Александр Дятлов (aborigenarbata) wrote in otrageniya,
Александр Дятлов
aborigenarbata
otrageniya

Вчера закончилась война

С удивлением узнал, что я отношусь к надуманной категории граждан — дети войны. Почему надуманной, да только потому, что ограничивать время трудного послевоенного детства на любой конечный период неверно. Я родился в январе 1945 года, а мой товарищ в сентябре 1945 года, получается, что мы разнимся по комфортности проживания в детстве. А это, конечно не так.
В этом году страна отметила 73 годовщину со дня Победы советского народа в Великой отечественной войне. Для меня войны не было. Мне в пять лет, а именно столько прошло после ее окончания, думалось, что это было в какой то другой жизни, отдаленной от меня на целую вечность. Не мог понять, что для взрослых это было вчера.
После войны мы жили на квартире деда в Борисоглебском переулке на третьем этаже дома 9, в который он въехал еще в 1898 году.
Голубенькое здание - это наш дом, а высотка - это уже Новый Арбат.

Этот дом - бывший Александровский приют для неизлечимо больных и калек комитета Христианская помощь «Общества Красного Креста», был построен в 1882 году. Дед работал в этом приюте и у него была служебная квартира, из которой его после гибели двух его сыновей на фронтах ВОВ, переселили в связи с уменьшением численности семьи, в 2 комнаты в коммуналке, а в его квартире устроили женскую консультацию поликлиники № 40 Краснопресненского района.
Дом имел центральное отопление, чем выгодно отличался от большинства особняков, расположенных на ул. Большая Молчановка и Собачьей площадке, обогревавшихся печным отоплением.
Котельная нашего дома, располагалось в его подвале, под домовой церковью Александра Невского.
В котельной посменно работали два кочегара, муж и жена Кока и Валя Черная. Черная это не фамилия, а домашнее имя, приклеившееся к ней от соответствующего цвета лица черного от угольной пыли.
Кока и Валя не только работали в котельной, но и там жили, их кровать стояла практически рядом с топкой котла. Мы часто спускались к ним в подвал посмотреть как горит уголь, да и, учитывая их гостеприимность, просто так поговорить по душам. Не стоит говорить, что и Кока и Валя были любителями выпить.
У Коки в нашем доме на втором этаже жила мать - тетя Поля - очень строгая старуха, привязанностью которой был белый шпиц Дези.
За всё время моего детства я не видел, чтобы Кока или его жена Валя посещали комнату, в которой жила тетя Поля. Да и не вспомню сейчас, чтобы они и общались. Когда Поля сидела в садике во дворе нашего дома и мимо проходил Кока в ответ на его «здравствуй мама», она только поджимала губы и слабо кивала головой. Валю она просто не замечала.
Меня удивляло и как- то коробило взаимоотношение моего отца с Кокой. Ну о чем могли говорить истопник- пропойца и художник. А они при встрече чуть ли не обнимались, хлопая дружески друг друга.
Как-то, уже учась в начальной школе, я поднимался к себе на третий этаж и увидел Коку на площадке второго этажа. Я поздоровался и пошел дальше вверх по лестнице. Вдруг Кока обратился ко мне: «Саш, ты не можешь немного погулять с Дези». Я обомлел и ответил: «Так тетка не позволит». «Мать - в больнице»,- ответил Кока. «Пошли».- и он открыл дверь в коридор, а затем и в комнату. Дези, увидев нас, радостно залаял, виляя хвостом. Я с любопытством осматривал небольшую комнату, поражающую воображение своей чистотой. Кровати с белоснежными подушками и великолепными подзорами. Сейчас мало кто знает, что среди женщин того времени было негласное соревнование, чей подзор вычурнее.
Не стене висела фотография молодого и красивого капитан-лейтенанта в шикарной «капитанке» с орденами на груди, среди которых был довольно редкий орден Александра Невского. Я обратился к Коке: «Кока, а это кто?». Он посмотрел на меня и с какой то непередаваемой грустью ответил: «Ты что меня не узнал - это же я».
Я был потрясен, но все встало на свои места. И поведение тети Поли, не смерившейся с нравственным падением сына - героя войны, и отношение отца к кочегару, одному из тех, кто вместе с ним уходил из нашего дома на войну и смог вернуться.
В 1960 году наш дом выселили и жильцы расселились от Новых Черумушек до Верхних Мневников. Мать не могла смериться с житьем у черта на Куличках и в 1983 году мы всеми правдами и неправдами вернулись на Арбат.
Tags: aborigenarbata
Subscribe
promo otrageniya december 1, 11:52 124
Buy for 300 tokens
Что бы мы делали без наших мам и бабушек?! Вот ведь верно говорят, пока живы родители, ты еще ребенок. Но даже ушедшие они все еще берегут твое детство, сохраняют тебя для тебя же, самим собой уже давно забытого. И тихо посылают тебе напоминания, маленькие якоря…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 23 comments