prajt (prajt) wrote in otrageniya,
prajt
prajt
otrageniya

Байки от Дурова

Знаменитый советский и российский актер Лев Дуров, как и многие артисты, был неравнодушен к розыгрышам. Он и сам разыгрывал коллег, но чаще оказывался «пострадавшим».

Я дружил с братьями- акробатами Ворониными. А эстрадные артисты всегда очень переживают по поводу волос, вернее, по поводу их отсутствия. Воронины даже поехали на операцию в Тбилиси, я тогда очень смеялся — вернулись с распухшими головами, им там остатки волос как-то поднимали, чего-то там вшивали и выдали огромное количество мази, которую надо втирать в голову. Кучу трех- и двухлитровых банок.





Причем все это дико пахло чесноком. Я тогда уезжал на гастроли с Театром на Малой Бронной. Братья пришли проводить меня на вокзал. Там они торжественно вручили мне эту банку и сказали, что если я буду втирать ее свою плешь, то волосы у меня вырастут, как у Анджелы Дэвис. В придачу вручили мне целлофановую шапочку для ванной. Я тогда таких и не видел никогда. Это чтобы, когда голову намажешь, полезные свойства не выветривались. В общем, запихнули мне эту гадость под стол в купе и ушли.

Значит, поехали. Я в одном купе с нашей примой Ольгой Яковлевой, а в соседнем — неугомонная четвёрка: Гена Сайфулин, Валя Смирнитский, Георгий Мартынюк и Игорь Кашинцев. Ребята сразу же начали «соображать». Вскоре скребутся ко мне:

— Дед, дай что-нибудь закусить.
— Да нет у меня ничего.
— Ну что ты жмёшься — вон у тебя какая-то закусь в банках. И как раз чесноком пахнет.
— Мужики, — говорю, — это не закусь — мазь для облысения.
— Свистишь, дед?




И ушли недовольные допивать.

Гудели до утра, спать всем мешали. Думаю: надо ребят проучить. Вижу — на крючке висит парик Ольги Михайловны. Длинный, кучерявый. Натянул парик, вылез по пояс голый и в соседнее купе стал стучать. Открыли они и спьяну глаза вытаращили. А я им эдак торжественно-возмущённо:

-Что, суки, не верили?

Смирнитский упал с полки и сломал руку, Мартынюк угрюмо пробормотал, обращаясь сам к себе:

— Допился...

У Сайфулина начались судороги. А лысый Кашинцев воскликнул с восторгом:

— Это, блин, жизнь! — и упал лицом в подушку.

Я удалился. А минут через пятнадцать они опомнились и стали ломиться в наше купе. Но строгая Ольга Михайловна их не пустила. Весь гастрольный сезон Смирнитский ходил со сломанной рукой и смотрел на меня волком...
* * *



Что Никулин, что Ширвиндт - рассказывал Лев Дуров – жуткие люди, оба негодяи. Я, например, никогда не ношу галстук. Знаете, почему? Однажды мне позвонили по телефону и сообщили, что я награждаюсь каким-то орденом, и должен приехать в «Белый дом» в назначенный час 24 апреля. Я вымыл шею, надел галстук, и поехал. Приезжаю, а часовые интересуются: вы что здесь? Я сказал, за орденом приехал. А они в ответ: сегодня не наградной день. Я попросил уточнить: приглашали-то из администрации Президента! Они стали звонить, и чем больше, тем у них погоны сильнее в недоумении подниматься стали: знаете, Дуров, в администрации президента перевернули все наградные листы на полгода вперед, вас там нет…

Ну я начал спускаться вниз по ступенькам. Вижу, стоит Никулин. «Приехал все-таки, дурачок», - сказал мне старый, добрый друг.




Я его чуть не убил. Мы бегали вокруг машины. Я его все пытался ногой достать, и постоянно кричал: ну что, получил. Несмотря на то, что над «Белым домом» развевался государственный флаг, я слова всякие нехорошие кричал.




По снимку можно понять, что Дуров в новом костюме. Никулин – с новым галстуком. Забавно, смешно, странно, но Дуров выглядит здесь пьяным. Так уж снял фотограф, будто Юрий Никулин уводит подвыпившего Льва Дурова со сцены. На самом деле, оба трезвые, оба весёлые – просто так подловил фотограф

А чуть позже я получил письмо… из Голливуда на английском. А я этого языка не знаю, в школе немецкий учил. Стал искать переводчика, нашел. Он мне сообщил, что кроме меня приглашается еще и Никулин, а также Дастин Хофман, Аль Пачино и Пол Ньюман. Я подумал, компания неплохая. Звоню Юре, говорю, что мне пришло письмо из Голливуда. Никулин удивился и поинтересовался, не разыгрываю ли я его. Зашел к нему после репетиции, показал. Потом и Никулин нашел такое же послание в почтовом ящике. Но на этом все и закончилось. Мне не позвонили ни через неделю, ни через две. Я связался с Юрой по телефону, а он и говорит, у тебя печать стоит на конверте. Я ответил, да. Он говорит, читай. Я читаю английскими буквами по-русски: счастливого пути, дурачок.




Но я однажды тоже над ним подшутил: отправил его в Санкт-Петербург в его законный выходной на кинопробы, которых не было. Он мне тогда минут 15 по телефону объяснял, кто я такой."

* * *



Непревзойдёнными мастерами розыгрышей во время гастролей выступали Александр Ширвиндт и Михаил Державин.




Они начали работать, как и мы, сразу же.

Ещё когда ехали в автобусе от вокзала до гостиницы, они внимательно изучали достопримечательности города. И когда добрались до места, в их светлых головах уже созрел гениальный по простоте план.

И вот они сидят в гримёрной. Задумчивые, сосредоточенно о чем-то размышляющие. Тут же гримёр. Все молчат. Наконец Александр не выдерживает, тяжело вздыхает и с досадой бормочет:

— И почему мы взяли только по одному!.. Да и рубашки надо было брать по три, а не по две...

— Я говорил,— слабо оправдывается Михаил.

— Говорил...

Опять молчат.

— Ладно, Саша,— успокаивает товарища Михаил,— завтра поедем и еще возьмём.

— А вдруг уже не будет? — беспокоится Александр.

— Да нет, ты же видел — там было много.




Гримёр начинает волноваться.

— Вы о чём, ребята?

— Да ни о чём, просто так.

Но тот уже почувствовал, что это не «просто так», и начинает канючить:

— Ну что, жалко, что ли, сказать? Сами же говорите, что там много.

— Ладно, чёрт с тобой,— сдаётся, наконец, Александр и смотрит на друга.— Сказать, что ли?

— Да уж говори,— обречённо соглашается Михаил.— От него ведь не отвяжешься.

— Улица Чкалова, дом 4,— шёпотом произносит Александр, оглядываясь на дверь.

— И что там? — гримёр тоже переходит на шёпот.

— А там продают английские замшевые пиджаки по цене двух бутылок и рубашки любых расцветок. Сколько здесь три — в Москве одна стоит. Да и не найдешь таких в Москве.

— А что так дёшево? — недоверчиво спрашивает гример.

— Наверняка, контрабанда,— делает предположение Михаил.— Им, видно, нужно быстрее сплавить товар. Только ты — никому!

— Да вы что? Могила! Гримёр несколько минут мнётся, потом не выдерживает нервного напряжения и осторожно спрашивает:

— Ребята, я вам, наверное, уже не нужен?

— Конечно. Иди отдыхай.




Гримёр пулей выскакивает из комнаты и вот уже почти вся труппа мчится на такси, на частниках, на попутках на окраину города: на улицу Чкалова, дом 4, дом, который приметил Ширвиндт еще при въезде в Пермь. Приезжают и видят задрипанную керосиновую лавку. Но гримёр-то понимает, что все это камуфляж, и начинает давить на продавца.

— Чего вы боитесь? Мы московские артисты: сегодня здесь, завтра — там. Никто ничего не узнает. Все будет шито-крыто. А мы у вас весь товар заберём.

— Какой товар? — ничего не может понять продавец.— Вот мой товар — керосин. Хотите — берите, хоть весь! Какие замшевые пиджаки? Вы с ума сошли! Какой дурак будет держать в керосиновой лавке замшевые пиджаки?

Все лезут в лавку, чтобы лично убедиться, что пиджаков, действительно, нет и, в конце концов, убеждаются.

Назад едут все вместе автобусом. Мрачные и с желанием мести. А кто виноват? Гримёр виноват.


…про пиротехника Гену

Как-то с Александром Збруевым мы снимались в военной картине «Пядь земли». Пиротехником у нас тогда работал знаменитый Гена, на одной руке у которого не было трех пальцев, а на другой – двух. Настоящий пиротехник. Я его неоднократно выручал. Он человек застенчивый, но страдал от одной слабости российской. Так, однажды в Ростове, куда мы прибыли на съемки, весь день лил дождь. Мы приехали в город с пиротехникой и вопреки правилам оставили «боеприпасы» (для съемок) в номере у Гены.

И вот этот Гена уйдет гулять, а возвращается, держась за стенку. Потом поспит часа два и снова «на прогулку». Дежурная его постоянно пилила, мол, все артисты пьяницы, ходят тут, шатаясь. Он молчал-молчал. А потом, когда она что-то обидное сказала, вошел в номер и через минуту вышел. В одной руке он нес пулемет «Максим», а в другой – коробку патронов. Лента уже была заряжена. Гена спокойно развернул агрегат стволом в сторону дежурной и со словами «Ну, теперь, старая…, получай», открыл огонь. Конечно, патроны были холостые. Но пламя и грохот жуткие.

Постояльцы высыпали в коридор. Гена кричит: «Ложись», – и продолжает палить. Все залегли. Вызвали милицию. Те приехали. Гена опять кричит: «Менты, на пол!». Те на пол. В общем, 40 минут он держался… А когда отстрелялся, встал за щитком на колени и сдался. Так полагается. Ну, минут 40 его били. Били все. А потом пришли ко мне: «Дуров, спасай. Гена в милиции, а нам картину снимать». Я пришел в правоохранительные органы, стал объяснять, что наш пиротехник человек интеллигентный, он не хотел, чтоб все так вышло, погорячился. И его отпустили.



https://ulpressa.ru/
http://www.levdurov.ru/show_arhive.php?year=2003&month=9&id=769
https://www.yaplakal.com/

Subscribe

Recent Posts from This Community

  • В вечном строю

    5 мая 1882 года по указу императора Александра III в Кронштадте была создана первая в мире водолазная школа В годы всех войн…

  • Приключения Священных Реликвий

    В июле 1203 года армия крестоносцев подступила к Константинополю и осадила город. Целью участников Четвертого крестового похода было не…

  • «Рецепт Кулича с ИЗЮМОМ и с ИЗЮМИНКОЙ»

    Здравствуйте Христос Воскресе Вот такие куличи получились у нас на Пасху в этом году. И не просто с ИЗЮМОМ, а С ИЗЮМОМ С ИЗЮМИНКОЙ. (Про…

promo otrageniya апрель 14, 2019 06:25 69
Buy for 40 tokens
Привет всем участникам Отражений и нашим гостям! С настоящего момента вступают в силу изменения в правила, поэтому прошу авторов ознакомиться с нижеследующим. 1. Каждый участник может опубликовать один пост в день. Чтобы иметь возможность публиковать до трех тем в день, участник должен соблюсти…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment