Александр Дятлов (aborigenarbata) wrote in otrageniya,
Александр Дятлов
aborigenarbata
otrageniya

Автопортрет

Памяти художника Игоря Владимировича Радомана

Официально:
Радоман Игорь Владимирович родился в 1921 в Белоруссии в городе Русино, скончался в 1992 году в Москве.
Живописец, монументалист, виртуоз реалистического портрета. Заслуженный деятель искусств РСФСР.
В 1948 блестяще окончил художественный институт им. В.И. Сурикова. Учился у И.Грабаря, П.Покаржевского, В.Фаворской - на живописном факультете, затем у А.Дейнеки - на факультете монументальной живописи.
В период 1947-1952 гг. по приглашению А. Дейнеки преподавал в МИПИДИ. Участник выставок с 1945 г.
Известен монументальными росписями Харьковского ж/д вокзала, станции московского метро «Киевская», Музея авиации и космонавтики, ГИТИСа и другими, многофигурными панно для Советских павильонов на Международных выставках в Пекине и Лейпциге.
Выполнял государственные заказы на историко-революционные картины, портреты государственных деятелей, военачальников. Создал галерею образов творческой интеллигенции. Мастер портрета - писал «в холст», без предварительных набросков. Работал также в жанре пейзажа и натюрморта.

От себя:
Среди художников своего поколения Игорь Владимирович был безусловным лидером. Его редкий талант живописца признавало всё художественное общество послевоенной Москвы.
Игоря Владимировича я помнил с самого раннего детства и длительное время полагал, что дядя Игорь - один из ближайших родственников родителей, наряду с другими их родными и двоюродными братьями.
У меня до сих пор остается впечатление, что Игорь Владимирович, до женитьбы в начале 50-х годов, всё свободное время проводил в нашем доме. Более того, когда я узнал, что дядя Игорь женился на одесситке Розите, почувствовал себя преданным и ревновал его к новой семье. Я очень любил этого незаурядного человека и понимал, что наши встречи теперь будут редкими. Так на деле и произошло.


Розита в зеленом бархате. И.В.Радоман. 1952 год

Детские впечатления о жизни, как правило приукрашивают действительность. Но твердое убеждение, что после войны для художников монументалистов, дизайнеров раскрылась синекура, остается во мне и сегодня. Восстанавливалась огромная страна. Взамен разрушенных строились новые вокзалы, дома культуры, театры и еще многое другое, что требовало участия художников.
Стране требовалось также огромное количество портретов вождей, военачальников, без которых в то время немыслимо было функционирование любого административного или культурного учреждения.
До распространения шелкографии портреты государственных деятелей и маршалов-победителей для солидных учреждений писались непосредственно кистью на холстах.
Отчетливо помню, как три художника: Игорь Радоман, Константин Аксёнов и мой отец Алексей Дятлов ваяли портреты руководителей государства и военачальников, используя своеобразный конвейер. Игорь быстро писал лик и передавал заготовку Константину, который подрисовывал мундир маршала, отличавшейся обильным золотым шитьем, в завершении работы он передавал почти готовый портрет отцу, который будучи графиком, мастерски выписывал многочисленные ордена. Пока Константин и Алексей трудились, Игорь успевал выписать следующий образ. Этот «прогрессивный метод» позволял в течение одного дня выполнить большой заказ: до 2-х отличных портретов. Разумеется, полученный гонорар тут же «спускался» в одном из коммерческих ресторанов.
Спрос на портреты вождей и маршалов был таким огромным, что для его удовлетворения вскоре пришлось организовывать шелкографические мастерские, специализирующиеся на массовом изготовлении подобных портретов. Угнаться за шелкографами, троица конечно не могла и их творческий союз постепенно сошел на нет.
К сожалению теперь уже не у кого спросить, но помнится, что в послевоенный круг друзей отца входили: Игорь Долгополов, Виктор Цыплаков, Григорий Опрышко, Николай Понамарёв, братья Цигали.
Помню, на мой взгляд, чудовищную историю, произошедшую с огромным мозаичным портретом И.В.Сталина в наземном вестибюле метро «Арбатская»Арбатско-Покровской линии работы Григория Опрышко.


Мозаичное панно. Г.Опрышко, 1953 год.
Мы всей семьей в 1953 году при открытии этого вестибюля ходили смотреть на работу Опрышко. Затем старшие, как и положено, пошли «обмывать» презентацию в ресторан. Где-то в году 55-ом пришел домой отец и не со свойственной ему злобой процедил сквозь зубы: - «Эти идиоты срубили чудную мозаику Григория на Арбатской. Он просил отдать хотя бы фрагмент панно с изображением головы Сталина, но получил отказ». Оказывается, приехала бригада товарищей в штатском и уничтожила мозаичную картину. Сейчас на месте мозаики просто декоративная рамка.
Спрашивается, ну, какое отношение имеет истинное искусство к политике. Однако мы и сегодня готовы разрушать, запрещать всё подряд во имя очередного глупейшего лозунга или текущего политического момента.
Достаточно вспомнить историю с прикрыванием фиговым листом причинного места Аполлона, правящего квадригой на фронтоне Большого театра. Сто лет стоял древнегреческий бог без этой детали туалета, и вот в 21 веке нашлись одни идиоты, решившие, что его нагота смущает других идиотов.
Портрет мамы Игорь Радоман написал в 1948 году. Смутно, но я помню процесс его написания. И сегодня через 70 с лишним лет я потрясен тем, как Игорь сумел точно схватить не только ее образ, но и передать характер девушки, прошедшей войну.


Женский портрет (портрет Д.Б.Дятловой). И.В. Радоман. 1948 год.


Фрагмент портрета Д.Б.Дятловой
В июле 1942 года мама после окончания курсов медсестер была призвана в звании сержанта на службу в армию и направлена в эвакогоспиталь № 3715, который находился в городе Славгород Алтайского края. В этот госпиталь в августе 1942 года и поступил мой отец в связи с тяжелым ранением, полученным на Воронежском фронте. По воспоминаниям мамы, кроме отца других москвичей в госпитале не было.
В начале 1943 года госпиталь двинулся на Запад: Новосибирск, затем Киров, где-то на этой дороге землячество их и сблизило, несмотря на 10-летнюю разницу в возрасте. В Кирове их свадебное путешествие благополучно завершилось, и родители вернулись в Москву.
Однако по теме.
Игорь после женитьбы на одесситке Розе стал реже общаться со старыми товарищами, но все-таки он находил время и навещал отца. У Игоря была замечательная особенность - в разговоре он рисовал карандашом, часто на обрывках бумаги, портреты людей, о которых упоминал в разговоре. Таких карандашных набросков после его ухода оставалось немало, но мы ухитрились их не сохранить.
В одну из таких встреч Игорь принес и подарил отцу свой автопортрет с надписью: «Другу Лёхе от Игоря».


Автопортрет. И.В.Радоман. 1962 год?



Фрагмент автопортрета И.В.Радомана.

Прошло некоторое время и однажды, придя домой из института, я не обнаружил портрета на привычном месте.
На мой вопрос: «А где портрет Радомана?» домработница Анна ответила: - «А приходила Роза и его унесла».
И я и отец были несказанно огорчены произошедшим. Но поделать ничего не могли.
Через несколько лет к нам заглянул Игорь и, не увидев автопортрета, спросил у отца:
- «Дятел, ты что пропил мой автопортрет?»
- «Какой на х..... пропил? Твоя Роза давно его утащила!» - ответил отец. Игорь, ничего не говоря, вышел из дома и вернулся уже поздно вечером с портретом, но только без дарственной надписи. Розита ее стерла.
Так автопортрет художника Радомана, на мой взгляд, одна из лучших его работ, с тех пор не покидает наш дом.
Где-то в 90-х, гуляя по Ваганьковскому кладбищу, я совершенно случайно в довольно отдаленном месте (вот и не верь после этого в проведение) буквально уткнулся в могилу Игоря Владимировича, вернее увидел и узнал его бронзовую голову над надгробием.
Потрясенный случившимся, я бросился к матери рассказать об этом. Мама тот час выразила желание посетить могилу Игоря, но учитывая состояние ее здоровья, мы собрались не сразу, а где-то недели через три. Приехав на погост, я так долго не мог найти могилу Игоря, что мать обвинила меня в патологической рассеянности. Посадив её на скамеечку, я продолжил поиски и в результате всё-таки нашел могилу художника Радомана. Как оказалось, я много раз проходил мимо могилы и не узнавал ее, так как для меня ориентиром в её поиске был бюст Игоря, который до нашего прихода вандалы успели похитить.
Мама по приезду домой сразу позвонила Розите, которая и сообщила ей, что чудный бюст Игоря работы скульптура Владимира Цигаля был недавно похищен охотниками за цветными металлами и восстановить его нет ни какой возможности.
В связи с этим, почему-то вспоминается фраза из анекдота: - А это наша Родина сынок.
Бывая на Ваганьковском погосте на могиле родителей жены, мы обязательно посещаем и могилу Игоря Владимировича, чтобы отдать дань памяти гениального живописца.
Следует отметить, что в лихие 90-е с Ваганьковского погоста было похищено множество бронзовых деталей памятников.
Tags: aborigenarbata
Subscribe
promo otrageniya december 1, 11:52 124
Buy for 300 tokens
Что бы мы делали без наших мам и бабушек?! Вот ведь верно говорят, пока живы родители, ты еще ребенок. Но даже ушедшие они все еще берегут твое детство, сохраняют тебя для тебя же, самим собой уже давно забытого. И тихо посылают тебе напоминания, маленькие якоря…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments