Элла Гор (cherry_20003) wrote in otrageniya,
Элла Гор
cherry_20003
otrageniya

Category:

Секреты гейши


Ах, Япония, Япония… Страна восходящего солнца, невозмутимых самураев, причудливых чайных церемоний, нежных переливчатых мелодий, дорогих расписных кимоно, разноцветных зонтиков…. Тихо!… Вы слышите стук башмачков по деревянному тротуару?... Вы видели?... Кокетливый взгляд раскосых глаз из-за шелкового веера… черный лаковый завиток пряди на нежной шейке… Гейша… Да не одна… с подругой… Куда это они идут?... И о чем говорят?... Похоже они кого-то ждут… Не хотите ли, друзья, присоединиться к ним и узнать их секреты?... Не стесняйтесь… В конце концов… почему бы нет?... ))))


– Теперь, возвращаясь к более простым вещам, моя госпожа, вы не будете добры дать мне несколько советов в отношении Анджин-сан? – спросила гейша.
– Пожалуйста, – сказала Марико-сан дружеским тоном.
- Скажите, может быть, люди его национальности при сексе предпочитают какие-нибудь приспособления или позы, вы что-нибудь знаете об этом?
Марико потребовалась вся выдержка, чтобы оставаться спокойной.
– Нет, этого я не знаю. Анджин-сан очень стыдлив во всем, что касается секса.
– Его можно спросить как-нибудь окольным путем?
– Не думаю, что вы можете спросить об этом иностранца. Только, не Анджин-сана. И, извините, я тоже не знаю, что это за приспособления, за исключением, конечно, харигаты.
– А! – интуиция Кику снова не подвела ее, и она спросила невинно: – Вы не хотели бы посмотреть их? Я могла бы показать вам их все вместе с ним, тогда его не нужно будет спрашивать. Мы можем понять по его реакции.
Марико-сан заколебалась, но любопытство пересилило ее убеждения.
– Если бы это можно было сделать как бы шутя…
Они услышали, как возвращается Блэксорн, которого японки почтительно называли Анджин-сан. Гейша Кику встретила его и налила вина. Марико-сан осушила свою чашку, радуясь, что она больше не одна.
Они болтали, играли в глупые игры, а потом, когда Кику сочла, что наступило подходящее время, она спросила, не хотели бы они поглядеть сад и комнаты для удовольствий.
Они вышли в ночной сад. В конце тропинки в центре бамбуковой рощицы стоял маленький домик.Убранство двухкомнатного жилища было очень изысканное и отличалось большим вкусом. Красное дерево, тонкая работа, мягчайшие татами, красивые шелковые подушки, самые элегантные драпировки в таконома.
Кику видела, что Анджин-сан немного пьян, но обращал внимание только на Марико.
Она наклонилась вперед и заговорщически засмеялась:
– Послушайте, старшая сестра, пожалуйста, переведите Анджин-сану, что у меня здесь есть некие штучки. В их стране они есть?
– Он говорит, нет, Кику-сан. Извините, он никогда не слышал о таких.
– О! Ему интересно будет посмотреть на них? Они в соседней комнате, я могу сходить за ними, – они действительно очень возбуждают.
– Почему бы нет? – сказал Блэксорн, его горло сжалось, он весь был напряжен, чувствуя запах японок и осознавая их женственность. – Вы используете какие-то приспособления при сексе? – спросил он.
– Кику-сан говорит, иногда. Она говорит – и это верно, – что наш обычай – всегда стараться продлить момент «Облаков и Дождя», так как мы считаем, что в этот короткий момент мы, смертные, находимся вместе с нашими богами. Так что очень важно заставить его длиться как можно дольше, потому что быть наедине с богами очень важно.
Так что любыми средствами оставаться с богами как можно дольше наш долг, правда?
– Кхм... Несомненно.
Она обмахнулась веером.
– Ливень из Облаков или Огонь и Поток, как мы иногда это называем, это очень по-японски, Анджин-сан. Очень важно быть японцем в вопросах секса, да?
К ее облегчению, он ухмыльнулся и поклонился ей, как придворный:
– Да, конечно. Я – почти японец, Марико-сан. Хонто!
Кику вернулась с обшитым шелком ящиком. Она открыла его и вынула внушительного размера пенис, вырезанный из слоновой кости, и другой, эластичный, из материала, которого Блэксорн никогда не видел. Она небрежно отставила их в сторону.
– Это, конечно, обычные харигата, Анджин-сан, – сказала Марико, не задумываясь, ее глаза были прикованы к другим предметам.
– Это… на самом деле? – спросил Блэксорн, не зная, что еще сказать, – Матерь Божья!
– Но это только обычные харигата, Анджин-сан. Конечно, у ваших женщин тоже они есть!
– Конечно, нет! Нет, у
наших женин этого нет, – добавил он, пытаясь не терять чувства юмора.
Марико не могла поверить в это. Она объяснила гейше, которая была не менее удивлена.
– Кику-сан кажется это очень странным. Я должна согласиться, Анджин-сан. Здесь почти каждая
женщина пользуется ими для обычного облегчения, без всякой задней мысли. Как еще женщина может оставаться здоровой, если она ограничена в своих возможностях там, где нет мужчин? Вы уверены, Анджин-сан? Вы нас не обманываете?
– Нет – я уверен, что наши женщины их не имеют. Это было бы, Боже мой, это, ну, мы… они этого точно
не имеют.
– Но ведь
без них жизнь должна быть невероятно трудной. Мы говорим, что харигата подобен мужчине, но лучше его, потому что это точно как его лучшая часть, но без всего остального. Не так ли? И они также превосходны, потому что не все мужчины имеют такую силу, как харигата. Они нам преданы и никогда не устают от нас, как мужчины. Они могут быть какие угодно: грубые или мягкие – Анджин-сан, вы краснеете? Но вы обещали, помните? Про юмор!
– Вы правы, – ухмыльнулся Блэксорн, – ей-богу, вы правы. Пожалуйста, извините меня, – он поднял харигата и внимательно рассмотрел его, присвистнув. – Вы говорили, Учительница-сан, он может быть грубым?
– Да, – сказала она убежденно, – он может быть грубым или мягким, как вы пожелаете. Кроме того, харигата намного более выносливы, чем любой мужчина, и никогда не устают! Не забывайте, не каждой женщине повезло встретить сильного мужчину. Без помощи одной из этих штучек, удовлетворяющих обычные страсти, нормальная женщина скоро теряет физическое равновесие, и это, конечно, нарушает ее настроение и тем вредит ей и ее окружению. Женщина не имеет той свободы, которую имеет мужчина. Мир принадлежит мужчинам, не так ли?
– Да, – он улыбнулся, – и одновременно нет.
– Извините, но мне жалко ваших женщин. Они ведь такие же, как и мы. Когда вернетесь домой, вы должны научить их, Анджин-сан. Ах, да, скажите королеве, она поймет. Мы очень чувствительны в вопросах секса.
– Я упомяну об этом Ее Величеству. – Блэксорн отложил харигата в сторону, сделав вид, что ему не хочется этого делать. – Что еще?
Кику вынула связку из четырех больших круглых бусин из белого нефрита, нанизанных через определенные промежутки на крепкую шелковую нить. Марико внимательно слушала объяснения гейши, глаза ее раскрылись шире, чем когда-либо, веер замелькал. Когда Кику закончила, она с любопытством посмотрела на бусы:
– Ах... Ну, Анджин-сан, – твердо начала она, – эти бусы называются кономи-синзу, жемчужины наслаждения. И женщина, и мужчина могут пользоваться ими, бусины аккуратно помещают в задний проход и потом, в момент Облаков и Дождя, бусины медленно, одну за другой, вытаскивают.
– Что?!!
– Да, – Марико положила бусы перед ним на подушку, – госпожа Кику говорит, очень важно выбрать время, и всегда… Я не знаю, как вы это называете, ах, да, всегда надо использовать масляную смазку… для удобства, Анджин-сан, – она посмотрела на него и добавила, – она говорит также, что жемчужины наслаждения могут быть разных размеров и что если их правильно применять, они, правда, могут дать очень хороший результат.
Он шумно расхохотался и выразился по-английски:
– Ставлю бочонок дублонов против кучки свиного дерьма, что в Англии в это никто не поверит!
– Извините, я не поняла, Анджин-сан.
Когда он, отсмеявшись, смог говорить, то произнес по-португальски:
– Я ставлю гору золота против травинки, Марико-сан, что результат очень значительный на самом деле. – Он поднял бусы и внимательно их рассмотрел, не замечая, что насвистывает. – Жемчужины наслаждений, да? – Через минуту он отложил их. – Что там еще?
Кику была рада, что ее эксперимент удался. После этого она показала им химитсу-кава, секретную кожу:
– Это кольцо наслаждения, Анджин-сан, которое мужчина использует, чтобы поддерживать эрекцию, когда он устал. С ним, – говорила гейша, – мужчина может удовлетворять женщину, даже когда он прошел свой пик или его желание ушло. Не так ли?
– Абсолютно, – просиял Блэксорн, – хотя господь Бог защищает меня от этого и от невозможности удовлетворить женщину, пожалуйста, попросите Кику-сан купить мне три штуки!
Затем ему показали хиро-гумби, снаряжение для усталых, тонкие высушенные стебли растения, которые, если их намочить и обмотать вокруг Несравненного Песта, разбухали и делали его крепким на вид. Потом там были всякие стимулирующие средства – средства создавать или усиливать возбуждение, и всякие смазки – для увлажнения, для увеличения объема, для усиления.
– Никогда не ослабевает? – спросил он с еще большим весельем.
– О, нет, Анджин-сан, это неземное ощущение!
Затем Кику вынула другие кольца, которые используют мужчины: из слоновой кости или эластичные, шелковые кольца с шариками, щетинками, ленточками и расширениями и отростками разных видов, сделанные из слоновой кости, конского волоса, семян или даже маленьких колокольчиков.
– Кику-сан говорит, что почти каждая из этих вещей превратит самую скромную даму в распутницу.
– Но это только для мужчин, да? – спросил он вслух.
– Чем больше возбуждена госпожа, тем больше наслаждение мужчины, не так ли? – сказала Марико. – Конечно, доставлять радость женщине – также долг мужчины. А с такими вещами, если он, к сожалению, слабый, старый, усталый, он все-таки может достаточно хорошо ее удовлетворить.
– Вы пользовались ими, Марико-сан?
– Нет, Анджин-сан, я никогда не видела их раньше. Они предназначены не нам… жены не для удовольствия, их удел – растить детей и вести дом и хозяйство.
– Жены не ожидают, что их будут удовлетворять?
– Нет. Эти было бы необычно. Это для дам из Ивового Мира, – Марико обмахнулась веером и объяснила Кику, что она сказала. – Она спрашивает, у вас то же самое? Долг мужчины доставлять удовольствие женщине, так же как ее долг доставлять удовольствие мужчине?
– Пожалуйста, скажите ей, что, к сожалению, у нас не так, а совсем наоборот. Переведите ей, что мы приучены стыдиться наших тел, секса, наготы и… прочим всяким глупостям. Только пребывание здесь заставило меня понять это. Теперь я немного цивилизованнее и знаю больше.
– Кику-сан говорит, что ваше мнение так много значит для нас. Я согласна с ней, Анджин-сан. Вы сегодня заставили меня почувствовать гордость за нас, японцев. Но, конечно, это совсем не так ужасно, как вы рассказываете.
– Это хуже. Это трудно понять, еще труднее объяснить, если вы никогда не жили там. Видите ли, на самом деле… – Блэксорн обратил внимание, как они смотрят на него, терпеливо ждут, одетые в яркие разноцветные одежды, такие милые и чистые, комната такая яркая и опрятная, уютная. Мысленно он стал сравнивать все это с его английским домом: солома на земляном полу, дым из открытого кирпичного очага, поднимающийся к отверстию в потолке. В доме две маленькие спальни и одна большая неопрятная комната, служившая кухней, столовой и гостиной одновременно. Ты входил в морских сапогах, летом и зимой, не замечая грязи, навоза, садился на стул или скамейку, дубовый стол был захламлен так же, как и комната, здесь же три или четыре собаки и двое детей, ползающих, падающих и играющих на полу. Жена готовит, ее длинное платье волочится по грязи и соломе, служанка шмыгает носом и путается под ногами.
Жена, милая моя женушка Фелисите. Ванна раз в месяц, и то летом, в медном корыте. Но лицо, руки и ноги она моет каждый день. Фелисите, всегда прячущая тело до шеи и запястий, закутанная в толстые шерстяные одежды, которые не стираются месяцами или годами, воняющая, как все, искусанная вшами, как все, страдающая от чесотки. И все глупые поверья и убеждения, что чистота может убить, что вода может вызвать простуду и принести чуму, открытые окна могут привести к смерти, что вши и блохи, мухи и грязь, и болезни – все это Божье наказанье за грехи на земле.
Блохи, мухи, смена соломы каждую весну, но каждый день – в церковь, а в воскресенье дважды, чтобы выслушать Слово, вкладываемое в вас: ничто не важно, кроме Бога и спасения.
Рожденная в грехе, живущая в стыде, обреченная на жизнь в аду, вымаливающая прощение и спасение, европейская женщина столь предана Богу и так полна страха перед ним и так стремится на Небо. Потом идет домой обедать. Снимает кусок мяса с вертела и, если он падает на пол, поднимает его, стирает грязь и ест, если собаки не успеют схватить первыми, но всегда бросает им кости. Отбросы все на полу, откуда выметаются и выбрасываются на дорогу. Спит чаще всего в том, в чем ходит днем, и чешется, как собака, все время чешется. Стареет такой молодой и так безобразна уже в молодости, и умрет совсем молодой. Фелисите. Сейчас ей двадцать девять, поседела, осталось уже мало зубов, старая, морщинистая и худая.
- Анджин-сан? – сказали сразу обе женщины, выражение их лиц изменилось.
– Извините… просто… вы такие чистые, а мы такие грязные… и все так впустую… бесчисленные поколения… и только потому, что мы не знаем ничего лучше! Боже мой, как безнадежно!
– О, да, конечно, – успокаивающе сказала Марико, тронутая его страданием, – ради Бога, не расстраивайтесь так, Анджин-сан. Не расстраивайтесь… Сейчас вы в Японии.

(отрывок из романа Джеймса Клавелла «Сегун»)
Tags: cherry, По мотивам, Эротика
Subscribe
promo otrageniya april 14, 2019 06:25 69
Buy for 40 tokens
Привет всем участникам Отражений и нашим гостям! С настоящего момента вступают в силу изменения в правила, поэтому прошу авторов ознакомиться с нижеследующим. 1. Каждый участник может опубликовать один пост в день. Чтобы иметь возможность публиковать до трех тем в день, участник должен соблюсти…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 38 comments