"ОБЕЗЬЯНКИ" - клуб Сергея Воронина (Сергей Воронин) wrote in otrageniya,
"ОБЕЗЬЯНКИ" - клуб Сергея Воронина
Сергей Воронин
otrageniya

Русский корень - былина. Часть третья.Последняя...



- Примечаю я, что ты не умом живешь, как мы, немцы, а чисто по-русски, то есть одной только душою. У тебя и слова-то, и приговорки всё про душу: душа болит, душа горит, душа просит или не выносит, душа терпит или не терпит, по душе или не по душе, душно или душе просторно, бездушный или, наоборот, задушевный, удушающий или душечка, душенька. А самое страшное прозванье – это когда у человека души вовсе нет. И тогда это по-вашему уже – душман! О, как же это всё глубоко! О, как это всё мудрО!

- Ну ты уже совсем уже по-нашему, по-квасьевски говорить начал, - отвечает ему Гаврила. - «МудрО» – это словечко чисто наше, лесное, касимовское.

- А я уже и думать по-вашему начал, - говорит на это Данила. - Почему, спрашивается, нас, немцев, такими умниками по всей Европе считают? Да потому что Германия – страна маленькая, вся насквозь, вширь и вглубину нами давно изведанная, как кротами, сплошь излазанная-перерытая, вот и приходится, чтобы в ней жить и не голодать, до всего додумываться да доискиваться – науку продвигать. А вас, касимовских квасьевцев, никаким умом не осилишь! Природа у вас такая богатая да бескрайняя, что одна только душа ее охватить и способна! Любая наука в ваших просторах и богатствах всякий свой смысл теряет. Потому что у вас, куда ни шагнешь, где ни копнешь, в кого ни стрельнешь, везде чудо какое-то случается, невидаль какая-то выколупывается, и богатство само вам в руки так и лезет – только успевай пальцы растопыривать, чтобы его не упустить! Поэтому вы только чуда и ждете. А методично каждый день работать, как мы в нашей чистенькой Германии, вам скучно, неинтересно.

- Да! Мы, квасьевские, такие! - восхищается сам собою Гаврила.

- И есть у вас, ардованцев, еще одна странная загадка.

- Это какая же? - интересуется Гаврила, прихлебывая чаек. - Расскажи, а то мне невдомёк.

- Показывал я в Санкт-Петербурге да в Москве всяким разным русским людям портреты всяких других разных русских людей. И все они, как один, мне говорили, что вот это – портреты или татар, или чухонцев, или людишек еще какой-нибудь неведомой им национальности, но только ни в коем случае не русских. А когда я показал им портреты самых что ни на есть типичных-претипичных мордвин, то вот тут-то все они в один голос мне и вопили, что вот именно вот эта мордва и есть самые что ни на есть коренные русские-прерусские физиономии! Рожи как есть славянские! Чистопородные! Чуть ли не графские да княжеские! Вот и получается, что ты - хоть и мордвин, но на самом-то деле и есть больше всех русский. Больший русский, чем даже самый русский- прерусский русак! О как!!!



- МудрО говоришь! Оченно даже правильно! - соглашается с ним в последних его выводах вконец раздобревший и разомлевший от чая Гаврила. - Мы, квасьевцы, мы – о-о!.. Даже и слов таких нет, чтобы выразить, какие мы! Вот такие вот мы такие-сякие-растакие! Да-а!!!

- Я! Я! - поддакивает ему Данила. – О, русский кирпич – мордовский цемент! О, русская сказка – мордовская закваска! Гут, гут! Очень даже вери-вери зер гут! Я только одного понять не могу.

- Это чего же?

- Что это за звездочка такая светлая заветная у тебя постоянно загорается, которая тебе на все вопросы правильные ответы подсказывает?

-О! Это...это... - задумался Гаврила, - это как бы такая особая механизма – для моих мозгов клизма...Ну сам просеки: мозги у меня от долгого отдыха ржавеют, а когда я думать начинаю, то в моих мозгах шестереночки начинают зубьями своими задевать за восьмиреночки, те – за шарниры и прочие гарниры, и все вместе разом они вот так вот проворачиваются, скрипеть, искрить начинают – вот от этого у меня в мозгах да глазах звезды и загораются. Вот я этих самых звезд и дожидаюсь, чтобы своё новое полезное обществу открытие сделать. А про то, что колорадских жуков хреновым настоем поливать надо, так это ж ты сам мне и подсказал.

- Я?! - изумляется Данила. - Да это когда ж?!

- Да ты ж, когда хрен неумеренно вместо хлеба ел, все время животом мучился. Вот я и подумал: если даже такой большой немчура от хрена страдает, то маленький жук от него тогдысь и вовсе помрет. Ну так оно и вышло! И с пчелами тоже только ты один меня надоумкал. Когда ты свои сушеные хреновые листья у нас в избушке курил, так у нас во всём Квасьеве в эти дни ни одного пьяного мужика не было – так всем твой хреновый запах мозги прочищал, хмель изгонял! Мужики злые ходили, тебя отлупить хотели, потому как из-за тебя они только напрасно водку в пузо свое переводили. Так что именно тебе, Данилушка, и спасибушко! А вовсе не звездочке моей светлой заветной. Вот так-то!

И опять потекло время своим тягучим неспешным ходом. А уже июль на дворе. Жара установилась страшенная! Даниле давно уже пора в свою Академию наук, в Санкт-Петербург возвращаться, но все реки пересохли, по ним никуда не доплывешь, а по дорогам нидокуда не доедешь, потому что в касимовских лесах в те поры никаких дорог и вовсе не было – так, тропки одни сквозь вековечные пни, по ним плутаешь сотни верст лесом и всё в пасть к бесам - настолько они все запутаны да заплутаны, что лучше по ним и вовсе никуда не ходить, а спокойно дома годить. И на каждой такой тропке, на каждой божьей версте по три медведя и по десять волков сидят – смелых путников задрать хотят!

У квасьевцев весь урожай на корню высыхает... И снова стукнуло им всем разом в голову, что в этой страшной засухе опять только один он, немчурин, виноват! Потому что больше винить просто уже некого – не солнце же, не облака, одного только Данилу - дурака! Он же не наш типаж, он – немец, чужеземец. На ём можно сорвать любую злость – воткнуть ему в пасть кость! И уже в третий раз группируются квасьевцы вокруг Гавриловой избушки, немцу стрелку забивают. Кричат:

- Выпускай, Гаврила, свово постояльца – мы его растянем на пяльца! Давай сюда его, разряженного в бархат да перья – мы его в реке утопим за его католическое неверье!



- Ну вы чё, мужики! - уже в третий раз выходит к ним добродушный Гаврила, - совсем вас обуяла нечистая сила? Ну зачем вы мово немца всё черните да хулите – лучше на самих себя посмотрите. Сами, что ль, ни в чем не грешны? Ходите неумытые, страшнее сатаны, грязные рубахи, протертые штаны! Выскочили, как из ада, кроме чуда вам ничего не надо. Оставьте его в покое!

- Не шебурши бабушку, не кудрявь лысого! - совсем уже хамеют квасьевцы. - Не заговаривай нам зубы. Утопить еретика – самое что ни на есть святое дело! За это нас Боженька за все наши грехи прошлые простит и дождь пошлет. Или давай тогда сам делай нам чудо, как в прошлые разы!

- Ну хорошо, - нехотя соглашается Гаврила. - Только ведь умная мысля...

- Знаем, знаем! - кричат ему квасьевцы. - Мысля не сопля – сама не выскочит. А ты давай сморкайся своими мозгами быстрее. А то нам кого-нибудь от злости убить уже руки чешутся!

- А я уже придумал! - обрадовал их Гаврила и выкатывает им целую бочку тертого хрена с уксусом, которую Данила заготовил. - Разбирайте, мужики, этот хрен да скорее мажьте им вымя своим коровам и быкам!

- Это еще зачем? - не верят ему мужички.

- От хрена всё стадо возмутится, мычать начнет, а мы коровок своих поставим всех правильным строем и направим их мычать мордой в одну сторону.

- А дальше чё? - все еще сомневаются квасьевцы.

- А дальше от их хорового мычания такой ветер подымется, что нагонит он нам тучи-облака, а из них уже и долгожданный дождь польет!

- А ведь и верно! - стукнули себя по лбу квасьевцы. - И как же мы сами до этого простейшего способа не дотумкались? Ай да Гаврила! Ай да мыслительная его сила!

И тут же побежали все тертым хреном своим коровам да быкам про меж их ног мазать!



А Гаврила тем временем наказывает Даниле:

- Ну всё, брат, а теперь беги отседова, пока не поздно!

- Зачем? Никуда я от тебя не уйду! - упирается немец. - Хочу новое твое чудо самолично запечатлеть.

- Да какое чудо! Совсем ты спятил! Совсем уже из академика петербугского в дурака квасьевского превратился! Наврал я им всё – чтобы время выиграть, чтобы ты успел убежать от них куда подальше! Потому что сейчас они своему стаду соски хреном с уксусом натрут, стадо взбунтуется, мужиков попыряет, а они прибегут уже тебя убивать. И тут уж я тебя защитить уже ничем не смогу. Так что прощай, брат мой названый, одним хреном со мной мазаный, одною бедою вместе со мной ученый, общей смекалкой нашей крещеный! И шуруй ты отседова на хрен – навсегда! Если, конечно, жить хочешь...

Поцеловал он на память Данилу по-русски три раза в обе щеки, повернул его к лесу передом и даже пришлепнул его напоследок, чтобы он быстрее драпал! Ну, тут Данила, конечно, схватил шапку и деру! Но только пока его широкая академическая задница в красных бархатных штанах среди кустов да сосен мелькала, вдруг ни с того, ни с сего ветер вокруг разыгрался, в небе страшный гром грянул, и вслед за ним и впрямь ливень сплошной стеной пошел!..

Так с тех пор больше уже никто Данилу-немецкого чудилу никогда и не видел – ни в Академии в Санкт самОм Петербурге, ни в Квасьеве...То ли медведи и волки его в лесу задрали, то ли сама Баба Яга замуж за него вышла и в своей избенке его поселила – это никому уже не ведомо...



Но скорее всего, он сам правильного пути-дороги не сыскал да так до сих пор в наших бескрайних касимовских лесах и плутает-шастает, потому что мужики частенько своими глазами видели, что появился в чаще какой-то странный лешак – ходит весь в звериных шкурах, по-русски ни бельмеса, но как узрит на тропе какого квасьевского мужика, тут же нападает на него, жрать просит, еду отнимает и орет ему с немецким акцентом:
- О, ардова! О, хрен! О, русский корень! О, я, я! О, чудо! Вери, вери зер гут!..



--------------------------------------------------------



Нам очень понравилась дяди Колина сказка про племя ардова и мы стали просить его сочинить что-нибудь еще про древние времена. Он сначала долго отнекивался:

- Да ну вас, приставучие!.. Давно это было. Все легенды, былины про те времена давно забыты и в землю зарыты. Ну а что я могу сочинить про то, что никогда сам не видел, не слышал, и сам в том мире никогда не жил…

Но мы уже знали эту дяди Колину привычку долго отнекиваться от наших просьб, чтобы мы уговаривали его как можно дольше и упорнее. Ему это нравилось, и мы это прекрасно чувствовали. К тому же он прекрасно понимал, что ему от нас теперь уже ни за что не отвертеться – раз уж приучил нас к своим сказкам, так и давай сочиняй всё новые и новые! А тем более ему это было совсем не в тягость, а в радость. Фантазия его так и переполняла! Просто раньше ей не было никакого применения. А теперь она неожиданно потребовалась и стала очень высоко цениться. Да и по ночам делать ему было нечего, а тут хоть такая, да всё забава. И вот однажды он рассказал нам такую вот новую сказку.


ПОМНИТ ЗЕМЛЯ
Subscribe
promo otrageniya april 14, 2019 06:25 69
Buy for 40 tokens
Привет всем участникам Отражений и нашим гостям! С настоящего момента вступают в силу изменения в правила, поэтому прошу авторов ознакомиться с нижеследующим. 1. Каждый участник может опубликовать один пост в день. Чтобы иметь возможность публиковать до трех тем в день, участник должен соблюсти…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments