ultravert_n (ultravert_n) wrote in otrageniya,
ultravert_n
ultravert_n
otrageniya

Шлягер

Задание было вроде простым: собраться группой, каждому проявить индивидуальность, но в итоге дать высокую слаженность и преподнести таки на выходе замечательную музыкальную композицию, чтобы исполнить ее на мероприятии.

Ну, индивидуальность, так индивидуальность, слаженность, так слаженность, какие проблемы...

Собрались мы на репетиционной базе и уставились друг на друга, ожидаючи, когда кто-нибудь начнет проявлять индивидуальность. Первым заявил о себе Джуджак – волосатый гиббон вида homo metallisticus, эволюционный предок австралопитека и, возможно, крокодила. Он расчехлил притащенную электрогитару, подключил к сети, сделал эффектный взмах черной длинной шевелюрой и зарубил что-то ритмично жесткое на своей дизельной чудо-гитаре. Длилось мероприятие около пяти минут. Всё это время мы стояли и молча смотрели на Джуджака с его индивидуальностью. Поняв, что зал «не заводится», Джуджак закруглился лихим проигрышем и даже не стал бить гитару о стену, чего мы все от него очень ждали.

Повисло молчание, так как мы медленно соображали, каким образом вплетать свою индивидуальность в индивидуальность Джуджака, чтобы было слаженно. Впрочем, как оказалось, не все полезли рефлексировать. К примеру, наш «уличный рэмбо» Вацлав не полез, так как в рефлексировании был не очень силен, зато выделялся любовью к блатным уличным напевам про романтику неволи. 
Поправив кепку, щелкнув трижды пальцами, и махнув рукой Джуджаку, он принялся под гитарные рифы, пытаясь попасть в такт, хрипеть тоскливое: «Стены улиц уплывают от меня, впереди грозит решеткою тюрьма. До свиданья мама, передай сестре, что вернусь домой на зло лихой судьбе». Мы стояли и слушали этот дуэт, мрачнея от куплета к куплету. Очень уж жалко было пацана, прощавшегося с мамой под аккомпанемент маршевого пауэр-метала. Нужно было парня выручать, дать привычную среду для слезных прощаний.

Первым на выручку Вацлаву пришёл Лех с баяном наперевес. Видно было, что Лех прочувствовался и очень хотел тронуть души слушателей не только отбойным зарубом, но и разухабистой баян-партией. В конце концов, одно другому не мешает. Вроде бы. А чтобы два раза не вставать, к ним сразу присоединился пианист Ведран, усевшись за рояль и надев белые перчатки.

И понеслось. Медленное лиричное вступление пианиста, подхваченное разгуляй-мотивом баяниста, подхватил хриплый басистый певец Вацлав, так и не понявший до конца, какому из двух ритмов нужно соответствовать. Джуджак, тем временем, готовил яркий сюрприз, и очень гармонично вплел свой рвущий небеса дизель-генератор как раз под начинающийся припев Вацлава: «Мама, мне тоскливо, сердцу больно. Ты прости, я снова был не прав…». Сложно сказать, расчувствовалась ли мама от неправоты Вацлава, но музыкальная составляющая делала миг прощанья очень даже незабываемым. 

После припева Джуджак умолк, зато состоялось состязание между Лехом и Ведраном, кто лучше проявит индивидуальность: Пещера горного короля против гимна Ирландии, сдобренные горестными причитаниями неудачливого криминального элемента.

Мне, с моим тромбоном, было очень кстати поучаствовать в этом замечательном творчестве. Но что делать, я же тоже индивидуальность, умеющая творить слаженно.

И где-то даже жаль, что пришлось, в итоге, петь частушки в белых кафтанах. Не готовы оказались организаторы мероприятия к прорыву постмодерна на сцены больших и малых… снобы, что с них взять.

Tags: ultravert, Авторская песня, Авторский текст, Рассказ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments