Александр Дятлов (aborigenarbata) wrote in otrageniya,
Александр Дятлов
aborigenarbata
otrageniya

Былое и нынешнее

НИКОЛАЙ I

Пост написан на основе книги Михаила Александровича Полиевктова (1862-1925) — известного русского ученого, профессора Санкт-Петербургского университета. Книга профессора М.А.Полиевктова была сдана в типографский набор накануне февральского переворота 1917 года.
На мой взгляд, методы решения вопросов внешней и внутренней политики государя Николая Павловича соответствуют сегодняшнему вектору России в этих сферах и поэтому представляют интерес.

«Царствование императора Николая I — определенная эпоха русской истории, эпоха прежде всего в истории абсолютной монархии в России.

Николай I

Он пришел к власти неожиданно — после отказа от престола великого князя Константина. С первых же дней своего правления Николай I продемонстрировал приверженность к силовым методам решения проблем государственного устройства. После жестокого подавления восстания декабристов и широкомасштабных репрессий он максимально усилил военно-бюрократический аппарат, централизовал административную систему, учредил политическую полицию, установил жесткую цензуру. «Исполнительность выше компетентности» - этим принципом он руководствовался, назначая чиновников на высшие административные посты в государстве. Именно такой военизированный государственный аппарат, по его мнению, должен был обеспечить жесткую регламентацию всех сторон жизни людей. Не отличалась гибкостью и внешняя политика Николая I, которая фактически стала продолжением его внутренней политики. Это в значительной мере и привело к Крымской войне, а в конечном итоге — к политической изоляции России, к краху всей системы.
Руководящие начала и идеология николаевской политики наиболее ярко и определенно выразилась в области народного просвещения и политики вероисповедной. Последовательное проведение начал политического абсолютизма и правительственной опеки и попечение о материальном народном благосостоянии — две основные черты николаевской системы. Провозглашая начало политического абсолютизма, николаевское правительство старается обосновать его как исконно историческую черту русского государственного быта. Доказывая его «самобытность», оно тем самым как бы заранее парирует нападки на этот принцип со стороны тех, кто, как декабристы, подходил к нему с мерками, выработанными в условиях западноевропейской борьбы за новые политические формы. Отсюда и старательное охранение чистоты начал того вероисповедания, православия, которое в официально признанной исторической концепции рисовалось как органически сросшееся с «русским самодержавием».
Тот же принцип проводился и в области народного просвещения. Правительство не упускало случая подчеркнуть свое уважение к науке и действительно оказывало ей щедрую поддержку, зорко охраняя в то же время существующий порядок от малейшего посягательства на него критической мысли и всячески стараясь использовать науку как крупную производственную силу.
Все эти начинания и все эти заботы подчинялись, однако, одной основной мысли — заставить науку и образование служить государству и правительству, чему в николаевское царствование в принципе должно было служить все. Отсюда вытекало, с одной стороны, стремление создать возможно более благоприятные внешние условия для научной деятельности и для образования и поощрение прикладной научной деятельности. С другой стороны — подчинение научной и просветительской деятельности строгому правительственному контролю и борьба запретительными мерами с идеями, шедшими вразрез с существующим государственным строем и порядком.
Действенная сила науки направлялась по вполне определенному руслу — оправдания существующего порядка и служения материальным потребностям государства и общества. В николаевское царствование создалась атмосфера, убивающая свободное научное творчество.
Указанные начала складывались в николаевское царствование во вполне законченную и цельную программу. Последовательное проведение этой программы в жизнь связывается главным образом с именем министра народного просвещения графа С.С.Уварова.

Министр народного просвещения граф С.С.Уваров.


Не может быть обойдено молчанием отношение Николая к искусству. Личные вкусы императора Николая в области литературы мало интересны, а отношение правительства к литературе в его царствование выражалось исключительно в запретительных мероприятиях.
Принцип служения искусства государству проводился в широких размерах в николаевское царствование. Как и в предшествующие эпохи, это выражалось в заботах правительства о художественном образовании, в поручении крупных строительных заказов выдающимся художественным силам того времени, наконец, в поощрении тех художественных направлений, которые в идейном отношении соответствовали основным началам николаевской политики.
Николай любил искусство и считал себя по своему положению призванным быть его руководителем. Выступая в такой роли, он не был склонен считаться с личными замыслами художника и подчинял их, и притом очень круто, своей воле, воле державного заказчика.
Личный вкус государя нередко решал, и иногда роковым образом, судьбу капитальных памятников искусства. Но император понимал образовательное значение искусства. Он был озабочен сохранением памятников художественной старины, хотя и не всегда шел в этом отношении по верному пути, а его строительная деятельность составила эпоху в истории нового русского зодчества. Наконец, его имя связано с созданием главного художественного хранилища в России — Императорского Эрмитажа.
22 февраля 1848 года в воскресенье на Масленице, пришли в Петербург известия о революции в Париже, о том, что король Людовик-Филипп бежал и что во Франции провозглашена республика. Эти известия произвели очень сильное впечатление на императора Николая. Сами по себе события, разыгравшиеся во Франции, не являлись для него неожиданностью. Начиная с 1840 г. положение дел в Европе представлялось Николаю  крайне тревожным и внушающим серьезные опасения. Личная судьба Людовика-Филиппа, к которому он никогда не относился с симпатией, не внушала ему никакого сожаления. Новый переворот вызывал вначале его негодование исключительно как нарушение тех принципов, которые он считал непоколебимыми и на защите которых зиждилась вся его государственная система.

Король Людовик-Филипп


Европейские события 1848 г. дали повод к целому ряду исключительных мероприятий, имевших целью усиление надзора за состоянием умов в русском обществе и борьбу с новыми политическими и социальными идеями. Эти мероприятия касались прежде всего цензуры. Уже 12 марта 1848 года министру народного просвещения было повелено: предупредить цензоров через их начальство, что за всякое дурное направление статей в журналах цензура подвергнется строгой ответственности; предписать Главному управлению теперь же строго взыскивать с цензоров за подобные упущения; не пропускать в печати намеков на строгость цензуры и пояснить, что запрещение в России некоторых иностранных книг заключает в себе запрещение и говорить о них в печати, а тем более печатать из них отрывки.
К 1851 году сношения с западной Европой были крайне стеснены сильным повышение платы за заграничный паспорт — до 250 рублей вместо 50 рублей и сокращением сроков дозволенного всем русским пребывания в чужих краях.
Его политика по отношению к революционному движению стала решительнее, когда это движение приняло общеевропейский характер, распространилось на Австрию, отразилось в Дунайских княжествах и на политике сардинского короля, нашло отзвук в Пруссии и охватило всю Германию. С первого же момента заявляя, что «не будет пролито ни одной капли русской крови» ради восстановления прежнего порядка в самой Франции, Николай, в то же время, в целях поддержания спокойствия в остальной Европе, предполагал первоначально двинуть сильную армию на Рейн.
Ввиду происходящих во Франции и Австрии событий и ввиду начавшегося движения среди поляков, четырехсотдвадцатитысячная армия была сосредоточена на нашей западной границе, а Вене и Берлине были сделаны представления о необходимости подавить смуту в Галиции и Познани. Чувства Николая и его решение силой оружия противодействовать дальнейшему распространению революционного движения нашли выражение в его известном манифесте от 14 марта 1848 года. Этот манифест был составлен самим государем после получения им извести о революции в Берлине и даже слегка исправлен со стороны слога бароном М.А.Корфом.

«После благословений долголетнего мира, - провозглашалось в манифесте, - запад Европы внезапно взволнован новыми смутами, грозящими ниспровержением законных властей и всякого общественного устройства. Возникнув сперва во Франции, мятеж и безначалие скоро сообщились сопредельной Германии, и, разливаясь повсеместно с наглостью, возраставшей по мере уступчивости правительства, разрушительный поток сей прикоснулся, наконец и союзных нам империи Австрийской и королевства Прусского. Теперь, не зная более пределов, дерзость угрожает в безумии своем и нашей Богом нам вверенной России. Но да не будет так! По заветному примеру православных наших предков, призвав на помощь Бога всемогущего, мы готовы встретить врагов наших , где бы они не предстали, и, не щадя себя, будем в неразрывном союзе со святой нашей Русью защищать честь имени русского и неприкосновенность пределов наших. Мы удостоверены, что всякий русский, всякий верноподданный наш, ответит радостью на призыв государя, что древний наш возглас: за веру, царя и отечество и ныне предукажет нам путь к победе, и тогда, в чувствах благоговейной признательности, как теперь в чувствах святого на него упования, мы все вместе воскликнем: «С нами Бог! разумейте, языцы, и покоряйтесь, яко с нами Бог!»».

Барон М.А.Корф


Под влиянием французской революции начались смуты в Дунайских княжествах.
14 июня 1853г. манифест императора Николая возвестил о решении государя занять Дунайские княжества в обеспечение прав православной церкви на Востоке, защита которых принадлежала России в силу Кючук-Кайнарджийского мира, 80-тысячная русская армия вошла в княжества под начальством князя М.Д.Горчакова.

Князь М.Д.Горчаков.


Не рассчитывая на содействие европейских держав, император Николай предполагал первоначально придать войне широкий освободительный характер и провозгласить действительную независимость «молдаво-валахов», сербов, болгар и греков с тем, чтобы каждый из этих народов вступил в обладание страной, в которой живет уже целые века, и управлялся человеком, по собственному выбору избранным им самим из среды своих же соотечественников (записка государя для канцлера графа К.В.Нессельроде от начала ноября 1853г.).

Канцлер граф К.В.Несельроде.


Весь погруженный в дела, Николай как бы сознательно не берег себя. Достаточно было незначительной причины, чтобы истомленное здоровье в таких тяжелых условиях окончательно надломилось.
В конце января 1855 г., перед Масленицей, Николай Павлович слегка простудился на свадьбе дочери графа Клейнмихеля. Первые дни он не обратил особого внимания, на первой неделе Великого поста почувствовал себя худо и не мог, против обыкновения, приобщаться вместе со своей семьей. Простуда перешла в воспаление легких, и болезнь быстро начала прогрессировать. Только за день до смерти, 17 февраля, истинное положение дел стало известно, и слухи об опасности быстро распространились по городу. Лейб-медик Мандт, исполняя обещание, данное им года за полтора, предупредил государя о неизбежности конца. Государь встретил это известие с полным спокойствием и выразил желание приобщиться Св. Тайн. 18 февраля в двадцать минут первого полудни, простившись с императрицей, со всеми членами царской семьи, бывшими в то время в Петербурге, с приближенными и слугами, император Николай I скончался.

Граф П.А.Клейнмихель


В столице тотчас же начала ходить молва о том, что государь, не пережив последних огорчений, отравился.
До настоящего времени нет достаточно данных, чтобы судить, насколько эти слухи были обоснованны. Хотя бы и лишенный фактического основания, они имели свой логический смысл. Все существо покойного императора всецело срослось с той правительственной системой, выражением которой было все его царствование. Он сам был живым олицетворением того порядка, защите которого посвятил всю свою жизнь. Он пережил время действительных успехов своей политики и одно время мог, казалось торжествовать правоту своего дела. Позднее наступили годы испытания и разочарования. Теперь, когда раскрылась во всей полноте несостоятельность николаевской системы, жизнь государя Николая Павловича была изжита.
Tags: aborigenarbata
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments