petrus_paulus wrote in otrageniya

Category:

Мифы и легенды учебника: как мы изучаем историю

Удивительная штука всё-таки история! Сколько людей её толкует, столько и мнений и оценок. Но ведь история наука! Наука не должна быть такой неуравновешенной, иначе под сомнение ставится собственно её научность. Да вот нет... Оказывается, с историей можно проделывать любые выкрутасы. И в особенности с учебником по истории, истинным многострадальцем, о котором сегодня и пойдёт речь. Однако для начала о самом предмете этого учебника — немного источниковедения, так сказать.

Что ж такое история, спрошу я у простого обывателя? «История – это наука о том, что было» - скажет обычный человек. «История – это то, о чём пишут историки» - пошутит острослов. И здесь будет отчасти прав. Мы не раз сталкивались с хирургическим препарированием истории в угоду тем или иным правящим режимам. Историки пишут не о том, что было, а том, что нужно власти. Тридцать лет назад в России героями были Щорс, Лазо и 26 бакинских комиссаров, а с 1991 года они все стали плохими, а героями вдруг сделались Колчак, Юденич и Врангель – те, кто до сего года были предателями и негодяями. И таких примеров можно приводить сотни, и не только в России.

Итак, история – это не то, что было или о чём напишут историки. Это, во-первых, наука о том, о чём нам доподлинно и совершенно точно известно, а во-вторых, это наука о том, кому выгодны были те или иные события. Иными словами, союз фактов и причинно-следственных связей между ними. Аналитическая оценка событий и установление причин, по которым эти события произошли. Определение сил, которые на свершение этих событий влияли и к свершению этих событий намеренно (или ненамеренно) вели.

Большинство людей думает, что историческая наука в изучении минувшего шагнула далеко, аж до Древнего Царства в Египте, а некоторые даже полагают историчными рассуждения про Атлантиду и Лемурию. На самом деле – вспоминая слова Сократа – современная историческая наука вполне подходит под его знаменитое изречение, «Я знаю, что ничего не знаю». Наши сведения о прошлом крайне скудны. Совершенно точно историю человечества можно восстановить века эдак до семнадцатого включительно, не раньше. Всё, что было до этого – лишь обрывки и догадки. Расшифровка египетских иероглифов, средневековые летописи, календари и пирамиды ацтеков и майя, сказания масаев, древнерусские былины – это обрывки истории, а не сама история.

Давайте беспристрастно взглянем на свидетельства, которые могли бы стать источниками для составления полной картины прошлого. Что можно считать надёжным, а что нет?

Археология. Крайне ненадёжный источник. Во-первых, возраст всех находок можно установить лишь приблизительно, причём с погрешностью лет в сто-двести. Во-вторых, археология всё-таки вспомогательная дисциплина, потому что все находки стараются привязать к тому или иному периоду, основываясь на летописно-документальных источниках. Словом, никаких точных ответов она на вопросы дать не может, может лишь предполагать и догадываться.

Летописи. Тоже довольно спорный источник. Кто их писал, когда писал, под чьим воздействием писал? Это выяснить практически невозможно. Большинство известных нам европейских, славянских, китайских и прочих летописей не являются современными тому времени, о котором рассказывают. Они написаны либо гораздо позже на основе неких утраченных документов, либо вовсе существуют в списках гораздо более позднего времени (например, летопись XVI века описывает события века XII, хотя утверждает, что всё описанное случилось совсем недавно), которые совершенно не гарантированы от пристрастного редактирования переписчиком. Словом, доверять писаному неведомыми людьми типа мифического летописца Нестора крайне ненадёжно. Лишь с появления книгопечатания доля доверия к письменному свидетельству возрастает, но опять же лишь с XVII века, потому что все книги, которые печатались ранее, в основном религиозно-церковного содержания.

Монеты и печати. Этот источник полностью привязан к письменным свидетельствам. Изображён, например, на монете человек в профиль и написано, что это император Гай Цезарь Германик. Если б не было свидетельств Светония и прочих римских историков той поры, никогда б нам не узнать, что на монете изображён Калигула и что правил он в I веке. Однако и свидетельства самого Светония дошли до нас в отрывках, а всё, что пропало, допридумывалось современными историками на основе иных свидетельств современников. Вот так, по кусочку, по крупице и собирается история в единую картину. Однако она всё равно настолько скудна, что в деталях мы ничего не можем выстроить. Можем лишь понять ход событий и основных «игроков» эпохи, тех, кто эту историю вершил. Не более, никаких деталей, все причинно-следственные связи крайне натянуты и домыслены.

Художественная литература. Сразу оговоримся – речь может идти только о тех литературных произведениях, которые созданы в те эпохи, которые и описывают, то есть современные своему времени. Именно поэтому Библия, а в особенности Ветхий Завет, видится мне источником крайне сомнительным, потому что создавалась она на тысячу и более лет позже, чем события, о которых в ней повествуется. Сейчас любят говорить, что Библия – это зашифрованное послание нашему миру, пришедшее из древности, кто-то особенно умный дорасшифровался до атомных бомб, космических кораблей и прочей научной фантастики, которой оперируют ветхозаветные старцы да пророки. Возможно, в этом есть доля истины. Однако, когда мы не можем сказать и доказать точно, то толковать и расшифровывать можно сколь угодно многими версиями, достоверности здесь всё равно нет. Большая доля достоверности о том, как жили люди, что ели, как развлекались может содержаться именно в художественных произведениях своих эпох. Эти произведения ни в коей мере не могут свидетельствовать о ходе исторического процесса, однако могут предоставить бесценную информацию о быте людей тех лет. Например, Илиада или Одиссея Гомера. Прекрасный источник для изучения быта Древней Греции. Только нужно аккуратно выбирать перевод на русский, если по-древнегречески вы не читаете. Например, друг Пушкина Гнедич прекрасно перевёл обе поэмы, очень поэтично, но для этой самой поэтичности не гнушался заменять бронзу на золото, грешил прочими намеренными неточностями. Это искажает смысл, поэтому если уж читать в переводе, то в точном. Иные источники – «Кентерберийские рассказы» Чосера, разные эпосы типа «Песни о Роланде» или «Песни о Нибелунгах», «Метаморфозы» Овидия и прочие – тоже могут сослужить хорошую службу для исследования быта людей той или иной эпохи и помочь археологам установить возраст своих находок. Но не более.

Наконец, произведения изобразительного искусства. Самый ненадёжный и бесполезный источник. И опять же исключительно до XVII века. Поглядите, во что одеты на «библейских» полотнах Кранаха, Брейгеля или Боттичелли персонажи. В средневековую или ренессансную одежду! В одежду той эпохи, в которой сами Кранах, Брейгель и Боттичелли жили, потому что портреты их современников, написанные ими же, изображают людей точно в таких же костюмах. И только очень уж отчаянным исследователям это даёт повод делать выводы, что все ветхо- и новозаветные события происходили в XIV-XVI веках, а Христа распяли в Константинополе, и там же похоронили. Это свидетельствует лишь об ограниченности кругозора художников тех лет, потому что они не путешествовали, не имели широкого доступа к источникам информации и ничего толком не видели в жизни. Только с конца XVI века картина изобразительного искусства принимает логические рамки параллельно со всеми остальными свидетельствами.

Так чему же можно доверять? Если всё то, на чём историческая наука базируется – недостоверно? А в том-то и дело, что ничему. По крайней мере, до XVII века. Лишь в эту эпоху появляются в массовом объёме источники, благодаря свидетельствам которых мы можем выстраивать полноценную картину прошлого и давать этой картине оценку. Всё, что было до – крайне приблизительно и тезисно. Можно лишь кое-как выстроить последовательность происходивших событий, но во всех тонкостях разобраться, что там было и к чему и почему – мы, к сожалению, не можем.

Тогда на основании чего создан учебник истории, который так детально живописует картину и до XVII века, и после, спросите Вы? Если достоверных сведений с гулькин нос, кто же тогда этот учебник написал? Или сочинил?

Фактически, современный учебник по истории России, по которому обучаются наши дети и внуки, представляет собой гибрид базы, подготовленной по заказу Екатерины Великой, и краткого курса ВКПб. Разумеется, с некоторыми поправками на современность. Вся та история, которую знаем и изучали мы, наши родители, их родители, а теперь уже наши дети и внуки — продукт творчества трёх господ. Их имена — Герхард Фридрих Миллер, Август Людвиг Шлёцер и Готфрид Зигфрид Байер. Как видно по именам, все три господина были немцами и в разные годы приехали в Россию для работы историками (!). Причём Байер, как самый старший из них, прибыл в Россию первым и даже окончил в ней жизнь, при этом, в отличие от Миллера и Шлёцера, так и не выучил русского языка... Каждый из этих господ внёс свой вклад в создание базиса той концепции изучения истории России, которой мы пользуемся по сей день. Возникает логичный вопрос — а почему они и почему именно тогда, во второй половине XVIII века? Ответ имеет две грани. Первая — в XVIII веке в России не было русских учёных! Точнее, они стали появляться только с середины столетия (вспоминаем Ломоносова), а до этого полностью отсутствовали. Вся наука в России осуществлялась исключительно немцами, и вот с одной из первых волн этих немцев и прибыл в страну Байер. Позже Миллер и Шлёцер использовали его наработки для окончательного оформления исторической концепции, которая создавалась по заказу государыни императрицы.

Логичный вопрос — а разве до Екатерины II никаких концепций не существовало? Разве Петру Алексеевичу было наплевать на изучение истории отечества? И что вообще с «Историей Российской» Татищева, которая писалась как раз в петровские времена? И здесь открывается вторая грань ответа. Екатерина Великая — при всём её величии и значимости для России — узурпаторша, захватившая власть военным путём и уничтожившая физически своего сверженного мужа, законного монарха. Она не имеет к России совершенно никакого отношения, по крови она не Романова даже ни на грамм, да ещё и немка. Природа заказа её на создание новой исторической концепции ясна — узаконить свою власть и окончательно прекратить все разговоры о засилье немцев на Руси, которые тогда активно велись. Новая концепция должна была быть создана немцами и легализировать их пребывание в России. Даже больше — убедить всех, что без немцев русские никогда бы не смогли развиваться. Отсюда рождение норманнской теории и всех прочих несуразиц. В итоге «Историю Российскую» Татищева мы имеем лишь в редакции Шлёцера, а что там на самом деле написал Татищев — не узнаем никогда. Всё вычищено и отредактировано. На основе этой концепции писались на протяжении последующих ста лет все учебники. Впоследствии товарищ Сталин подредактировал этот учебник со своей точки зрения, и мы получили то, что имеем.

Хорошо, скажете Вы, если немцы сочинили для нас историю, в которой слово «князь» выводится от немецкого слова «кнехт», тогда где же летописи, которые это опровергают? Ведь не может же быть, чтобы русские летописи подтверждали это. И не может быть, чтобы русских летописей было меньше, чем европейских анналов и хроник. Оказывается, с некоторых пор может...

Каков основной источник для изучения истории древней и средневековой Руси? Ответ знает каждый – это «Повесть временных лет». Однако почему-то историки очень не любят говорить, что эта летопись не является единым произведением, хотя все историки, покашливая, признают, что она как отдельный самостоятельный памятник историографической литературы вовсе не сохранилась. А дошла до нас «Повесть временных лет» в списках более позднего периода, самыми старыми из которых признаны Лаврентьевская и Ипатьевская летописи. Обе обнаружены в библиотеках отдалённых монастырей, первая в XVIII веке Мусиным-Пушкиным, вторая – в XIX веке Карамзиным. Т.е. утверждать на 100%, что Мусин-Пушкин и Карамзин представили общественности именно подлинные документы, а не предварительно отредактированные, мы не можем. «А зачем им это?», спросите вы. Ведь Карамзин, такой уважаемый историк, автор многотомной «Истории государства Российского», написанной как раз на основе Ипатьевской летописи, не мог заниматься подтасовками фактов. А почему не мог? Если изучить биографии и Карамзина, и Мусина-Пушкина, то вполне возможно предположить, что оба они исполняли государственный заказ.

Кроме «Повести временных лет» мы располагаем ещё двумя летописями, более старинными, как нас уверяют. Это «Летописец вскоре патриарха Никифора», который по сути представляет собой переводную ромейскую хронику, и Новгородская первая летопись, которая описывает события крайне выборочно, по одному ей известному принципу, что вновь наводит на мысли о позднейшем редактировании. Так что, как ни крути, а «Повесть временных лет» — наше всё. В историческом плане. Но так же не может быть... Неужели ни в одном монастыре в такой большой стране, как Россия, не велось ни одной хроники?... Где это всё, куда оно делось? Или это только в Европе монахи-хронисты работали не покладая рук, а русские монахи валяли дурака? Ответ, к сожалению, довольно печален — оригинальных русских летописей, гораздо старших по возрасту и потому более достоверных, чем Ипатьевская и Лаврентьевская летописи вместе взятые, имелось в избытке. Однако все они исчезли, и временем, когда это произошло, как раз и оказался XVIII век.

Великий русский полимат Михаил Ломоносов, кроме всех тех научных областей, в которых успел прославиться, был ещё и поэтом, и писателем, и историком. Собрав огромный архив, включавший и старинные средневековые русские летописи, он принялся писать свою версию «Истории Российской», однако труд закончить не успел — скончался. После его смерти весь этот архив, включая и начатый исторический труд, загадочным образом исчез — нам остались лишь жалкие крохи. Нетрудно прийти к выводу, что руку к этому исчезновению приложили господа Миллер и Шлёцер, с которыми Ломоносов постоянно до пены спорил на заседаниях Академии Наук на темы исторической концепции, включая и норманнскую теорию. Судя по всему, и взгляды Ломоносова, и его архив никак не согласовывались с новой концепцией истории России, поэтому и исчезли бесследно. Но это был лишь финальный аккорд, контрольный выстрел в голову, так сказать. Ломоносову удалось собрать лишь остатки старых оригинальных русских летописей, тогда как в массовом порядке они были уничтожены ещё в начале века по приказу Петра Великого.

Последний стрелецкий бунт в 1698 году стал финальной каплей в чашу терпения Петра. Я уже говорил ранее о нарушениях  в психике юного царя, связанных с преследованиями и страхом смерти во время войны кланов Милославских и Нарышкиных за власть. Всё, что связывало Петра с его прошлым, наносило ему глубочайшую психологическую травму. Любая мысль, любое воспоминание, любой образ — и каждый раз мучительная боль. «Великое Посольство» помогло на время отвлечься от убийственных мыслей. И что получает он, вернувшись в Москву? Очередной стрелецкий бунт, да ещё и самый массовый. Вновь кругом кровь и смерть. Некоторые считают, что Софья подняла бунт, потому что, дескать, из Европы прислали какого-то голландца вместо Петра, т.е. «царь-то ненастоящий»! Говорят, что этот бунт — протест Софьи и старой Руси против европеизации России. Но Софья сама была не прочь европеизироваться, как уже говорилось. И совершенно очевидно, что ответ Петра на бунт симметричен и соразмерен — расформирование стрелецкого войска и казнь нескольких тысяч человек. С этого момента Пётр как бы вошёл в раж и с маниакальным упорством принялся выкорчёвывать всё старое, что связывало его с мучительными воспоминаниями. Алкоголь, судя по всему, помогать уже перестал, от того расправу со своим личным прошлым этот человек и устроил такую кровавую.

Как часто многие из нас говорят себе — начать бы жизнь с нуля... Развестись, переехать в другой город, найти новую работу, обрести иную жизнь. И некоторым это удаётся, через определённые усилия, разумеется. Так вот, Пётр Алексеевич именно так и поступил, только в рамках целой страны. Потому что она вся, целиком, рвала его душу и разум. Он сбежал из ненавистной и напоминавшей ему об ужасах детства Москвы, построив себе новый, европейский город. Он развёлся и нашёл себе новую, европейскую жену. Он окружил себя новыми людьми, не напоминавшими ему о прошлом. Он физически устранил военных, способных помешать ему в его переменах. Но самое главное — он стёр из памяти нации её прошлое. «Обнулил» страну, выражаясь актуальным ныне языком. Не сроки свои обнулил, а память всей страны! И хотя бы поэтому он — Великий. У другого человека духу бы не хватило, а он смог.

Всем монастырям был отдан приказ свезти в Москву все старинные летописи для их копирования и сохранения. Несколько лет свозилась письменная история России в Первопрестольную, где её ждал костёр — никаких копирований даже не планировалось, Петру нужно было собрать все упоминания о старой Руси воедино и уничтожить. Он писал историю страны с чистого листа, отпуская своих личных демонов. К сожалению, расплачиваться за это приходится теперь нам, пользуясь немецким полу фантастическим учебником.

Именно поэтому мы никогда не найдём таинственную библиотеку Ивана Грозного, поскольку истинная история — в ней. И про самого царя Ивана мы никогда толком ничего не узнаем, поскольку его истинный образ вне шлёцеровской концепции. И архива Ломоносова не видать нам никогда, потому что, скорее всего, его уже просто не существует. Однако до сих пор — нет-нет, да и вылезет где-то обрывок старинной летописи, помашет нам загадочным клочком истины, оставляя в раздумьях и сомнениях.

Работа современного историка сродни работе дирижёра-музыковеда, кропотливо реконструирующего старинные оперы. На излёте века XX в Италии, в Туринской национальной библиотеке, случайно нашлось огромное количество оригинальных партитур опер Антонио Вивальди, многие из которых считались утраченными. Довольно обескуражевающе — есть либретто и название, но нет музыки. Ноты отсутствуют! Оперу невозможно исполнить. И вот в Турине эти самые ноты вдруг нашлись. Сразу, к почти двум десяткам опер. Это было сродни фантастическому кладу в мире музыки. Когда партитуры разобрали и систематизировали — выяснилось, что в ряде случаев отсутствуют ноты к отдельным увертюрам, ариям и дуэтам. Но не убирать же из-за этого в сейф такие сокровища! Поэтому дирижеры, пожелавшие исполнить эти великолепные оперы, принялись заниматься архивной работой по реконструкции партитур. В каких-то случаях утерянную музыку заменяли музыкой из другой оперы Вивальди, сохраняя темп, а в каких-то, как с оперой «Армида в Египте», недостающую музыку находили аж  в чудом сохранившемся в Королевской библиотеке Копенгагена фрагменте. Третьему акту оригинальной версии «Неистового Роланда» повезло меньше — он утерян навсегда...

Хотя — кто знает — вдруг ещё где-то какой-нибудь искатель пропавших манускриптов вдруг отыщет и его)) Так и история — мы сами пишем эту оперу нашего прошлого, и теперь зависит только от нас, что будут знать наши дети и внуки.

promo otrageniya april 14, 2019 06:25 69
Buy for 40 tokens
Привет всем участникам Отражений и нашим гостям! С настоящего момента вступают в силу изменения в правила, поэтому прошу авторов ознакомиться с нижеследующим. 1. Каждый участник может опубликовать один пост в день. Чтобы иметь возможность публиковать до трех тем в день, участник должен соблюсти…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded