Элла Гор (cherry_20003) wrote in otrageniya,
Элла Гор
cherry_20003
otrageniya

Category:

Как простому смертному попасть в Энциклопедию?

Поскольку в клубе собралась весьма теплая компания  пишущих людей, к которым  время от времени стучится назойливая муза, признайтесь – посещала ли вас хоть раз мысль издать свои творения в бумажном виде, чтобы увидеть их на прилавках магазинов и ощутить вес гонорара в кармане или, на худой конец,  подарить друзьям, коллегам и родным, предварительно снабдив авторской подписью? Ну, признайтесь, были такие мысли или даже мечты? Наверняка же друзья или близкие говорили: "Да тебе книгу пора издавать!", "Да ты этим зарабатывать можешь!", "Да ты ващееее..." и т.д. Ох, уж эти сладкие мечтания.... ))

А мечтали ли вы когда-нибудь оказаться в Энциклопедии - в этаком вместилище великих и подлинных имен настоящей Литературы? Что? Не ваш размах? Мечтайте смелее...
Берите пример с господина Галковского, который совершенно заслуженно (ну, а как иначе?) занял в Энциклопедии "Русская литература XX века"  Российской Академии наук за 2005 год целых четыре страницы.
А ведь "сколько страниц посвящено писателю, вот он такой и есть по своему масштабу".
Ни в коем случае не оспариваем сей справедливейший критерий. А если писателей еще и на весах взвешивать....





А вот на загнивающем Западе в энциклопедии простые смертные, оказывается, попадают совсем по-другому. Хотите знать как? Тогда открывайте кат!

«Мануций» было издательством для ПИССов.
ПИСС значит Писатель, Издающийся за Собственный Счет.
«Мануций» — одна из  фабрик славы. Прекрасный товарооборот, никаких накладных расходов. Штат:  четыре человека, включая директора господина Гарамона.
«Мануций» читателями не интересуется. Самое важное, считает господин Гарамон, чтобы нас любили писатели. Без читателей прожить можно.


Система «Мануция» отличалась простотой. Немногочисленные рекламные объявления в провинциальных газетах, в специальных журналах, в городских литературных альманахах, которым не суждено прожить больше трех выпусков. Объявления скромного формата, с фотографией автора и подписью «высочайший голос нашей поэзии».

Таким образом расставляются силки, и ПИССы падают в них гроздьями.

Возьмем к примеру провинциального ПИССа отставного комиссара Де Губернатиса. Через месяц, дав пенсионеру хорошо повариться в собственном соку, поступит звонок от господина Гарамона с приглашением на ужин, где будут и другие авторы. Вечер состоится в арабском ресторане, для своих, без вывески; надо прямо звонить и говорить в домофон свою фамилию. Шикарная обстановка, рассеянный свет, экзотические мелодии. Гарамон здоровается за руку с метрдотелем, обращается на ты к официантам и возвращает в погреб бутылки, потому что год разлива его не устраивает.

           Де Губернатиса знакомят с комиссаром Таблетти, все наземные службы аэропорта под его контролем, но главное в нем — что он изобретатель, апостол нового языка Косморанто, это язык мира во всем мире и сейчас он стоит на повестке дня в ЮНЕСКО. Потом — профессор Пилюлли, настоящая крепкая проза, лауреат премии Петруцеллис делла Кукуцца 1980-го года, светило медицинской науки.  А вот и наша утонченная поэтесса, Теодолинда Клистери-Клизмони. Та самая, которой принадлежат «Целомудренные касания», вы, конечно, читали.


В общем, что вам сказать, ужины эти очень насыщенны в интеллектуальном смысле. У Де Губернатиса сложится впечатление, что он нахлебался коктейля из ЛСД. Он наслушается сплетен от соседей по столу, узнает смачный анекдот про великого писателя, известного импотента, да и, между нами, как писатель — не такого уж великого. Он вопьется влажным от волнения взором в новое издание Энциклопедии Знаменитых Итальянцев, которая по мановению Гарамона появится внезапно и сногсшибательно, для того чтобы показать комиссару, как будет выглядеть статья о нем, вот и вы вошли в пантеон, дорогой коллега, как же, как же, это настолько соответствует вашим заслугам.

Энциклопедию эту пишем мы сами... Каждый год выходит новое переработанное издание. Статьи о литераторах расположены квадратно-гнездовым способом. Одна статья про существующего знаменитого писателя, одна про ПИССа.

ЛАМПЕДУЗА, Джузеппе Томази ди (1896–1957). Сицилийский писатель. Долго не пользовался признанием и стал знаменитым лишь после своей смерти как автор романа «Леопард».  (две строчки,всего-то...)

ЛАМПУСТРИ, Адеодато (1919-…) (наш ПИСС). Писатель, воспитатель, боец (бронзовая медаль за восточноафриканскую кампанию), мыслитель, прозаик и поэт. Его фигура высится на фоне итальянской словесности текущею столетия. Дар Лампустри выявился с особой силой после 1959 года, когда им был создан первый том всеобъемлющей трилогии «Братья Карамаззи», в которой в неприкрыто реалистичной и в то же время подкупающе лиричной манере повествуется о нелегкой судьбе семьи рыбаков из Лукании. Это произведение, которому была заслуженно присвоена в 1960 году премия Петруцеллис делла Кукуцца, было продолжено созданными в последующие годы романами «Освобождение из тюрьмы» и «Пантера с глазами без ресниц», которые возможно, еще более выразительно, чем первое творение, подчеркивают эпический размах, искрометное воображение, лирическую струю, отличающие многогранное творчество этою одаренною художника. Ценный сотрудник министерства, Лампустри пользуется уважением среди коллег по работе как цельная личность, образцовый отец и муж, тончайший оратор.

Де Губернатис тут же возжаждет оказаться в Энциклопедии. Но всего важнее, что в этот вечер перед ним открывается перспектива войти в общество писателей, которые являются в то же время директорами государственных предприятий, банкирами, аристократами, юристами. Внезапно оказывается, что он может резко расширить и обогатить круг своих знакомств, и если ему понадобится обратиться по делу, теперь он будет знать, к кому. Господин Гарамон своей властью может вытащить Де Губернатиса из провинциального болота, возвысить его до неслыханных высот. Приблизительно к концу вечера Гарамон шепнет ему, чтобы тот зашел наутро к нему в издательство.
И на следующий день он побежит.  Можете не сомневаться. После бессонной ночи, исполненный мечты о такой же славе и таком же месте в Энциклопедии, как у  Адеодато Лампустри.

Пять десятков  таких авторов в год, и бюджет «Мануция» закрывается с хорошим активом.
И без угрызений совести: ведь это продается счастье.

Умберто Эко. «Маятник Фуко». 1988г.

Tags: cherry, Век живи - век учись, Время желаний, Литература, По мотивам
Subscribe

  • Зов Апреля (К тому, что не исчезло)

    ...Где искать число нам " пи "? Сколько раз шептать " прости "? Как создать небесный храм? Где послушать чаек гам?…

  • Ради неё

    ...А потом он придумал Данди. Бюджет фильма был смехотворным по голливудским меркам: всего 8,8 миллионов долларов, и собирали эту сумму всей…

  • халькопирит

    Бывает, человека самого легковерного нелегко обмануть. а, бывает самый въедливый и недоверчивый сам себя обманывает. Однажды я вёл работы на медном…

promo otrageniya апрель 14, 2019 06:25 69
Buy for 40 tokens
Привет всем участникам Отражений и нашим гостям! С настоящего момента вступают в силу изменения в правила, поэтому прошу авторов ознакомиться с нижеследующим. 1. Каждый участник может опубликовать один пост в день. Чтобы иметь возможность публиковать до трех тем в день, участник должен соблюсти…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 41 comments

  • Зов Апреля (К тому, что не исчезло)

    ...Где искать число нам " пи "? Сколько раз шептать " прости "? Как создать небесный храм? Где послушать чаек гам?…

  • Ради неё

    ...А потом он придумал Данди. Бюджет фильма был смехотворным по голливудским меркам: всего 8,8 миллионов долларов, и собирали эту сумму всей…

  • халькопирит

    Бывает, человека самого легковерного нелегко обмануть. а, бывает самый въедливый и недоверчивый сам себя обманывает. Однажды я вёл работы на медном…