evaevg wrote in otrageniya

Categories:

Кому тут оргий и прочих извращений?

Творческий дуэт evaevg & gnomomamochka представляет новую серию с нетривиальным контентом «ПРО БАБ»: 

А знаете почему Неаполь самый засранный город Италии? А вот и не потому, что там мусорная мафия цену за ассенизаторские услуги задирает. Там просто традиция такая старинная есть: во время просмотра порнографических реалити-шоу, стаканы из-под колы и пакеты от попкорна бросать в незадачливых актеров, если те повторяться начинали или с ролью плохо справлялись. 

А шоу у них там были - что надо шоу! На широкую ногу поставлены (не на одно ведро жаренной кукурузы). И всё в режиме онлайн.

А начиналось-то достаточно безобидно, даже сказочно…

В некотором царстве, в некотором неаполитанском государстве жила была сиротка Джованна. Была она красива, юна и богата. Просто мечта любой свекрови и подарок на рождество её кровиночке. А в семнадцать лет ей еще и корона со скипетром в наследство от деда досталась. Свекрови выстроились в очередь.

Однако, не тут-то было. Сейчас наше армянское радио вам всё подробно обрисует.

В приданное Джованне досталось много чего нужного и полезного, окромя ума. Две тётушки, входившие в комплект к наследству, тоже не отличались смекалкой, зато блядливость их была высочайшей пробы. Поскольку других доверенных родственников у Джованны не было, управлять государством училась у них. Пользовалась, как говорится, чем бог послал.

Бог посылал щедрою рукой.

Одна тётушка – Екатерина де Куртэне была титулярной императрицей (титулярная, это когда титул есть, а корону не дали и паспорт с въездной визой отобрали) великого Константинополя. Вторая тётушка — Агнесса де Перигор была дочерью любовницы самого Папы Римского со всеми вытекающими.

И вот эти три грации получили в свое распоряжение целое королевство. Королевство вздрогнуло.

Судя по звукам, доносящимся из королевского замка, там старались немецкие кинематографисты и в королевах они знали толк. Жители крестились и радовались, что стены у замка без стеклянных витражей, а то перед детьми было бы не удобно. Они же еще в аиста и капусту верят.

Пока королевский двор просто сексуально революционировал и эротически деградировал в постановочных групповухах, жители еще как-то терпели, ну типа, молодая еще, нагуляется (после свадьбы-то поди не до лунохода будет). Но потом дела пошли нажористей. 

Две бабы – это уже бой посуды и «положь мою помаду», а три – целый серпентарий и «смотри, эта дура опять в рюши вырядилась». Тройничок раскололся. 

Тётушка Агнесса обкосячилась первой. В чём провинилась, история умалчивает, но смерть к ней пришла неожиданная, нетривиальная и с обратного входа. Агнесса получила порцию яда ректально, посредством обычной медицинской клизмы. Вероятно, метод навеян спецификой ночных забав.

Народ Неаполя вздрогнул и начал потихонечку роптать. Но тут очухались в других дворах Европы. Слухи о веселом замке стали доходить и до них. Зависть сковала члены. И внезапно вспомнилось, что Джованна вовсе не девица на выданье, несмотря на юный возраст, а очень даже замужняя дама, с десятилетним брачным стажем. И нагуливаться ей уже как-то не с руки. 

Согласно найденному в пыли европейских архивов свидетельству о браке, девочка Джованна в семилетнем возрасте была обвенчана с таким же юным мальчиком, младшим братиком венгерского короля. Церемония прошла по всем ГОСТам и из канонов не выбивалась. 

Сразу после свадьбы, на подращивание и откорм, малолетнего новобрачного отправили обратно по месту прописки, в Венгрию. А Венгрия в 14 веке, это вам не современная Венгрия, прячущаяся за колючей проволокой от африканских мигрантов. Это военная экспансия, золотые рудники и тридцать четыре падежа в языке. 

Ну и когда вспомнили про этого мужа, который был уже не малолетний, а очень даже половозрелый, выслали его первым дилижансом в Неаполь, на получение доступа к телу законной супруги и пол царства в придачу.

Казалось бы, с таким мужем не забалуешь. Сиди и вяжи пинетки детям. Ага, как же!

Прибытие законного мужа, принца Андрея Венгерского, королеву не сильно порадовало. Мало того, что у нее и без мужа ложе не пустовало, у нее было сразу два любовника, которых она употребляла как по очереди, так и вместе. И это только постоянных. А тут еще один, и еще неизвестно, ну а вдруг он вовсе не продвинутый и групповухи не уважает. Так еще и корону с ним нужно было разделить, как ожидали все родственники.

- Вот уж дудки ему, а не корону, - заявила обнаглевшая Джованна и по прибытии Андрюхи демонстративно устроила себе коронацию в одно лицо.

Венгерский двор явно уступал в части продвинутости неаполитанскому, и юный Андрюха был зело фраппирован нравами, царящими в замке, где ему предстояло жить. По замку бродили пьяные бабы и голые мужики, периодически совокупляясь где ни попадя. А за исполнением супружеского долга надо было и вовсе очередь отстоять, там постоянно толкались сомнительные личности и норовили отпихнуть, дыша перегаром и уверяя, что вас здесь не стояло.

Кроме того, корона накрылась медным тазом. А соседние короли, да графы всякие и прочие герцоги стали ехидно ржать и издеваться, доводя до депрессии гордого отпрыска венгерских королей. Заскучал наш Андрюха, запечалился. 

Джованне тоже супруг мешал. Бродил за ней по замку тенью отца Гамлета и ныл «дай мне половину короны и пойдем уже оплодотворять твои яйцеклетки моими сперматозоидами». Достал он ее, короче. Нудный, скучный, на ЗОЖ сидит, пьет мало, от грибочков отказывается. Ну и решила она его, как тетю Агнессу… Ну а чего? Сам виноват. Не оценил новаторства.

Клизмой решила не баловаться, чтоб в плагиате не обвинили. Новый способ тоже был не свеж на задумку. Без затей, группа мужиков в полосатых купальниках, зачёркнуто, в плащах и масках приперлась к Андрюхе, да и выкинула его из окна. Правда, на всякий случай еще и задушили. Но хоть топить для верности не стали (чай, не Распутин).

По задумке исполнителей, потеря бойца должна была пройти незамеченной. Внутри дворца так и произошло. Но вот снаружи! 

За пределами замка давно скопился народ, запасшийся покорном, которому от щедрот королевских давно хлеба не перепадало, приходилось довольствоваться зрелищами. Сидели, значит, под окнами, комментировали саундтрек, из окон доносящийся, за неимением телевизионных трансляций. И тут вдруг им чуть ли не на голову принесло. Да не бутылкой там пустой или кубком каким (к этому уже все привыкли), а самым, что ни на есть натуральным королем прилетело. 

- Это ж так и покалечить можно, - возмутились зрители и попытались устроить революцию. Ну их можно понять! Мало ли, чем господам извращенцам еще швыряться приспичит (кстати, спички в Венгрии придумали). В общем, народ ратовал за поджег гнезда разврата. Даже коктейль Молотова принесли с собой на демонстрацию.

Пришлось королеве извиняться, расследование затевать, даже кого-то там виновными назначить, чтобы казнью народишко побаловать. Сама, ясное дело, отмазалась: «Я вообще в соседней комнате спала, ничего не видела, ничего не слышала, убийство мужа не одобряю, и вообще.

И вроде как все удалось, народ казнью удовлетворился, свергать королеву перестал, керосин из коктейлей на ночное освещение спустил. Но тут неожиданно нарисовался старший брат убиенного Андрейки, венгерский король Лайош Первый.

Ясное дело, он тоже не одобрил. Все ж таки родной брат. Он его десять лет откармливал, подращивал, на дивиденды рассчитывал. А тут такой конфуз и нулевая ставка рефинансирования. 

Собрал Лайош армию, да и пошел в Неаполь мстить. 

Ну, это сейчас из Будапешта в Неаполь полтора часа лету, а тогда – это целое многомесячное приключение – пока армию соберешь, снарядишь, снабжение наладишь, уже устал и потратился. А дороги эти не асфальтированные! То в грязи под дождем увязнешь, то на солнцепеке обгоришь и пылью надышишься. 

В общем, все это предприятие у Лайоша пару лет заняло. 

Королева успела за это время и траур по первому супругу отгулять, и по второму кругу свадьбу. Рисковать не стала – выбрала уже проверенного временем и совместным развратом партнера, одного из своих любовников, Людовика Тарентского. 

Только отгремели празднества и оргии первой брачной ночи – а тут, здрасьте, приехали, бывший деверь пожаловал, с цельной армией.

Воевать Джованна не умела, да и не любила, ну и драпанула вместе с новым супругом в Прованс жаловаться Папе Римскому. Там у нее недвижимость имелась, тем более, что народ, уставший от ее перфомансов, препятствий к вторжению венгров не чинил, а, напротив, встречал завоевателей хлеб-солью, бросал в воздух чепчики и всячески радовался. Не, ну а вдруг уже прикроют этот блядский домик, а то уже все девочки Неаполя, как одна мечтали, стать проститутками, а мальчики – податься в альфонсы. 

Лайош вроде как победил, но удовлетворения не получил. Королева сбежала, подраться с войском им не дали, сами ворота открыли, в замке никого, кроме каких-то полупьяных забытых в спешке придворных, винный погреб пустой, похмелиться нечем. Даже на мирных жителях гнев не сорвешь – они так ему радовались, ковровые дорожки постелили, оркестр духовой под окнами приветственные марши день и ночь наяривал. Как-то даже неловко после такого приема грабить и истязать. Не месть, а недоразумение какое-то.

Кроме того, стали доходить слухи, что королева, вместо того, чтобы забиться в дальнем замке под лавку и дрожать як цуцик, снюхалась с папой и кляузничает на него, венгерского короля. А тут еще и чума пришла. Войско стало помирать. «Нет, я так не играю» - обиделся Лайош и ретировался к себе в Венгрию.

Королева тут же поскакала обратно к себе, по месту регистрации. Чумы она не боялась, зараза к заразе не липнет. Чума действительно отступила, но Лайош оказался упорным чуваком, года не прошло, обратно явился, осадил Неаполь и стал требовать подать ему сюда королеву чтобы вершить над ней правосудие, а может и еще какие непотребства, кто его знает, что у него в голове творилось.

Джованна снова ударилась в бега. Сразу к Папе поперлась, который еще от ее первого визита с похмелья в себя не пришел. «Не, так часто принимать Джованну я, пожалуй, не осилю. Староват я для таких развлечений, печень уже не та. Если Лайоша так каждый год будет клинить, это ж долго не протяну на папском престоле. Надо бы их помирить»

Торговались мирились долго и со вкусом. Затеяли собственное расследование, пока показания собирали, улики, свидетелей искали. Лайош топал ногами с требовал подать сюда Ляпкина-Тяпкина убивицу родного братишки. Королева верещала «не виноватая я, он сам пришел в окно упал». Вердикт вынесли странноватый для нашего времени, но вполне обычный в те дремучие годы. 

- Королева виновата! Но она… не виновата! – сообщил судья строгим голосом, а Эльдар Рязанов кинулся записывать слова в блокнотик для последующего использования афоризма в своих комедиях.

- Этот как? – изумился Лайош. – Виновата или не виновата? Кому мне мстить?

- Дьявол попутал королеву! – торжественно изрек Папа.

- Таки сам дьявол? – удивился Лайош.

- Он, он. Все улики на то показывают, масса свидетелей в один голос на дыбе его поминают. Несомненно, дьявол попутал, он и виноват, - вещал Папа.

- И чего делать-то? – растерялся Лайош. – Как же моя месть? Куда идти за возмездием?

- А идите вы к дьяволу, в преисподнюю, - отрезал Папа и удалился, радостно засовывая в карман купчую на продажу Авиньона, только что приобретенную им у Джованны по бросовой цене. 

- Одним городом больше, одним меньше, – бубнила Джованна, подхватив мужа и спеша домой в Неаполь.

Куда попер Лайош история умалчивает. Может, в преисподнюю, а может сразу в Венгрию вернулся. С самим Сатаной не поспоришь.

Королева вернулась в Неаполь и принялась за старое. Неаполитанцы вздохнули, вытащили попкорн и снова засели наблюдать увлекательную жизнь аристократов из галерки. Показывали все то же – пьянки, разврат и групповухи разной степени затейливости. 

Через годик, второй супруг, Людовик Тарентский, не выдержал слишком активной половой жизни, да и помер. Амплуа «безутешной вдовы» всегда давалось Джованне плохо. Она быстренько извлекла из своей густонаселенной постели одного из своих любовников, который при ближайшем рассмотрении оказался титулярным королем Майорки по имени Хайме.

- Третьим будешь? – осведомилась Джованна?

- Всегда готов! – ответил Хайме и достал из кармана граненый стакан.

- Тьфу ты, я не про то. Третьим мужем станешь?

- Ну, отчего бы не стать? – согласился Хайме.

- Только имей в виду, шиш тебе, а не неаполитанская корона. Это моя прелесть.

- А как же я без короны? – обиделся было Хайме.

- У тебя своя есть, ты же вроде как король Майорки по паспорту. 

- Да я титулярный. Майорку ту в глаза не видел, даже не знаю, где она находится и как выглядит.

- Ну так и добудь себе корону Майорки. Заодно и узнаешь, что за местность такая, может, оно и мне надо. Мужик ты или не мужик?

Справили свадебку, королева вернулась к привычной дворцовой жизни, а озадаченный Хайме попер добывать себе корону Майорки. Не добыл, что характерно. Где-то сгинул среди интриг и распрей. По слухам, его отравили. Но так как мстительных родственников у него не имелось, дело замяли.

К тому времени нездоровый образ жизни и всяческие алкогольно - сексуальные излишества сделали свое дело. Молодая стала не молода. А жениться было надо, потому как статус и все такое. В постели она тоже уже не была столь активна, количество претендентов поубавилось. Никто не рвался брать в жены трижды вдову, у которой мужья помирали странным образом, да еще и не первой свежести. Ну и делиться своей короной Джованна не желала. 

Но нет ничего невозможного для такой активной и деятельной женщины. Четвертый муж-таки нашелся. Он тоже был не мальчик, но вполне импозантный мужчина. Немецких кровей, с типичным именем Отто и колбасной фамилией Брауншвейгский. Правда, жених ни бельмеса не говорил ни по-итальянски, ни по-французски, а Джованна не сильна была в языке Гете, но это даже был где-то плюс. Впрочем, несмотря на свои почтенные седины, Отто вполне был пригоден для постельных утех, и королева на какое-то время повеселела.

Но то ли мужик оказался без огонька, то ли Джованна захотела этого женского «а поговорить?», а супруг только глаза таращил, да твердил что-то вроде «Я, я дас ист фантастиш», но королева заскучала. А тут еще и морщины появились, целлюлит одолел, печень пошаливать стала, опять же одышка. Захотелось Джованне на старости лет любви неземной, романтичной.

А тут как раз снова венгры. К тому времени Лайош сгонял в преисподнюю, обломался, убийцу брата к ответу призвать не смог. И так его заклинило на этой незавершенной мести, что кушать не мог. Желал пойти и отомстить. Ну и опять в поход на Неаполь двинулся. Точнее, не сам двинулся, а откопал некого дальнего родственника Джованны, герцога по имени Карл и по фамилии Дураццо. У него какие-то тоже права на престол неаполитанский имелись, вот Лайош и вручил ему свое войско и наказал королеву убить, трон себе взять, и вообще, ни в чем себе не отказывать. Только вендетта должна свершиться, невинноубиенный Андрейка взывает с того света, спать мешает.

Когда до Джованны донесли, что снова приперлось венгерское войско, а во главе его стоит молодой герцог Карл Дураццо, да еще и портрет предъявили, в анфас и профиль, так королева и сомлела.

- Ах, какой кавалер к нам идет, - воздыхала она, ворочаясь на супружеском ложе. – Собой хорош, молод, знатен. Хочу его, не могу. А фамилия-то какая. Надо брать, я считаю. Желаю стать Джованной Дураццо.

- Я, я, натюрлих – забормотал разбуженный Брауншвейгский и привычно полез исполнять супружеский долг.

- Уйди вон, постылый, надоел, - отмахнулась от него королева.

- Яволь! – согласился Брауншвейгский и снова захрапел.

А королева всю ночь не смыкала глаз, мечтая о бравом Дураццо и припоминая, куда она дела ту клизму, которой в юности тетку оприходовала, недобро косясь на нижнюю половину спящего мужа.

Венгры традиционно не встретили сопротивления. Неаполитанцам уже было на все плевать, королевство было разорено развратным королевским борделем, а королева втайне надеялась, что, узрев ее, молодой герцог раздумает мстить за Лайоша и немедленно жениться на старлетке. Она уже и клизму для супруга Брауншвейгского приготовила. 

Карл был, конечно, Дураццо, но не настолько. Квёлых прелестей пятидесяти шестилетней Джованны не оценил, в забаве «прикончи супруга клизмой» участвовать не пожелал, да и вообще повел себя не по-джентльменски. Взял, да и удушил влюбленную Королеву ее собственным шелковым платком. А венгерскому королю депешу отослал: «Задание выполнено, брат ваш отмщен, спи себе спокойно дорогой товарищ. Спасибо за неаполитанскую корону, будете у нас на Средиземном море, заходите в гости». 

Сказка подошла к концу. Армянское радио чуть не передралось, пытаясь подвести итоги и извлечь хоть какую-то мораль из абсолютно аморальной истории. Договорились, представить обе версии.

Вариант первый: все мужики-козлы, а ежели тебе за полтос и водятся деньжата или там королевства какие, ни в коем случае нельзя влюбляться в молодых красивых герцогов, добром эти амуры не заканчиваются.

Вариант второй: трудно без мозга, и жить трудно и помереть красиво не получается. 


promo otrageniya апрель 14, 2019 06:25 69
Buy for 40 tokens
Привет всем участникам Отражений и нашим гостям! С настоящего момента вступают в силу изменения в правила, поэтому прошу авторов ознакомиться с нижеследующим. 1. Каждый участник может опубликовать один пост в день. Чтобы иметь возможность публиковать до трех тем в день, участник должен соблюсти…
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →