Leonid Smirin (smirin_leonid) wrote in otrageniya,
Leonid Smirin
smirin_leonid
otrageniya

Записки бывшего ленинградца. Начало.



Середина девяностых. Ночь. Я стою у станка одного из заводов драной промзоны Холона* и читаю русскоязычную газету.



Работаю я быстро, успею до утра сделать норму. На последней странице, как всегда, юмор. Юмор был так себе. “Местечковый”, я бы сказал, юмор. “Написать им, что ли”, - подумалось тогда мне. Я давно собирал и записывал разные смешные случаи из новой израильской жизни.


Утром я собрался с мыслями и позвонил в редакцию.
- У меня есть много материала для страницы юмора вашей газеты.
- Приезжайте, посмотрим, - ответил женский голос.
Заваленная бумагами комнатка, за столом женщина средних лет. В углу квадратный монитор компа, тоже заваленный бумагами. Похоже, что бездействует.
Фамилия редакторши (назову ее Г.З.) была необычная и довольно знакомая. Даже очень знакомая…
- Скажите, а Вы не из Ленинграда ?
- Из Ленинграда.
- А работали где ?
- Была редактором многотиражки на Кировском заводе.
Ну, конечно! Я же десять лет читал ее репортажи о перевыполнении плана всеми вместе и каждым в отдельности. Бросаться к ней с объятиями я не стал, мне было в тот момент важнее мое “творчество”.
- Так что у Вас ?
Я достал тетрадь и протянул ей. Она молча читала минут пять, потом нахмурилась и сказала:
- Вам не кажется, молодой человек, что вы просто насмехаетесь над людьми, которые заново ищут себя ? Даже издеваетесь над ними. Вот, например.
Она начала читать вслух одну из моих зарисовок.

“Основной задачей созданного радио «РЭКа» (русскоязычная радиостанция) считалось воспитание «патриотических чувств» у новых репатриантов. Даже в самых неподходящих для этого передачах. Идет, например, «Музыкальная викторина», несколько отрывков « классики». Первому угадавшему – приз. Звонит мужчина, правильно и подробно отвечает на все вопросы.
Ведущий : Представьтесь, пожалуйста.
Позвонивший : Я бывший профессор Ленинградской консерватории.
Ведущий : А здесь чем Вы занимаетесь?
Позвонивший : Ну, здесь я работаю дворником.
Ведущий : Да, но зато Вы это делаете на своей настоящей Родине!!!
Профессор поперхнулся, положил трубку и даже не стал слушать что там за приз он получит.”

- Вам кажется это смешно, молодой человек ?
Мне было уже не смешно, тем более хотелось спать после ночной смены.
- А вот это смешно по-вашему? Она начала читать следующую зарисовку.

“C Мишей я познакомился в автобусе.В Ленинграде он был режиссером одного из театров и с гордостью сообщил мне, что в Израиле есть только два работающих «русских» режиссера – он и Евгений Арье (главный режиссер театра “Гешер”). Правда он пока работает со студентами. Как-то, возвращаясь с ночной смены домой, я зашел в магазин что-то купить. Семь часов утра, магазин почти пустой и по нему уныло бродит с тележкой Миша. По тележке одиноко катается бутылка водки.
- Миша, привет!
- Они ничего не понимают!!!
- ????
- Студенты. Я хочу поставить Достоевского, а они...
Он пошел дальше, бутылка продолжала одиноко кататься по тележке”.



-Как вам не стыдно, молодой человек. Это же трагедия.
Мне было стыдно. Тем более, что я почти уснул.
-Идите, оставьте тетрадь мне, я позвоню вам.
Она позвонила через неделю и сказала, что хочет со мной встретиться, но не в редакции, а в таком-то кафе Тель-Авива…

Мы сидели с Г.З. в одном из тель-авивских кафе и разговаривали. Сначала говорила только она, как старший по званию.
-Я уже хотела вам просто вернуть тетрадь, но наткнулась на вот такую записку - “Шукшин очень любил писать по ночам, надев валенки и выложив перед собой пачку папирос. Я по ночам работаю, у меня нет валенок и я не курю. Но писать очень хочется.”
Если для вас это важно, то я могу дать несколько рекомендаций. Вот, я тут написала...
-Конечно важно. Я вот ночью еще один рассказик написал. Послушаете?
-У вас пять минут, мне пора в редакцию.

“Дед, сколько себя помнил, жил в этой ленинградской коммуналке. Сначала с мамой, Розой Абрамовной, потом один. Соседей было двое – Серега и Машка. Они особо не докучали Деду. Только иногда, по праздникам, Серега слегка "перебрав" проезжался по евреям. Правда, потом долго извинялся и говорил,что к Деду это не относится.
Дед работал технологом на большом заводе и работу свою любил.Так любил, что даже в отпуск начальству его приходилось выгонять.
Пришла перестройка. Дед радовался свободе слова,читал Солженицына и Войновича, даже ходил на какие-то митинги, все было так здорово… Но... Серега с Машкой вдруг рассказали Деду,что готовится погром и у "них" даже есть списки, спущенные с самого "верху".
Грустно стало Деду, грустно и страшно. В "этот" день надел он самый лучший костюм, достал с антресолей топор и сел смотреть телевизор. "Просто так я им не дамся. Покрошу всех в капусту" – успокаивал он себя.Так он сидел долго, иногда проваливаясь в дрему.
И вдруг мощнейший взрыв, от которого задрожали стены,скинул Деда с кресла.
"Началось" – Дед с топором выскочил в коридор. Все было дыму. Около двери, висевшей на одной петле лежала постанывая Машка.
"Ее то за что?"- подумал Дед.

Г.З.- Прямо боевик какой-то.Твой Дед он,что – Рембо из коммуналки?
Я.- Не, он всю жизнь на заводе работал.
Г.З. – И что дальше?

"Машка" – заорал подскочивший Серега, -"Живая? Ну-ка, Дед, помоги ее поднять. Говорил же ей, что у скороварки этой клапан не работает.А ты чего с топором-то,совсем сдурел?"
На голову Деду вдруг шмякнулось что-то липкое и противное.Он поднял глаза - с потолка какими-то сталактитами свисал бывший Машкин суп.
На следующий день Дед подал на работе заявление об уходе, а еще через три месяца он спускался по трапу в аэропорту "Бен-Гурион".



Г.З. – Что-то не очень все логично.
Я- Ну не знаю,может это тема для трактата "Влияние неисправностей скороварок на интенсивность алии**", а?
Г.З.- Ха-ха-ха, не смешно. Ладно,дальше.

Деда поселили в потёртом приморском городке. Гостиница для прибывших смахивала на заводское общежитие.



Дед записался в ульпан***, много гулял по набережной и все больше и больше мрачнел. Ему страшно хотелось домой, в родную коммунальную комнату, которая представлялась живым и теплым существом. Хотелось сесть за столик на маленькой кухоньке и съесть свою любимую яичницу, почитывая газетку. Он брел по набережной,садился на скамейку и долго, не мигая,смотрел в какую-то,одному ему ведомую точку.

Г.З. – У этой истории какой-то финал будет?
Сотни людей прошли все это,время лечит.
Я- Финал,кстати,довольно оптимистичный.
Г.З.- Ну-ну.

Я и увидел его вот таким,сидящим на набережной и смотрящим куда-то вдаль.
-Вы, случайно, не из Питера? – спросил я.
- Да,а как Вы узнали? – удивленно ответил он.
- Руками что-то умеете делать?
- В молодости токарем был.
- Я могу завтра заехать за Вами и отвезти к хозяину одного приличного завода.
- Но я хожу в ульпан.
- Бросьте, Вам нужна работа, а не этот дурацкий ульпан.
- Хорошо.

Эпилог.
Дед и сегодня стоит у станка. Смены у него нет и судя по приоритетам нашего государства не будет. Он познакомился с очень симпатичной женщиной, которая трогательно за ним ухаживает. Они объездили уже весь мир. Были несколько раз в Питере. Дед заходил и к себе. Соседи умерли, а в квартире живут совсем другие люди...
Вот такая история.

Г.З.- В качестве истории сойдет. Мне пора.
Я - А можно я буду иногда звонить и консультироваться ?
Г.З. - Можно. До свидания.

Я долго смотрел ей вслед . До эры социальных сетей оставалось еще с добрый десяток лет...

*Холон - город в центре Израиля.
** Алия - репатриация евреев в Государство Израиль.
***Ульпан - курсы языка иврит.

В качестве иллюстраций использованы картины Зои Черкасской.
Tags: smirin_leonid, Авторский текст, Земля обетованная
Subscribe
promo otrageniya april 14, 2019 06:25 69
Buy for 40 tokens
Привет всем участникам Отражений и нашим гостям! С настоящего момента вступают в силу изменения в правила, поэтому прошу авторов ознакомиться с нижеследующим. 1. Каждый участник может опубликовать один пост в день. Чтобы иметь возможность публиковать до трех тем в день, участник должен соблюсти…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments