gnomomamochka wrote in otrageniya

Categories:

А был ли мальчик?

Творческий дуэт evaevg & gnomomamochka представляет новую серию с нетривиальным контентом «ПРО БАБ»: 

Если женщина чего-то просит, надо ей это обязательно дать. Иначе, она возьмет это сама. 

Мысль не новая, но весьма актуальная. Армянское радио категорически поддерживает ее автора и вот прямо сейчас готово подкрепить сию мудрость аргументами.

Начнем, как всегда, издалека. С имени.

Имя у нашей сегодняшней героини прекрасное. Практически, эталон изысканности, аристократизма и конечно же, скромности. Барышню звали Ольга (тут можно восхищенно ахнуть и обмахнуть узорным веером лоб с проступившей августовской испариной).

Так вот, Ольга, а для домашних просто Оленька, в 1869 году изволила осчастливить своим появлением на свет семью богатого ювелира (как будто ювелиры бывают бедными) Зегальда Сегаловича, проживающего в городке Стрельна, что под Санкт-Петербургом.

Осчастливленные родственники терпеливо несли свой крест и горшок по требованию. Детке ни в чем не отказывали. Детка взрослела, в рост шли и расходы на ее содержание. Однако, к началу торгов на брачном рынке, выяснилось, что цена фьючерсов на лот «Оленька Сегалович» не обосновано завышена. 

Папенька-ювелир оказался-таки бедным. Рухнувший семейный бюджет обесценил Оленькины матримониальные котировки до бросовой стоимости. Выручила симпатичная мордашка и друг семьи – педофил. 

Профессор консерватории, старший Оленьку на тридцать четыре года, изъявил желание составить ей партию, предполагая тихую семейную идиллию у камина с благодарной юной нимфой у себя на коленках.

Юная нимфа на брак согласилась (надо же с кого-то начинать карьеру), а вот на старческих артритных коленках сидеть отказалась. Её привлекали совершенно иные ценности. 

И закружилась Оленька в хороводе светской жизни (тут Бузова может начинать завидовать, все ж таки в 19 веке платья понарядней были, да и ювелирка еще не штамповалась тиражами). Иногда выныривая из праздничной суеты, Оленька появлялась дома. Ну там, гитару взять или трусы переодеть. Счета на оплату, опять же, оставить.

Супруг терпеливо платил за извозчиков и шампанское, но бюджет грозился рухнуть. Зарплата профессора музыки не вытягивала популярную светскую львицу. Львица дожидаться банкротства профессора Цагеля не стала, пожалела старика и дала ему развод. Тем более, что невод на золотых рыбок она уже успела закинуть.

Рыбки клевали исправно и вскорости попалась вполне приличная, нажористая, с блеском и жирком. Оленьке попался генерал фон Штейн. Жирок генерала, правда, истощился достаточно быстро (видать, не рассчитал на размах молодой супруги). 

Но Оленька не унывала. Оленька нашла способ заработать на генеральском имени.

В ту пору, в царской России процветал своеобразный способ найма сотрудников. У соискателя при приеме на работу брался некий залог, иногда весьма приличный, который гарантировал работодателю возможность компенсации потенциального ущерба, нанесенного работником. 

Вот Оленька и решила заняться этим делом, в смысле брать эти самые деньги. У мужа имелись некоторые предприятия, и там постоянно требовался то приказчик, то еще кто-нибудь. Забрав на себя функции ЭйчАра, Ольга мгновенно натрудоустраивала кучу народа. 

То, что рабочих мест было в разы меньше, чем нанятых сотрудников, ее вообще не смущало, а когда лишние работники приходили с разборками – делала большие глаза и искренне недоумевала: «Деньги? Какие деньги? Не было никаких денег, я вас впервые вижу, идите уже отсюда».

Кадровиком Оленька оказалась так себе, но психологом была знатным – никто из обманутых даже не устроил скандал, а уж до полиции вообще ни один не дошел. Ну, видимо, считали, что связываться с генеральшей себе дороже. 

Как известно, безнаказанность развращает. К кадровым аферам прибавились мошенничества с драгоценностями и поддельными произведениями искусств, доходило даже до банального воровства. Даже автомобиль угнала, заработав звание первой российской автоугонщицы. 

Взяла у знакомого покататься, покаталась прямиком до ломбарда и загнала его по сходной цене. А приятелю снова свое: «Ничего не знаю, какая машина, не видела я твою машину, у меня и прав-то нет».

Но любая схема когда-нибудь обязательно даст сбой. 

Оленька прокололась на студенте, с которого содрала 3000 рублей залога и выдав ему сотню, отправила в заграничный вояж искать ей виллу. Юноша прибыл в Австрию, истратив все суточные и командировочные, нашел-таки виллу, и давай телеграфировать работодательнице «так, мол и так, виллу нашел, деньги потратил, голодаю и скитаюсь, срочно вышлите деньги на обратную дорогу и гонорар за выполненную работу». 

А Оленька наша уже об этом скитальце и думать забыла, даже на связь не вышла. Ну, простительная забывчивость, у нее таких облапошенных по всей России и Европе десятка полтора бродит – кто-то назначен на прииски приказчиком, кого-то еще куда услала. 

В общем пришлось тому юноше натурально голодать и скитаться, и возвращаться домой чуть ли не через посольство. Обиделся он, что характерно. И вместо того, чтобы как все остальные обманутые, молчать в тряпочку, не убоялся генеральских связей и пошел в полицию.

Там ему свезло. Прокурор попался въедливый и добросовестный, воровок недолюбливал, начал он усердно копать, тут и вскрылись разные аферы, обманутые с криками «а что, так можно было» валом повалили в прокуратуру.

Ольгу загребли и стали шить дело. Дело получалось знатным, аж 17 эпизодов крупных и еще до кучи мелких. Впрочем, Оленька наша тряхнула связями, не зря и заводила, просаживая наворованное на раутах да светских приемах, ее отпустили под залог, откуда она благополучно умотала за кордон и пропала с радаров.

Нашли ее через год за океаном, в самом Нью-Йорке. Американцы, послушав про Оленькины подвиги на родине, посчитали, что им такое счастье и даром не надо, и отправили ее в Россию. Там ее снова стали судить. 

Впрочем, в Америке Оленька кое-что подзаработала, хватило на самого лучшего адвоката, который так запутал всех, что получила она жалкие 16 месяцев на все про все. Заточение пролетело незаметно, Оленька откинулась и принялась за старое.

Сначала нашла себе годного мужа, чтоб на первых порах расходы покрывал, ну и фамилию заодно сменить, чтоб с чистого листа начать свою трудовую биографию. 

С поиском мужа у нее проблем вообще не было, ей-богу, прям завидно даже. В наше время некоторые годами на сайтах знакомств сидят, а тут один за другим, да не завалящий какой менеджер среднего звена, проживающий в мамкиной однушке, а цельный барон фон Остен-Сакен. 

Тут, справедливости ради надо сказать, что барон не то, чтобы прямо полюбил наше героиню, скорее, он пал жертвой других ее талантов. Ольга барону предложила фиктивный брак, а за титул и фамилию обещала много денег. Как всем уже понятно, денег тех барон не увидел.

А новоявленная баронесса снова взялась за старое. Теперь ее привлекали векселя и ценные бумаги. Но, увы, недолго музыка играла, замели ее снова за те векселя и впаяли срок поприличней, уже пять лет.

И сидеть бы ей те самые пять лет от звонка до звонка, если бы не она, Великая Октябрьская революция. Бардак в ту пору творился страшный, пролетарии били буржуев, те огрызались в меру сил, никому не было дело до баронессы-мошенницы, ну ее и под шумок вытащили.

Изменившиеся реалии не сильно напугали бывшую баронессу, наоборот, даже где-то поспособствовали. Оленька начала активно общаться со своими старыми знакомыми аристократами и богатеями, которые теперь сидели тихо, всего боялись и голодали, она предлагала им сменять остатки роскоши на еду. Оленька была верна себе – остатки роскоши забирала, еду не давала, прикидывалась дурочкой.

Одного Оленька не учла – в новой стране советов о таких пережитках буржуазии, как адвокаты и слыхом не слыхивали. Некогда было разводить судебную волокиту. Первый же жалобщик был новой властью принят с распростертыми объятиями, Оленьку прихватили теплой и приговорили к бессрочным исправительным работам, направив в колонию в Кострому. 

Казалось бы, тут и сказочке конец. Что там может сделать в условиях диктатура пролетариата престарелая мошенница (Оленьке к тому времени уже полтинник стукнул, что вряд ли прибавляло ей женской привлекательности), отправленная в забытую богом колонию, все полезные знакомые которой или пали от руки строителей коммунизма или спешно эмигрировали. 

А вот и нет. Оленька и тут выкрутилась. Ну, как выкрутилась. Дала последнюю гастроль, да такую, что подняла на уши все правоохранительные органы новорожденной страны Советов и заставила их пережить много неприятных часов и минут.

Что там говорила и показывала наша Оленька начальнику Костромской исправительной колонии товарищу Кротову, то нам неведомо. Доподлинно известно только одно – Кротов настолько возлюбил несвежие Оленькины прелести, что пересмотрел свои взгляды на марксизм-ленинизм и все морально-этические нормы, вызволил ее из тюрьмы, и сам бежал с ней в Москву. 

Таким образом, возникло преступное сообщество, именуемое в простонародье ''шайкой'', которое начало с большим успехом ''бомбить фраеров'' в различных культурных учреждениях столицы. Баловались доставками по интернету заказом товаров по почте, да так удачно, что уже скоро разбогатели и даже автомобиль себе прикупили.

Но если в царском Санкт-Петербурге потерпевшие все как один, были людьми деликатными и особо в полицию не жаловались, жители революционной Москвы такой деликатностью не отличались. 

Пролетарскую милицию просто забросали жалобами на преступную парочку. Милиция тоже не в Смольном институте воспитывалась, церемониться особо не стала, нагрянула без предупреждения и предварительной записи, почему-то плохо отнеслись к попытке побега, Кротова даже с расстройства пристрелили. 

Оленьку стрелять не стали, просто посадил. Почему-то всего на год. Причины такого мягкого приговора мы так и не установили. По некоторым источникам, Ольга отмазалась тем, что всю вину свалила на покойного подельника и так убедительно косила под жертву, что тронула даже видавшую виды милицию. 

О дальнейшей ее судьбе ничего не известно. Есть парочка версий. 

Завистливые говорят, что, выйдя на свободу, уже пожилая и потасканная Оленька долго нищенствовала, пока не прибилась к какому-то одинокому отставному солдату, жила простой трудовой жизнью, возделывала огород и торговала на вокзале квашенной капустой. 

Более прогрессивные и оптимистично настроенные считают, что ей все-таки удалось бежать за границу, где она и продолжила мошенническую карьеру, правда уже не с таким размахом.

Ну, а теперь армянское радио переходит к фактам. 

Ни одного достоверного источника существования Ольги Сегалович не существует. Так же, нет никаких официальных упоминаний о ювелире Зегальде Сегаловиче, поставляющем драгоценности русским аристократам из самого города Парижу.

Альберт Цагель тоже не существующая фигура, но есть Альберт Генрихович Цабель 1834 года рождения. Вот он действительно был профессором арфы в Санкт-Петербургской консерватории с момента её создания, но про его семью достоверной информации нет. И уж тем более там нет ничего про Оленьку Сегалович.

Со вторым мужем Оленьки, генералом фон Штейн, вообще очень забавно всё выглядит. Такой генерал был. Константин Львович фон Штейн 1829 года рождения, старше нашей Оленьки уже на сорок лет. Только он умер, когда ей было девятнадцать. И про его семью, жен и детей тоже нет никакой информации. А других генералов с такой фамилией поисковик не выдает.

Про залог при приеме на работу в царской России небылиц полно, но нет никаких подтверждений со ссылками на источники, да и просто фотографий расписок, что любит подсовывать Яндекс, тоже нет.

Третий муж Оленьки, безымянный барон фон Остен-Сакен из древнего аристократического рода, мог иметь место в истории. Википедия открывает целый список рода фон Остен-Сакенов, но тут тоже никаких ссылок на Оленьку.

Подозрительно выглядит и покладистость обманутых залогодателей, боявшихся генерала сильнее, чем банкротства. И уж совсем фальшиво звучит история с обменом ценностей на продукты в революционной России через известную обманщицу.

О существовании беглого начальника Костромской исправительной колонии товарища Кротова упоминается только в статьях какавторов и прочих блогеров про Ольгу фон Штейн.

Нет, теоретически, конечно, вся эта история могла существовать. Но вот, чесслово, сомнения гложат.

В общем, читая интересное, не забывайте заглянуть в источники, на предмет «а был ли мальчик»! 


Ну а те, кто что-то упустил, могут пройтись по этому списку и тегу «Про баб». Это полный перечень постов нашего цикла:

Оппозицию на мыло

Сиськи бабе не помеха

Святая шлюха

Почём продаёшь своих?

Акушерку на костёр

Обнуление на крови

Кому тут оргий и прочих извращений?

Выйти замуж за камикадзе

Натуральный бабообмен

Два инцеста в одни руки, очередь не занимать

promo otrageniya april 14, 2019 06:25 69
Buy for 40 tokens
Привет всем участникам Отражений и нашим гостям! С настоящего момента вступают в силу изменения в правила, поэтому прошу авторов ознакомиться с нижеследующим. 1. Каждый участник может опубликовать один пост в день. Чтобы иметь возможность публиковать до трех тем в день, участник должен соблюсти…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded