karataev_platon wrote in otrageniya

Замшевые грезы

Сегодня утром в конторе произошло ЧП. Случилась натуральная катастрофа, поэтому ЧП — это даже ещё слишком мягко сказано.

 Суходоева Оксана Петровна, замначальник конторы, должна была ехать в мэрию на какую-то там великомудрую конференцию, где собираются не абы какие чинуши, а самые настоящие столпы общества. Она к ней месяца три готовилась. Сначала прикидывала, в чем пойдет, потом перед зеркалом дефилировала — и так и этак бедрами виляла, так что сама покраснела от стыда. Но всё это ничто в сравнении с тяготами постижения актерского искусства. Бедняжка чуть косоглазие не заработала, пока училась метать обворожительные взгляды направо и налево. А уж сколько всяких пробников она извела, пока не подобрала себе достойного аромата "с ноткой цитруса и легкой ностальгии по Парижу" — это ни в сказке сказать, ни пером описать. Одним словом, замучилась баба, зато подготовилась к событию весьма и весьма основательно. Жаль только про речь забыла, ну да она и ни к чему с таким-то прикидом.

Это надо думать — как человеку повезло! Без году неделя в должности, а уже по конференциям разъезжает. Вот, правильно говорят умные люди: уметь надо поставить себя. В прошлом месяце начальник хорошо юбилей отметил, так что угодил на больничную койку с воспалением печенки — так замшу Суходоеву на время в начальники подняли. Ох и напустила Оксана Петровна форсу! 

Приказ о назначении на столе в рамку поставила, по телефону представлялась исключительно начальником, и вообще всячески заставляла уважать себя. Копырин Коля на своей шкуре испытал властолюбие замши. Принес, значит, ей бумагу подписывать, а напротив фамилии её по-прежнему красуется должность "Заместитель начальника". 

— Николай Анатольевич, я не стану это подписывать.

— Почему? Вроде всё грамотно написал, проверил раз десять. 

— Ну так проверьте ещё. — Отрезала Суходоева и вышвырнула копыринскую бумагу со стола.

Колька не знал куда и деваться. Смотрит, пыхтит — всё в порядке, по форме написано. Несет второй раз — опять от ворот поворот. Ну что ты будешь делать? Сроки-то горят, кому охота премии лишаться? Была ни была — третий раз на поклон пошел:

— Подпишите, ради Бога, Оксана Петровна, сроки же — взмолился Колька.

Суходоева забрала бумагу из трясущихся рук подчиненного и скользнула по нему снисходящим взглядом. Видимо, ждала, что исправился. Но не тут-то было: как стояла должность замши в подписи, так и стоит себе, целехонькая. Новоиспеченная начальница не растерялась, виду не подала, что "столь низкий" проступок задел её за живое. Она молча, демонстративно порвала бумагу на восемь кусков и бросила Кольке в лицо. 

— Не видать тебе квартальной премии, как своих ушей. Доходчиво объясняю? — Суходоева впилась глазами в несчастного, а тот встал как вкопанный, не знает куда и деться, хоть сквозь землю провались. 

— Д-д-доходчиво, Оксана П-петровна, — простучал Копырин.

— Свободен.

Так Колька и не решился больше подходить к Суходоевой. Сроки все прошляпил, но дождался, пока начальник вернется с больничного. Начальник-то не глядя подписал, с размаху. Колька негодовал: "На пустом месте премии лишила, мегера! За что?" Потом сослуживцы объяснили, за что, да только уж поздно было. А премии его и на следующий квартал лишили — за просрок. 

Но сегодня замша была сама не своя, с цепи сорвалась как будто. Ехать надо — не на чем! Как на зло, к начальнику армейский дружок-товарищ из соседней области прикатил — ни жить ни быть, надо отметить сегодня, сейчас же! Шеф тоже знал себе цену, и не мог упустить возможность козырнуть перед старым знакомым, а потому взял с собой личного извозчика — по совместительству, единственного водителя в конторе. 

О, черное с серебристым авто представительского класса, как долго Суходоева грезила тобою! Сколько раз она представляла свою изящную ножку, объятую элегантным французским сапожком, на твоей блестящей подножке. Сколько раз она мечтала выпорхнуть из фешенебельного кожаного салона на брусчатку перед мэрией. Вот она вся я — смотрите! Упивайтесь красотой, плебеи! Никогда вы подобных женщин не видали, куда вашим женам-замарашкам до меня — богини, Афродиты! 

К великому сожалению, многодневным замшевым мечтам сбыться оказалось не суждено. Времени в обрез, а службы "Крузак на час" в небольшом городке К не имелось. Ничего не поделаешь, пришлось обходиться тем, что есть. А именно: такси "Динамит". 

Голосу из телефона крайне не понравилось, когда Суходоева потребовала — не сказать, чтобы уж очень грубо, но и далеко неласково — "черное авто представительского класса". Прокуренный женский баритон рассмеялся замше в растревоженное ухо. Попытка — не пытка. 

— Ладно. Давайте хотя бы черную.

— Воля ваша. Ожидайте машинку в течение пяти минут. Спасибо за заказ.

Во двор конторы подъехала рыжая девятка и принялась неистово сигналить. Оксана Петровна ещё рассмеялась: "У Симоновой, что ли,  хахаль новый?". Но на призыв никто не откликался.

"Черное авто"? — мелькнуло в голове. Бип-бип-бип! Фу ты, черт, делать нечего, двадцать минут до открытия. Села да поехала. 

Водитель оказался на удивление приятным мужчиной, можно сказать, джентльменом — постелил на сиденье вчерашний номер "Презентации".

— Да вы не волнуйтесь, подсохло уже. Одного синяка давеча подвозил, дак он, паскуда, в грязных портках оказался. Ну, думаю, жаль человека, дай подвезу. Да и заявку терять неохота.

Замша сидела молча, насупившись, и, злая на весь свет, проклинала начальника и всех его дружков, таксистов и город, за то что в нем нет "адекватных сервисов, отвечающих условиям современности". 

— Высадите меня на углу Воровского и Ленина. — Процедила Суходоева. — Пожалуйста. — Она не хотела подъезжать прямиком в мэрию на такой убогой, рыжей колымаге. Лучше сдохнуть на месте, чем перед людьми опростоволоситься.

— У бочков, что ли?

Замша звонко цокнула, закатила глаза, но промолчала. Водитель только плечами пожал. 

Спустя пять минут Суходоева стояла возле мусорных бочков. Она решила дворами пробраться к мэрии. Но если бы замша располагала хотя бы крохотным запасом времени, то она бы задумалась о том, что на улице начало апреля, а парадные окна мэрии пялятся не во двор, а на дорогу, то она бы, наверное, ни за что на свете не решилась идти дворами. А теперь — поздно, матушка. Вот уж в самом деле говорят — человек предполагает, а бог располагает. Каждый человек в городе К знал, что всё пространство, которое находится вне поле зрения глаз власть имущих, никогда не бывает чистым, сухим, пригодным для хотя какой-нибудь ходьбы. Вместо вылизанных до блеска тротуаров перед ногами замши расстелилось непролазное болото — ни пройти, ни проехать. Но бедняжка так хотела попасть на чиновный сабантуй, так долго она готовилась к этому триумфальному дню, столько сил затратила, чтобы выкроить из себя премилую куколку, что, кажется, её бы не остановила разверзшаяся под ногами пропасть, не то что какое-то там болото. Не на ту напали, черти! 

Пара трухлявых досок уныло болталась посреди лужи, разлившейся поперек тротуара — шанс, шанс! Эх, была ни была! Суходоева изловчилась, приняла позу рыси перед броском, да как сиганула! Бах! Носком французского сапога разломила доску напополам, а сама свалилась — лицом в грязь ударила, одним словом.

— Ольга Петровна? Вы? — подбежало к распластавшейся замше модное шерстяное пальтишко.

— А? Что? Кто? — растерялась женщина.

— Не узнали? Пигалицын, секретарь мера. — Представилось пальто.

Метла дворника столько в жизни не подметает, сколько метет язык секретарей мера. Суходоева это знала прекрасно. Прекрасно знала, потому и унеслась, будто ошпаренная, пряча лицо в измызганный воротник новенького дафлкота. 

В эту минуту она бы полжизни отдала, чтобы услышать под собой шорох вчерашней "Презентации" в старой рыжей девятке.

promo otrageniya april 14, 2019 06:25 69
Buy for 40 tokens
Привет всем участникам Отражений и нашим гостям! С настоящего момента вступают в силу изменения в правила, поэтому прошу авторов ознакомиться с нижеследующим. 1. Каждый участник может опубликовать один пост в день. Чтобы иметь возможность публиковать до трех тем в день, участник должен соблюсти…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded