Элла Гор (cherry_20003) wrote in otrageniya,
Элла Гор
cherry_20003
otrageniya

ТРИ ЛИТРА СЧАСТЬЯ

         

           Небо было третий день затянуто низкими  тучами… Такими же грязными, как бескрайние поля картофеля, на которых  кочками топорщились груды бурых набитых корнеплодами мешков… На этих мешках сидели колхозные бабы и насмешливо лузгали семечки в ожидании, когда  городские «тютики»,  вконец ухандокавшись на поле, соберутся под моросящим дождиком в ожидании автобуса.
          Сентябрь. Первый курс. Картошка.
        Их вез с поля старый громыхающий на всех колдобинах ПАЗик. На дермантиновых сиденьях подпрыгивало двадцать два новоиспеченных первокурсника – десять ребят и  двенадцать девчонок. Настроение у всех было  подстать погоде. Кое-кто чувствовал приближение простуды, кого-то раздражала бурая грязь, жирными комьями налипшая на резиновых сапогах, кто-то сидел, сгорбившись от усталости…. И все без исключения были голодны.
          Они знали, что, придя в колхозный барак, они сбросят с себя промокшие казенные телогрейки, свалят их в сушилку, где к утру те просохнут и будут стоять колом и пахнуть дымом. И одевшись в свое, в цивильное,  поплетутся в столовку.  Именно поплетутся, потому как торопиться туда не было никакого смысла. Несколько отрядов, а они самые младшие… Да и еда – борщ, хоть и из свежей капусты, но почти без мяса, картошка-пюре на воде с жаренным минтаем или хлебными котлетами – несмотря на величину порции им уже порядком приелась.  Но сегодня, кажется,  в виде разнообразия дадут сосиски. Хорошо бы. Но вот на что точно уже никто не мог смотреть, так это на столовский розовый кисель с печеньем «юбилейное».
          Шла третья неделя пребывания в стройотряде, и привезенные с собой запасы сладостей и спиртного уже подошли к концу, а в местном сельпо кроме лаврового листа, какао «Золотой ярлык» и того же печенья «юбилейное», ничего не было. Запасы истощились, а вместе с ними в новоиспеченном и еще не очень сплоченном коллективе постепенно угасло и настроение.
            - Блин, не могу больше – мрачно сказал Сергей – сладкого хочу.
            - Сладкого?... А чего б ты сейчас из сладкого хотел бы больше всего? – мечтательно потянулся  Санек…
            - Издеваешься?..
            - Не ну серьезно… Я бы от «коровки» не отказался… чтоб только свежая была и тянулась…
            - Не… я знаешь чего… я сгущенки хочу… Точно. Сгущенки. – Сергей сглотнул слюну, представив аккуратно вскрытую голубую баночку с зазубренными краями с нежным густым содержимым… Тонкий запах… Божественный вкус… Сгущенка.
            - Так «коровка» тоже из сгущенки, только из вареной.  А простую я вообще не люблю.
            - Неееет…. Я как раз простую хочу…. Блин… все что мне нужно сейчас для счастья  - это банка сгущенки.
             - Погоди – Санек что-то то ли обдумывал, то ли припоминал. – Кажется, я видел сгущенку у завхоза. Только там банки здоровенные. Но этикетка такая же. Точно сгущенка.
             - Так чего ж нам ее не дают?... Слушай, а пойдем к нему, попросим, а?
             - Да не даст он… крыса амбарная.
             - Ну не даст, так продаст.
             - А если загнет?
             - Да и хрен с ним… Не могу я больше... Сил моих нет – сгущенки хочу… Пошли.
             И они пошли.
             Завхозом у них был невозмутимый «дед»  с четвертого курса, за плечами которого была и  армия и два академа. Он давно прижился в институтской общаге, редко бывал на занятиях, невесть чем занимался, вообще, кажется,  не собирался  заканчивать институт, где  знал все ходы-выходы.  Все вокруг его звали Валериком, но у Сергея с Саньком язык как-то не поворачивался  называть его так из-за разницы в возрасте, внушительности фигуры и авторитета.
            Валерика они застали в компании молодых поварих, которых он веселил какими-то анекдотами. Румяные блондинистые поварихи от души заливались смехом, а Валерик  обнимал их за широкие талии и каждой что-то умудрялся шептать на ушко, от чего те краснели и хохотали до слез.
            И вот в этот неподходящий момент к ним и сунулся Сергей со своей сгущенкой.
             - Какая еще сгущенка? – протянул Валерик, окидывая щуплого Сергея с головы до ног.
             - Ну… у вас же есть сгущенка?! – полувопросительно-полуутвердительно  произнес Сергей, стараясь не опустить глаз под наглым смеющимся взглядом Валерика.
               Валерик потянулся всей своей могучей обтянутой тельняжкой грудью, хрустнул мослами, и весело глянул на барышень, как бы приглашая их принять участие в шоу.
             - Ну есть. И че?
             - Ну вот…
             - Что «вот»?... Молочка захотелось?.. Так это к мамке.
            Поварихи что-то шептали друг другу и громко хихикали за Валеркиной спиной. Сергею было ужасно неловко, а Санек так просто готов был провалиться на месте. Все бы ничего, если бы не эти девицы. Да еще  нет бы они с каким вопросом или делом пришли, а то, и в правду, как дети, сгущенку пришли клянчить.
             - Да. Захотелось. У вас там, я слышал, много банок – в голосе Сергея появилась интересная неожиданная  для него самого металлическая нотка. Санек тоже его таким еще не видел. Да и мудрено ли – они знакомы-то всего три недели.
            - Хочется-перехочется. Эта сгущенка на всех.
            - Так мы ведь уже через неделю назад возвращаемся, а вы нам так ее ни разу и не давали.
             - А это не твоего ума дело. И вообще… там трехлитровые банки. Я че, для одного тебя банку буду открывать?
             - Так я не прошу открыть. Вы мне ее продайте. Сколько стоит одна банка?
             Тут Валерик уже начал жалеть, что повел разговор в присутствии поварих, у которых был нюх на торговлю из-под полы. А торговать казенным добром в открытую да при свидетелях он бы ни за что не решился, не смотря на всю свою алчность.
             - Ты че, малец, офигел? Не продается сгущенка. Понял? Да и куда тебе одному целая банка? Все равно не съешь… пропадет…
              - Съем. Не пропадет.
              - Всю? Трехлитровую?
              - Всю.
              У Валерика в глазах зажегся азартный огонек и, как у опытного дельца, мгновенно родился план, как не продать, но не упустить прибыли, не ударить в грязь лицом,  развеселить девиц  и одновременно  урыть этого нахального  желторотика.
              - В одно лицо?
              - Ага.
              - На спор?
              - На спор.
              - Ну смотри… Короче так. Я даю тебе банку сгущенки, три литра. И ты тут, при всех ее съедаешь. Всю. До последней капельки. Не съешь – гони трояк. Идет?
              - Идет.
              - Только покажь деньги сначала.
              Сергей вынул из кармана куртки три рубля и помахал перед Валериком. Валерик кивнул и куда-то удалился. Через 10 минут он принес завернутую в какую-то тряпку трехлитровую банку сгущенки, и, оглядевшись по сторонам,  предложил всей компании пройти в столовку, в которой в этот час уже давно никого не было. Все стулья стояли на столах ножками вверх, пол был вымыт, а свет выключен.  Валерик зажег свет, задернул шторы и перевернул стулья себе и барышням. Сергей и Санек перевернули свои стулья и подсели к столу.  И тут Валерик с грохотом водрузил на середину стола огромную банку сгущенки.
               - Девушки, а можно мне попросить чай и ложечку? – Сергей спокойно взглянул на поварих.
               - Куда тебе чай-то?  Без чая больше войдет. Ладно, сделайте-ка ему чай. И ложку там захватите – снисходительно отдал распоряжение Валерик и консервным ножом ловко вскрыл банку.
              С отогнутой крышки медленными потеками  сползала в банку вожделенная сгущенка. Потеки наслаивались один на другой и расходились по поверхности медленными волнами. Наконец все успокоилось. Послышались торопливые шаги поварихи, несущей чай в стакане и алюминиевую ложечку.
              Чай еще не заварился как следует и чаинки медленно оседали на дно. Сергей взялся за стакан, но отдернул руку.
              - У вас подстаканника не найдется?
              Повариха хмыкнула, бросила быстрый взгляд на Валерика  и после его кивка принесла подстаканник. Все это время в столовой стояла напряженная  тишина. Только было слышно как тикают квадратные часы на стене.  Валерик сидел верхом на стуле, выжидательно положив подбородок на его спинку и насмешливо улыбался в рыжие усы.
              Наконец, чай заварился, стакан встал в подстаканник. Сергей деловито придвинул к себе банку и зачерпнул чайной ложечкой немного сгущенки с самой поверхности и отправил  себе в рот. Блаженно закрыв глаза, он облизал ложечку и  сделал глоток чая. Потом зачерпнул еще и снова запил. Лицо его выражало крайнюю степень наслаждения, которому совершенно не мешали присутствующие, откровенно смотрящие ему в рот.
            Еще ложечка. Глоток чая. Вздох наслаждения. Ложечка. Глоток. Улыбка. Ложечка. Глоток. Что-то промычал, облизал губы. Ложечка. Глоток. Еще чайку приготовьте, пожалуйста. Спасибо. Ложечка сгущенки. Глоток чая.
            Неторопливо Сергей ел сгущенку и запивал ее чаем. Каждая ложка сопровождалась молчаливыми  взглядами всей компании. А уровень в огромной  банке почти не опускался. Ну, может самую малость.
            Сергей еще дважды просил чаю. И в общей сложности не торопясь чаевничал в одиночку уже где-то около часа. Наконец, об облизал ложечку, опустил ее в пустой стакан, обвел всех присутствующих довольным взглядом … и встал.
             - Большое спасибо. Было очень-очень вкусно…. Вот получите – ваши три рубля.
           Он достал из кармана трешку и аккуратно положил перед Валериком и почти совсем полной банкой сгущенки. Затем выдернул из пластикового стаканчика салфетку промокнул губы, скомкал и, повернувшись к другу,  весело сказал:
             - Ну вот, Санек… теперь я счастлив…. Пошли что ли...
              Выходили они из столовки в полной тишине, провожаемые недоумевающими взглядами поварих… и начинающей багроветь физиономией завхоза Валерика…
Tags: 2018г., cherry, Авторский текст, Битва, Вот так история!, Игра, Из жизни, Настроение, Про людей, Шалость удалась!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 26 comments