arktal wrote in otrageniya

Category:

Позитано и Ли Галли

«Позитано берет за душу. Это настоящее место вашей мечты, в реальность которого сложно поверить, находясь там, однако оно превращается в манящую действительность, стоит лишь вам его покинуть».               Джон Стейнбек

Однажды, путешествуя по югу Италии, и уже посетив Казерту, Поццуоли, Неаполь, Помпеи, Капри и другие известные и не очень туристические «хиты», мы заехали в небольшой приморский городок Позитано. Там я  планировал только переночевать и продолжить наш путь на Сицилию.

Позитано
Позитано

Позитано — городок маленький (около 4 тыс. жителей), и по тому, что я успел прочесть, ездить на машине там негде. Да и стоянку найти целая проблема. На весь город одна улица с односторонним движением и никаких тебе древностей. Но, как любит оправдываться мой сын,  когда он говорит одно, а делает другое: «План — это только основа для изменений». Короче, мы остались там на три дня. По собственному желанию. И не пожалели. Это — одно из самых красивых мест в Италии. 

А началось всё с того, что подъехав к городу, мы обнаружили, что въезд закрыт. Пропускают только жителей города и клиентов гостиниц. Когда выяснилось, что гостиница у нас заказана, подошел какой-то парень, сел за руль нашей машины и отвез её на стоянку. Там он взял наш багаж на тележку и по ступенькам провел нас в гостиницу. Как оказалось потом, вход в гостиницу был с 4-го этажа. В свой номер мы опустились на лифте, и тут же ринулись на балкон. Вид был, как декорация в театре. 

Вид на Позитано из гостиницы "Vittoria"
Вид на Позитано из гостиницы "Vittoria"

И начался «бунт на корабле». Мои спутники (с нами была ещё одна семья) потребовали, чтобы я поднялся в регистратуру (это на 4-ый этаж) и продлил наше пребывание тут. В такие моменты командование переходит к жене. 

Местность, где находится современный Позитано, известна еще со времен Древнего Рима, когда представители римской знати построили здесь для себя несколько роскошных вилл. Еще в I веке н.э. скрытый за высокими горами от холодных северных ветров Позитано стал манить богатых патрициев. 

Однако расцвет города пришелся на время после падения Римской империи. Именно тогда он стал частью Амальфитанской республики, которая в то время полностью доминировала в торговле на Средиземном море. В бухте  Позитано начали строить торговые корабли и чеканить собственные монеты, на улицах слышалась многоголосая речь заморских купцов, а в X веке вокруг монастыря бенедиктинцев, посвященного иконе Черной Мадонны*), обретение которой окружено целом венком легенд, начал расти город.

По одной из этих легенд икона находилась на пиратском судне, которое плыло вдоль южных берегов Италии. К сожалению, пиратов развелось тогда великое множество, и для защиты от них даже построили сторожевые башни. Кстати, восемь из них (три внутренних и пять внешних) можно увидеть и сегодня.

В общем, около бухты Позитано корабль попал в полный штиль. Паруса сникли, и все старания моряков - обращение ко Всевышнему, сбрасывание в море части груза для облегчения судна, - всё было напрасным, корабль не двигался с места. И вдруг они услышали голос: "Поза, поза... (posa, posa...)". В дословном переводе это звучит как:  "Отдыхает, отдыхает...". Но можно трактовать и иначе: "Положите, положите..." 

Черная Мадонна в церкви Санта-Мария Ассунта. Позитано
Черная Мадонна в церкви Санта-Мария Ассунта. Позитано

Моряки связали это явление с находящейся на борту иконой, к её, якобы, пожеланию остаться здесь, на этом месте. Капитан тут же дал команду причалить к берегу, и моряки передали икону местным жителям , которые приняли её с большой  радостью. В честь этого события они построили храм,  а селение своё назвали "Позитано".

Позитано. Церковь Санта-Мария Ассунта
Позитано. Церковь Санта-Мария Ассунта

Есть, конечно, и другие легенды. По наиболее распространенной из них город появился на свет по воле  бога морей Посейдона, сделавшего таким образом подарок своей возлюбленной нимфе Пазитее, по имени которой и произошло название Позитано.  Не знаю  была ли так хороша сама нимфа, но город определенно удался.

Есть, правда, и менее сказочная версия топонимики города – это от слова «passo» («переход», «перевал»), так как с суши попасть в Позитано можно было только через перевал Монтепертузо.

Гулять по Позитано очень занятно. Прилепившись к крутому склону горы, дома создали такой лабиринт извилистых улочек с крутыми подъемами, бесконечными лестницами и неожиданными поворотами, что очень быстро теряешь направление. 

Позитано
Позитано

Благо городок небольшой и сильно не заблудишься, но зато чуть ли не за каждым поворотом открывается просто неправдоподобный морской пейзаж и... какой-нибудь магазинчик.  В одном из них жена прикупила очень красивое вязаное платье. В соседнем магазине оказалось точно такое же. Потом ещё. Потом ей стало казаться, что у всех будет такое же, но за все годы мы больше ни у кого ни разу не видели такой одежды.

