Чужая жена и муж под кроватью. Глазами внутрь.

 В самом ли деле Достоевский своим рассказом "Чужая жена и муж под кроватью" хотел сказать только лишь, что "ревность - страсть непростительная, мало того: даже - несчастие!.."? Ну, да, да: завязка, развитие сюжета, кульминация и развязка - все элементы работали исключительно на доказательство этого тезиса. Но! Стоит присмотреться повнимательнее к обстановке, в которой приходится действовать несчастному герою рассказа - и всё не кажется таким уж очевидным. Может быть, писатель хотел сказать что-то ещё? 

Например, изобразить судьбу кроткого человека в столичном обществе, в свете. Авось и не виноват бедняга, что ревнивым сделался. Может, не сам сделался, а сделали? Ведь он не молодой, под полтинник - у общества было время, чтоб выточить из него ревнивого уродца, вечно трясущегося над своей женушкой-шатункой. По сути, единственное, что есть у ревнивца - это годы. О, как он их ценил! В каждой стычке с любовниками жены он взывал к уважению его возраста. Только и всего. Енотовая шуба да годы. Ни самоуважения, ни ума, ни какого-нибудь живого чувства - одна страсть к ревности. 

Но и сама страсть эта при ближайшем рассмотрении оказывается не его собственной, изначальной чертой характера, а насильно всученной окружением ревнивца. Его попросту затюкали - ничего не стоит затюкать кроткого человека. Хищное светско-мещанское общество обглодало бедолагу с головы до пят, так что он уж и к людям-то подступиться боялся. Всё расшаркивался. Прости, извините, сделайте милость, ваше превосходительство. И как самому не тошно? Он словно боялся, что его уличат в какой-то подлости, безнравственности, потому опять же приходилось притворяться человеку, изображать из себе неженатого, под маской друга разнюхивать о похождениях жены. Более того, он боялся, что люди скажут, будто это ему жена рогов наставила. Боялся даже показать ревность! 

А откуда она взялась, ревность? Не от того ли, что герой рассказа итак оказался ниже плинтуса? Его самолюбие оказалось настолько растоптано, что он готов был мотаться ночами напролет в поисках измены жены. Годами его укладывали в прокрустово ложе столичного мещанства - и вот результат! Это ни скажи, так не сделай, тут улыбнись, там слезу пусти, здесь ногой топни. А если уж не получается или ненатурально выходит, значит, быть тебе посмешищем, кормом для гиен. А разве может грамотно получиться у кроткого человека подобный фокус? Вряд ли. Однако человек увяз в это болото и трясется исключительно за репутацию в глазах людей. А жена только так - атрибутика. Лишь бы подлецом не назвали, лишь бы не безнравственным человеком, не колпаком - вот круг его интересов. Где тут самоуважение? Тут им и не пахло. От того и ревность. От осознания собственного ничтожества мы ревнуем. Вот герою ничего и не оставалось, кроме как ревновать. Это была единственная живая страсть в нем. Отдушина. 

Но так и осталось за кадром, что бы он сделал, если бы всё-таки застал жену за изменой. Да ни черта бы не сделал. Также порасшаркивался бы немного, замял разговор, а потом и исчез с глаз долой. 

Ревность - это двигатель, у неё есть цель - найти измену, а что будет дальше - не её ума дело. Она дает силу на поиски предмета страсти, но на дальнейшее - ни гроша.А у кроткого человека ревность приведет только к насмешкам, да к петле. 

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.