Перловка

Хоть убейте, не понимаю я людей, которые получку ждут, чтоб потом её разом в банк на счет вбухнуть, или, положим, на какую-нибудь побрякушку дорогую потратить. Ну в баню такой коленкор! Я, например, четко знаю, что по крайней мере пару раз в месяц могу пожить на широкую ногу. Эти два дня для меня всё равно что маяк для моряка дальнего плаванья.

Ради них и живу, ради дней этих. Так вот! Аванс в середине месяца, остальная получка — в конце. Тем и дышу в перерывах. Перловку глотаю. Но уж когда деньги брякнут на карту, я себя не сдерживаю. Шиковать, так шиковать — официант, коржик! К черту паршивую перловку! К черту гречку с минтаем, рожки без масла, да и колбасу с запахом лаврухи — туда же — к дьяволу! 

В столовку иду! Мчусь! Лечу! За час до обеда из конторы уматываю, лишь бы в очереди не стоять. Не то пропустишь человек тридцать — там уж и жрать-то с гулькин нос останется. Не-ет, извольте, господа начальнички, уж я подстрахуюсь. А и после обеда тоже опаздываю, минут на сорок - не меньше. Ничего, причина уважительная, а потому совесть меня ни на вот столечко не коробит. Ну её! Гуляем же! Заслужил небось. Две недели слюни пускаю. Только подумаю о хрустящей корочке киевской котлетки — ой, ой — так сразу брюхо замолотит. А пельмени столовские? Да это же чудо, а не пельмени! Натурально говорю. Говядинка, свининка, лучок, тесто тончайшее — во рту тает. Это вам не магазинский шлак — это целая наука, говорю вам, наука. Про салатик "Весенний" молчу. На улице мороз под ногами трещит, а ты сидишь себе в тепле, овощную свежесть перемалываешь. Жую да лето вспоминаю —  пупырчатые огурчики, капустка, укропчик душистый, опять же. Загляденье. Но я б салатец "Летним" назвал всё ж таки. 

Бифштексы, шницели, дрицели и прочую галиматью оставьте себе, господа: мясные шарики с сюрпризом — во-истину шедевр кулинарного искусства. Хрен угадаешь, что попадется. Но всегда всё пальчики оближешь. А даже если и попадется когда изюм там, или курага, например, то ведь и это, по сути, не беда — всё полезно, что в рот полезло. 

Эх, не могу, жрать охота. Живот урчит, слюна в глотку течет. Сегодня аванс должен упасть, дак с утра жду пока телефон пропиликает. Наверное, вот так, один в один, влюбленный дурачок ждет пока зазноба на душещипательное письмо ответит. Да и бог с ним — пускай хоть до второго пришествия мается — мы лучше аванса подождем, всяко толку больше. Да и удовольствия. Хотя...Может свезет, кухарочкой знатной окажется...

"Телеграф", как назло, молчит. Молчит пес, будто рыба в пироге. М-м! К слову о пирогах. Расстегаи там шикарнейшие — из горбуши, рыбка красненькая — не хухры-мухры. И, главное, рыба-то натуральная, то есть ни какие-нибудь консервные ошметки, нет — полновесное филе! Ещё лососятинка бывает. Соленая. Уж это не с аванса, а то опять за квартиру заплатить не хватит, как в прошлый раз получилось.  Так что простите-извините, не могу я про лосося рассказывать, чтоб почем зря душу не травить. А так — вещь, конечно, первосортная. Что говорить — любой каприз за ваши деньги. 

Ну, трещи давай, кусок пластика проклятый! Уже без пятнадцати двенадцать, а всё молчок. Скоро все нахрен щи, борщи, все салянки остынут! В полдень я уже должен буду чесать в святая святых. Ладно, думаю, схожу справлюсь в бухгалтерию, мол, что там с авансом, обычно в это число с утра приходит. 

Я вам так скажу — лучше бы сидел ровно на заднице. Захожу в кабинет, "здрасте" говорю, чувствую — телефон в кармане трепыхается. Ну, мать ети! Достаю, смотрю — точно! Аванс упал. 

Ладно, думаю, дай-ка заверну оглобли по-тихому. Разбежался! Бухгалтерша остановила, говорит: так и так, помощь твоя, дескать, нужна — смету мне будешь помогать лепить. Нормально влип. Сидел бы себе, дак нет же! — надо было переться куда-то. "Хорошо, — говорю. — Алефтина Семенна, помогу. Только после обеда". — "Не пойдет, голубчик. Сверху бумага-то упала. Министру, стало быть, надо. До трех просят подготовить".

Стони, не стони — делать надо. Я и цифры-то ни одной не могу в голове удержать, мне всё брезолины куриные в сухарях чудятся. "Поесть надо, — думаю, — "успокоить нервишки". 

Осторожно попытался урезонить бухгалтершу:

— Алефтина Семенна, на обед-то хоть отпустите, с утра во рту ни крошки. Ей-богу, башка не варит.

— Терпи, Ваня. Бог терпел и нам велел. 

Мы проковырялись со сметой часа два минимум. Все это время мой живот издавал настолько жалобные звуки, что Семеновна нет-нет да и подхихикивала над желудочной элегией. 

— На, — достает конфету из тумбочки, — подкрепись маненько.

— Спасибо, — жую и говорю: — Капля в море, однако, — на что в ответ бухгалтерша могла только развести руки.

 Кое-как к трем часам разделались с заданием. 

— Молодец, Ванюша! — похвалила Семеновна. — Ну, дуй обедать! 

— Так точно!

Я руки в ноги и в столовку. Несусь — людей не вижу. Не может быть, чтобы человек две недели к ряду паршивой перловкой давился, а взамен — ополоски хлебал. Должна же быть вселенская справедливость, или как там её. Забегаю в столовку: двери ногой, поднос в зубы, ложки-вилки в руки. Слава Богу — народу ноль. Радуюсь, от предвкушения в животе бабочки порхают. Хрустящая бризоль так и стоит перед глазами. Ещё секунда и попаду в заветный закуток, где еду накладывают. Сердце мечется как попугай в клетке. Качу поднос по прилавку, доезжаю до супов, говорю: "Борщ, пожалуйста!" — "Нет борща". — "Щи, пожалуйста". — "Съели". — "Куриный, с лапшой?" — "Молочный, с гречкой..." — "Спасибо, — говорю. — Поехал я дальше". 

Качу до горячего, на душе поскрёбывает, спрашиваю: "Что на гарнир сегодня?" — "Перловка осталась". — "Всё? А пельмени остались?" — "Только полуфабрикаты на развес". — "Даже пюрешки нету?" — "Пюре есть. Гороховое!" — "Спасибо, я, пожалуй, пас. А что из мясного?" — "Из мясного ничего, но есть рыба". Я уже мысленно потираю руки, думаю: "Неужто ли семга? Раз ни черта съестного не осталось, можно и на семгу потратиться". "Эх! Давайте семгу!" — "Господь с вами, какая семга? Кусок минтая вот остался, будете брать?" 

Я стою ни жив ни мертв, с грузом несбывшихся надежд и чаяний. Ну что мне оставалось делать? Жрать-то охота.

— Буду! И перловки навалите, пожалуйста. Три порции. Полезная штука. Главное, сытная!

— С подливом?

— Обойдусь! Завтра поквитаемся.

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.