оттачивала полученные знания и доводила свой анализ до совершенства даже дома с любимым мужем, и он не выдержал и ушёл. Как потом оказалось ни к кому, а просто ушёл, не выдержав это. А она, не веря в это, еще и еще раз штудировала книги пытаясь найти в них ответ. Её любимый муж, понимавший её и одобрявший выбор профессии и место работы, не выдержал того и другого, и интеллигентно тихо ушёл. А собственная жизнь возможно, поэтому и не складывалась. Да и кому нужна женщина, которая может профессионально разобрать тебя по полочкам, поставить диагноз и объяснить любое твоё поведение, к тому же переживающая за всех. Но время летело, равномерно отсчитывая минуты, дни, годы, успокаивая её нагоняя на неё простую физическую и эмоциональную усталость. В последнее время даже стала выстраиваться какая-то личная симпатия к такому же неприкаянному страннику искавшему неизвестно чего. И пока, слава богу, что это ни во что не перерастало. Выключая ночник у кровати, она с разной интонацией говорила последнее десятилетие, себе и дочери, одну фразу: 

“ Белка просто устала крутить колесо, и ей нужно поспать семь часов". 

Придя на работу в очередной раз она поймала себя на мысли, что уже пару месяцев она не слышала один запомнившийся ей голос. Этой Вики-Виктории, мучившейся от одиночества и не известно еще от чего. Отчаявшейся до надрыва, но в безмолвном дыхании в трубку, верящей, что выход есть особенно здесь на этом конце телефона. Ей ещё показалась, что девчушка поняла, что её колесо будет до конца жизни таким, и она будет до конца жизни его крутить, веря в чудо. А ей нечего сказать по существу, кроме как поддерживать эту веру в чудо, к которому она сама охладела за последнее десятилетие. Хорошо если она нашла свою победу и забыла её и этот номер вообще .... 

***

Она всё-таки опять позвонила. Это уже был третий, нет четвёртый её звонок. Точнее третий под своим именем. Первый разговор был совсем коротким. Она запнулась, отвечая на какой-то вопрос. Потом застеснялась вот так вот взять и начать выкладывать всё неизвестно кому и прервала звонок. Второй был под чужим именем, она опять запнулась, услышав что-то про обстоятельства и пронесшиеся дважды эхом в её голове слова - "жизнь прекрасна". На третий раз на том конце невидимой нити её узнали, она долго говорила и даже расплакалась и, не слушая собеседницу начала думать о главной причине её решения, тасуя причины как несколько затёртых игральных карт, которые липнут к друг другу и рукам не давая выбрать главную. И это было дикой, ужасной правдой. Она не могла для себя выбрать главную причину, которая наконец поможет ей оборвать её постылую жизнь. И это её остановило на время, дало надежду на то, что может эта совсем чужая женщина поможет ей разобраться во всём.

Ей в двадцать восемь лет, уже удалось так много. Она осталась в центре города в их коммуналке одна. У неё есть работа и независимость, и даже есть подруги вроде. Еще хотелось бы в универ, но мама родила так поздно, что ей последние пять лет не до неё. Да и кредиты за квартиру, и машину висят петлёй на шее у семьи. И не большая полнота фигуры, её совсем уж не смущает, а даже наоборот, ей виден эффект который вызывают её формы у мужчин, но всё не у тех которые понравились бы ей. А еще вот этот вот соблазн со всех сторон который невозможно обуздать и как всё это выдержать на одну зарплату. И что продать, чтоб хоть немного купить того что нравится. Ведь руки проданы уже, а телом она не будет торговать, осталась лишь душа... И одиночество, но кто его купить захочет. В парк можно выйти погулять. Всё остальное кроме воздуха за деньги.  

И она позвонила в четвёртый раз, уже очень внимательно вслушиваясь в тот спасительный, знакомый  голос. Повторились какие-то уже услышанные ей от него слова и фразы. Возможно, так и нужно вести беседу с такими как она, подумалось ей. А много ли их, таких как она? Она задала вслух прозвучавший в её голове вопрос. Её не интересует цифра, она понимает, что они есть, если линия работает 24 часа в сутки. И что значит достаточно? Достаточно много или достаточно мало??? И если безответная любовь не повод, то отсутствие любви вообще, это повод??? Она перестала вслушиваться в слова и ловила только интонацию голоса, ровную, спокойную, возможно и успокаивающую, но как ей показалось, скорее всего, равнодушную... 

Всего пару дней полного одиночество без звонков родных, без хлопающего дверью соседа и решение оборвать жизнь стало реальностью. А может быть голос или даже скорей интонация голоса на той самой последней линии связи укрепили её в желании больше никогда не оставаться в одиночестве… 

***

Коллектив магазина полдня печально обсуждал новость, прерывая монотонную работу. Даже её последняя касса как-то непривычно пустовала полдня, за ней уселось суеверие, растворившееся только к обеду. На следующий день сплетни и догадки разбились на пары и мелкие группки, во время коротких перекуров. 

А через месяц уже никто не вспоминал страшный и загадочный уход из их коллектива работницы, которая как минимум последний год трудилась рядом. Возможно так же быстро её забыли немногочисленные знакомые, переводя её жизнь и смерть в формальность человеческого существования. Просто был человек, и не стало человека. Мы все окружены формальностью, в которой большинству людей надо просто выжить в этом постоянно дорожающем мире.  

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.