Александр Дятлов (aborigenarbata) wrote in otrageniya,
Александр Дятлов
aborigenarbata
otrageniya

Из личного

Химия — наука хитрая

Цвети, страна, где женщина с мужчиной
В одних рядах, свободная, идёт!


Весь мир обсуждает домогательство лиц мужского пола с особым статусом к девицам, карьера которых зависит от их статуса.
Вот и до старика Станислава Говорухина добрались, полагают, что он хватал артисточек за колени.
Несколько настораживает, что мужики обходят молчанием зеркальную ситуацию, когда женщины, занимающие руководящие должности, домогаются молодых парней, находящихся в их подчинении. Можно подумать, что подобного не бывает. Ан нет, это явление столь же широко распространено как и приставания мужиков к девицам.
Был подобный случай и в моей жизни.
Начало апреля 1971 года, первая заграничная командировка в ГДР в город Дрезден в родственное химическое предприятие, находящееся в этом городе.


Нас трое: я и ещё две дамы, молодая доктор наук лет под сорок - руководитель делегации, при этом она ещё и секретарь партбюро нашей организации, её помощница и я сотрудник из другого отдела, шапочно знакомый с обеими дамами.
Первый день прошел в обсуждении совместных работ по проблемам нефтехимии, а вечером хозяева пригласили нас в ресторан.
Неплохо посидев в ресторане, в приподнятом настроении мы вернулись в дрезденскую гостиницу «Lilienstein».
Я собрался уже ложиться спать, когда в дверь номера осторожно постучали. Открыв дверь, с удивлением обнаружил взволнованную помощницу докторши.
«Инна Евгеньевна плохо себя чувствует и просит тебя зайти к ней в номер», - пролепетала помощница.
Я настолько обалдел, что и в голову не пришло спросить помощницу, почему я должен врачевать руководителя делегации, когда у неё есть она, а при совсем плохом самочувствии следует обратиться к доктору, а не к молодому химику.
Не соображая, я пошел по коридору и постучал в номер руководителя. После разрешения, я вошел в номер и обомлел. Докторша сидела на кровати голая, прикрыв периной тело ниже пупка.
«В номере холодно (что было правдой), я не могу согреться и заснуть!», - хрипловато произнесена Инна Евгеньевна. Только тут до меня дошел идиотизм происходящего. Нет чтобы у себя в номере сославшись на недомогание, типа головной боли или изжоги после немецкого ужина, отказаться от посещения, я как дурак поперся чуть ли не ночью в номер к почти незнакомой даме.
Язык присох к небу, достойных слов и мыслей не было вовсе, промямлив: «Извините, Инна Евгеньевна!», - я повернулся и вышел из номера.
Вскоре по возвращении в Москву мой коллега, с которым я неоднократно бывал в длительных командировках, по секрету сказал мне, что Инна Евгеньевна, пользуясь статусом секретаря партбюро, всячески хает меня по всем углам, включая и дирекцию нашей организации, и мне лучше поменять место работы, что я и сделал, поступив в аспирантуру Института физической химии им.Л.Я.Карпова.
Через много, много лет в конце 80-х в кулуарах конференции, проходящей в одной из столиц южной республики СССР, ко мне подошла профессор Инна Евгеньевна Петровская (фамилия изменена), взяла за руку и улыбаясь сказала: - «Я рада тебя видеть», - и засыпала вопросами: «Как дела? Где ты? Чем занимаешься?».
Смею утверждать, что по жизни я человек не злопамятный, довольно легко переношу обиды, полагая, что это проходящее, не столь уж важное, чтобы сильно заморачиваться, но тут что-то замкнуло и, сказав: «Извините, Инна Евгеньевна!», - я повернулся и направился к залу заседаний.
В далеком южном городе
Tags: aborigenarbata
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 30 comments