Кроме модной одежды славится Позитано и своими керамическими изделиями. Найти здесь можно буквально все от небольших сувениров до роскошных ансамблей скамеек и фонтанов.

Вдоль берега очень приятный пляж. Чтобы из гостиницы попасть на пляж надо с нижнего этажа выйти на террасу, в конце которой есть лифт, и на нем спуститься к морю. Но море и пляж есть у нас и дома, а вот таких видов, которые открываются с этой террасы, дома нет.

Терраса. Позитано
Терраса. Позитано

Однако весь этот пост задумывался не столько, чтобы рассказать про Позитано, сколько ради одной достопримечательности, которую мы не видели и посмотреть её никак не могли. В 2-3-х км от берега выступают из воды несколько скалистых островов. Это архипелаг Ли Галли, или — Сиренузские острова, т.е. острова Сирен. Нам сказали, что это частная собственность, которая принадлежит российскому артисту балета Рудольфу Нурееву и является самым «русским» уголком Италии. И хотя архипелаг не большой, но история у него богатая. 

Архипелаг Ли Галли, о-в Галло Лунго
Архипелаг Ли Галли, о-в Галло Лунго

В записях античного географа Страбона (I в. до н.э. — I в.  н.э.), сохранилось описание этих мест. Считалось, что здесь обитают сирены, наполовину женщины, наполовину птицы, заманивавшие мореплавателей своим пением на скалы. Те самые сирены, из-за которых Одиссей, согласно Гомеру, воском залепил своим спутникам уши и велел привязать себя к мачте, чтобы он не смог броситься в море и вплавь достичь рокового берега. А когда корабль всё-таки  благополучно миновал опасное место, сирены не смогли перенести такого пренебрежения и с горя утопились. 

На самом большом острове Галло Лунго когда-то был расположен монастырь, впоследствии превращенный в местную тюрьму. Тут же, вследствие постоянной угрозы нападения на Позитано сарацинских пиратов, была воздвигнута сторожевая башня, которая ныне носит название Арагонской.

Так продолжалось до 1917 года, когда в Позитано приехали знаменитый организатор «Русских сезонов» в Париже Сергей Дягилев и танцовщик труппы и хореограф Леонид Мясин в компании с Пабло Пикассо и Жаном Кокто.

Вот как сам Мясин рассказывал о начале своей итальянской жизни, начало которой положил его приятель, литератор и журналист Михаил Семенов  (1873–1952), уехавший из России еще до революции:

Сергей Мясин
Сергей Мясин

Когда мы завершили наш сезон в Сан-Карло 1916-1917 гг., Михаил Николаевич Семенов предложил мне остановиться у него и его супруги в их летнем доме в Позитано, в тридцати километрах южнее Неаполя. В этой крошечной рыболовецкой деревне меня очаровали побеленные домики, которые громоздились один над другим так, что создавалось ощущение какого-то горного ущелья. Дягилев однажды сказал, что Позитано — единственная вертикальная деревня, какую он когда-либо видел, и действительно, дороги там были не чем иным, как крутыми лестницами, переплетавшимися во всех направлениях между домами. Семеновы жили на краю деревни в прелестной, преобразованной в дом мельнице.

В первый же вечер я, случайно выглянув из окна, увидел необитаемый скалистый остров в нескольких милях от побережья. На следующее утро я спросил о нем у Михаила Николаевича, и он рассказал, что это был самый крупный из трех островов Ли Галли, а два поменьше не видны. Острова принадлежали местной семье Парлато. Это семейство использовало их только для весенней перепелиной охоты.

Мы взяли лодку и отправились на серый каменистый остров, на котором не было никакой растительности, кроме опаленных солнцем кустарников. На расстоянии распростерся залив Салерно, и в целом вид вдоль моря был великолепен... К югу располагался Пестум, на северной стороне — три высокие скалы острова Капри. Я чувствовал, что здесь мог бы найти уединение, в котором нуждался, откажись я от изнуряющего давления избранной мною карьеры. Я решил, что однажды куплю этот остров и сделаю его своим домом.

Так и произошло: Мясин вскоре приобрел этот архипелаг, при этом, как писал его счастливый обладатель, местные жители относились к нему как к «сумасшедшему русскому, который купил каменный остров, где могут жить только кролики».

Единственное имевшееся на острове строение — развалины сторожевой башни XIV века, Мясин восстановил и реконструировал. Устроил внутри апартаменты и репетиционный зал, украшенный колоннами из каррарского мрамора.

Благодаря его усилиям на острове появились электрический генератор, большой дом для приемов (вилла гранде) и маленький для размещения гостей, а также фонтаны, сад, огород и виноградники. Башню восстановили, в ней оборудовали танцевальные классы и комнаты для учеников.

В середине 1930-х к Мясину заехал в гости приятель, архитектор Ле Корбюзье. Окинув профессиональным взглядом владения танцовщика, он предложил свою помощь в переделке существующих строений и благоустройстве острова. Так на Галло Лунго появился бассейн с фантастическим видом на другие два острова, а скромный гостевой дом превратился в аристократическую виллу. Белоснежная внутри, имеющая в качестве украшения исключительно виды из окон, она получила название «Белый дом».

"Белый дом"
"Белый дом"

Леонид Мясин потратил 50 лет, чтобы превратить пустынный остров в райский уголок. Он задумал сделать Ли Галли центром художественной жизни. Его гостями были многие знаменитости, включая Кокто, Пикассо, Дягилева, но в полной мере осуществить свои планы Мясину не удалось.

В 1979 году, после его кончины острова перешли в собственность наследников. Семья некоторое время колебалась, продавать ли остров, но содержать его было слишком тяжело, и вскоре их перекупил преданный последователь и поклонник Мясина знаменитый танцор Рудольф Нуреев.

Рудольф Нуреев
Рудольф Нуреев

Он активно занялся обустройством острова. Стиль Мясина показался ему слишком аскетичным, и он задумал грандиозную переделку интерьеров. Из всех своих поездок танцовщик привозил антикварную мебель и посуду. “Белый дом”, главная вилла и башня превратились в роскошные восточные дворцы, яркие и избыточные, как декорации к его последнему балету “Баядерка”. Стены выложены плиткой, по-мавритански пестрой, местами с арабской вязью. По его распоряжению на остров свезли в огромном количестве мозаику и керамическую плитку, которую он лично просматривал и выбирал то, что пойдет на украшение стен.

Вскоре интерьеры лаконичных построек Корбюзье стали напоминать покои турецкого султана.

«Это место будет меня вдохновлять», - сказал знаменитый танцовщик. Он мечтал «опустить уставшие ноги в теплое море», но тогда еще не знал, что времени осталось не много. Он был неизлечимо болен (диагноз ВИЧ поставили только в 1985 году), и не знал, что скоро вообще не сможет больше выходить на сцену. Болезнь прогрессировала, и в 1993 году Нуреев скончался от осложнений СПИДа.

Новый владелец Ли Галли - соррентийский гостиничный магнат, Джованни Руссо - приобрёл остров в декабре 1994 года у Фонда Рудольфа Нуриева.

 Он шутливо говорит, что карма у него такая – скупать русские места: чуть раньше он приобрел в Сорренто виллу, где жил Максим Горький.  Джованни  Руссо - большой поклонник русской культуры, который даже свою любимую собаку назвал Игорь, возможно, в честь Стравинского.  

Намекая на свою фамилию, синьор Руссо говорит, что является третьим русским на этом острове: «Я стараюсь продолжить традицию и сохранить дух места. Без русских здесь ничего бы не было, и я искренне верю, что остров принадлежит России. Как у нас принято говорить, мы не продаёмся, но никогда нельзя знать, кто захочет купить. Может быть, появится четвёртый русский с предложением, от которого нельзя отказаться». 

LДжованни  Руссо
LДжованни Руссо

Пятнадцать лет синьор Руссо  потратил на перестройку острова, чтобы превратить его в роскошное место для отдыха, в комфортабельный отель. Теперь, если вы решите остановиться на острове, есть шесть апартаментов на выбор: 2 — на Вилле Джованни, 2 — в старинной Арагонской Башне и 2 — в Беллой Вилле.

Сколько же стоит отдохнуть на островах Ли Галли? Летом, в высокий сезон провести неделю на острове вы можете заплатив 130,000 евро. В течении остальных 10 месяцев можно договориться за 100,000 евро. И, как вы понимаете, торг здесь не уместен.  Да, цифра весьма впечатляет! Но разве рай на земле не стоит этих денег? В раю нужно побывать при жизни!      

Не зря ведь на воротах Амальфи, написано: «Когда амальфитанцы после кончины попадут в Рай, они увидят там уже знакомые места».

------------------------------

                 *) Черная Мадонна — икона Девы Марии «ликом тёмного цвета».   По современным представлениям это делалось преднамеренно, имея ввиду духовную преемственность Девы Марии и возлюбленной царя Соломона, которая говорила о себе: «Не смотрите на меня, что я смугла, ибо солнце опалило меня;…» (Песн. 1:5). 


promo otrageniya апрель 14, 2019 06:25 69
Buy for 40 tokens
Привет всем участникам Отражений и нашим гостям! С настоящего момента вступают в силу изменения в правила, поэтому прошу авторов ознакомиться с нижеследующим. 1. Каждый участник может опубликовать один пост в день. Чтобы иметь возможность публиковать до трех тем в день, участник должен соблюсти…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded