Элла Гор (cherry_20003) wrote in otrageniya,
Элла Гор
cherry_20003
otrageniya

В начале было слово


Подоткнув полы рясы, отец Пекатрий переходил ручей, перепрыгивая с камня на камень. Раз он не удержал равновесия, оскользнулся на валуне и ухнул по пояс в воду, но, слава святителям, заплечную суму с книгами и святыми дарами не замочил. Выбравшись из ледяной воды на бережок, святой отец оглянулся по сторонам, достал сухой подрясник и спешно, дабы никто не узрел его наготы стал разоблачаться. Скинув мокрую грязную от долгого пути рясу, он хотел было ее застирать, присел на корточки у ручья, но увидев свое бледное отражение в воде, немедленно вскочил, зажмурился и трижды рьяно перекрестился: «Господи избави, да не соблазнюся срамоты свой!». Быстро, стараясь не глядеть в сторону ручья, натянул сухое исподнее, поверх мокрую заляпанную грязью рясу и торопливо зашагал прочь в сторону скрытого в облаках высокогорного перевала. Там за горами, куда он не смог найти ни проводника ни попутчика, по слухам, скрывалась уединенная долина, жители которой, опять же по слухам, не ведали ни святого причастия, ни исповеди, ни покаяния, а значит и надежды на спасение. А стало быть, именно туда звал отца Пекатрия его пламенный пастырский долг…

На исходе третьего дня долгого и многотрудного пути узрел наконец отец Пекатрий ту самую затерянную в горах долину, а посреди нее серую деревеньку, где во тьме невежества, безверия и беззакония прозябали, дожидаясь его пастырского слова, бедные заблудшие овцы.

Жители деревни встретили отца Пекатрия настороженно, ибо по началу решили было, что он из цыган или бродячих торговцев, которые раз в десять лет нет-нет да и пробивались к ним через перевал, показывали всякие чудеса навроде магических шаров, являющих будущее, вечных часов, которые ломались сразу же после их ухода, целебных порошков от всяких хворей, после коих не только эти , а и другие хвори разыгрывались пуще прежнего. Зато закопанные в подполе кубышки с золотым песком оказывались каждый раз наполовину или полностью пусты, а число коз, кур и гусей заметно сокращалось. Посему и не жаловали жители долины всяких чужаков.

Но отец Пекатрий не собирался продавать им ни вечных часов, ни магических порошков, ни чудо-притираний, не собирался вытрясать из них последнее намытое еще прадедами золотишко. Напротив этот чужеземец впервые собирался им что-то дать. И ни много ни мало, а свет истиной веры, любви и надежды на спасение. И поняв, что за кубышки, коз и кур можно не волноваться, простые и неискушенные ни в чем, кроме простого сельского бытия, жители сначала робко, а потом все более доверчиво потянулись к отцу Пекатрию. А тот в свою очередь, обнаружив полное богословское невежество новообретенной паствы, разглядел в своем служении такие высоты духовного подвига, что, облюбовав развесистый каштан на краю деревни, воодушевленно устроил под ним что-то вроде прихода, куда после многотрудного дня приходили послушать его пламенные речи усталые селяне.

Отец Пекатрий начал со Слова, ибо, как известно, в начале начал было Слово. Перед завороженными взорами прихожан одни за другим прошли все шесть величественных дней Творения, разразилась драма ослушания, первородный грех и гневное изгнание провинившихся прародителей из Рая. Расширившимися от ужаса зрачками они зрили первую под луной трагедию братоубийства, тонули во вселенском потопе, маялись в заколоченном ковчеге и восторженными криками встречали счастливое знамение оливковой ветви. Перед их мысленным взором стеной вставали воды неведомого моря, по дну которого убегал от преследования какой-то неизвестный народ, расстилалась бескрайняя пустыня, по которой, держа в руках скрижали, вел беглецов косматый и седобородый вожак. Танец семи покрывал, отрезанные головы, любовные страсти, коварство и простодушие, преданность и предательство, храбрость и трусость, мудрость и хитрость, битвы за тучные земли, реки крови и слез, любовь и ненависть – безумный калейдоскоп всех человеческих страстей, неведомых никому в этом забытом богом затерянном уголке. Отец Пекатрий, не щадя сил, единый во множестве лиц, шквал за шквалом обрушивал на неискушенную публику все драмы человеческой истории, и наконец достиг самой высокой, чистой и пронзительной ноты - явления, распятия и воскресения Спасителя, искупившего все предшествующие и все будущие грехи человечества.

Взбудораженная паства, уже много дней не выходившая в поле, не стригшая овец и не доившая коз, обессиленная от высочайшего духовного напряжения и никогда еще не бушующего с такой силы воображения, расходилась от каштана только на ночь. Прижавшись во тьме друг к другу, черпая краски в собственном скудном опыте и в таких же скудных на страсти преданиях отцов, заново переживали они во снах тысячелетие за тысячелетием историю огромного отвергнутого ими когда-то и ныне потерянного неведомого мира, громоздящегося где-то там, за перевалом, низвергались вмести с ним в бездны неведомого пылающего геенной греха, острого раскаяния и возносились к сияющим непостижимым светом вершинам спасения.

Через месяц пламенных и рьяных трудов отца Пекатрия селяне были готовы к покаянию.

(Продолжение следует)

Tags: cherry, Авторский текст, Город Зеро, Религия
Subscribe
promo otrageniya april 14, 06:25 67
Buy for 40 tokens
Привет всем участникам Отражений и нашим гостям! С настоящего момента вступают в силу изменения в правила, поэтому прошу авторов ознакомиться с нижеследующим. 1. Каждый участник может опубликовать один пост в день. Чтобы иметь возможность публиковать до трех тем в день, участник должен соблюсти…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments