about_kuritsina wrote in otrageniya

Categories:

Ночь до возвращения в реанимацию. Дело Алексея Курицына

- Скажите, а что-нибудь кроме черепа у неё сломано?

- Какие  ещё Вам переломы?! Она умирает, говорю Вам. Не мешайтесь тут, езжайте  домой, уже почти три часа ночи. Мы проведем операцию, а Вы завтра всё  узнаете. Приходите в 15 часов.

Моя тётя Ларина Ольга  Львовна, которую я всю жизнь звала "няня", была сбита автомобилем за  несколько часов до этого короткого диалога. Не зная, что операция длится  уже час, но поняв, что сейчас к ней не пустят, мы забрали нянины вещи,  упакованные в огромный чёрный мусорный мешок.

Добравшись домой  около четырёх утра и уложив ребёнка, я стала просматривать вещи из  мешка. Меховой воротник куртки оказался насквозь пропитан ещё не  спёкшейся кровью, норковая шапка, большой плед были окровавлены.  Казалось, что кровь вот-вот начнёт стекать на пол. Вся спина, ботинки и  брюки измазаны в грязи. Все документы и личные вещи на месте, значит,  тот, кто вызвал скорую, позаботился о сохранности вещей. Осознание  горькой действительности пришло только сейчас, при виде мешка с его  кровавым содержимым и нательным крестом, который няня никогда не  снимала.

Я отправилась на кухню, где сидел уставший муж. "Как ты  думаешь, стирать сейчас воротник или потом отдать в химчистку?" -  спросила я и слёзы хлынули сами собой. Он обнял меня и усадил пить чай,  заглядывая в глаза. Немного помолчав, я стала вспоминать события дня и  няню.

- Только сегодня Ольга Львовна показала мне новую  социальную карту, привязанную к Московской области. Всего пара недель  прошла с тех пор, как удалось её получить. Няня успела стать полноценным  жителем Подмосковья, прописалась у мамы, радовалась, что сможет теперь  не платить за метро. Оставалось прикрепиться к поликлинике. Скажи мне,  что теперь с ней будет?

- Не знаю, но в любом случае я с тобой.  Ребёнок всё равно раньше вечера не проснётся. Поспим немного,  предупредишь учителей с утра и сразу же в больницу поедем узнавать, как  прошла операция. До 15 ты ведь ждать не сможешь?

- Я уже не могу, хочу обратно. Давай сейчас поедем?

- Сейчас спать. Я устал, не знаю, как ты.

Муж отправился чистить зубы. Я ходила следом и не умолкала, так как каждая секунда тишины вынуждала прощаться с няней навсегда. 

Эти  чувства были мне знакомы по далёкому детству. Месяц после смерти отца  все свободные минуты я вспоминала о нём. Через какое-то время после  похорон я перестала плакать и думать об отце, оставив лишь лёгкое  ощущение, что он куда-то уехал и вернётся.

Но теперь  под угрозой смерти оказалась Ольга Львовна, которую я всегда любила  сильнее, чем отца. Прощальные воспоминания смешались с тревогой за исход  операции и сдавили горло. Чья-то минутная прихоть, секундная глупость  вмешалась в её жизнь, в мою жизнь и начала рушить всё.

И  почему она? Не мог попасться кто-то другой, не такой добрый, отзывчивый,  не посвятивший жизнь работе и близким - сначала матери, а потом  племяннице и внучке? Такой любящий человек как Ольга Львовна, которому  редко перепадало счастье в жизни, должен умереть от тяжелой травмы,  провалявшись на холодной дороге вдали от любимых ею родных людей?

Какой я знала Ольгу Львовну?

Молодой  девушкой она окончила Физический факультет Мордовского государственного  университета в городе Саранск. По окончанию сразу же устроилась на  работу на завод Электровыпрямитель. Всю трудовую жизнь няня оставалась  инженером-технологом, обеспечивая производство сложных полупроводниковых  деталей. Когда ей поступило предложение переехать в более крупный город  и устроиться на большую зарплату на другом предприятии, Ольга Львовна  предпочла остаться с больной матерью, пережившей войну и страдавшей от  тяжелых заболеваний, десятилетиями заботилась о матери, так и не выйдя  замуж. На удивление, сама Ольга Львовна всегда была крепка здоровьем,  активна, подвижна и жизнерадостна, следила за своей фигурой и внешним  видом, выглядела лет на пятнадцать моложе своего возраста.

После  того, как папу похоронили, ещё три года приходилось слышать ежедневный  многочасовой вой бабушки, не смирившейся с утратой любимого сына в  расцвете его лет. В эти часы казалось, что лично я не мучаюсь вовсе. Как  ни странно, острое горе бабушки помогло быстрее привыкнуть к  произошедшему.

Спустя эти три года, бабушка заболела ещё чем-то  убийственным. Врачам местной поликлиники было безразлично, что с ней и  как лечить. Ольге Львовне пришлось взять отпуск за свой счёт, чтобы  сидеть с умирающей матерью. Порой не смыкая глаз сутками, плача иногда  тихонько в уголке, няня переворачивала, купала, поила и кормила,  пыталась пробудить сознание своей матери, но всё было тщетно. К тому же  это были тяжёлые годы нищеты и обеспечить достойную медицинскую помощь  не получилось. В результате бабушку похоронили в одной могиле с папой.

Ольгу  Львовну всегда любили и подчинённые, и институтские подруги,  продолжавшие общение с ней десятилетиями, и конечно, все члены семьи,  включая меня и маму.

Когда я забеременела, то попросила Ольгу  Львовну уйти с работы на пенсию, чтобы помогать с будущим ребёнком. Няня  колебалась. Она высоко ценила своё призвание, волновалась за свой  участок в цехе, но и любила меня всей душой. Всё-таки семья опять  оказалась важнее. Ольга Львовна вышла на пенсию "по собственному  желанию". 

Беременность протекала с осложнениями и целых два  месяца, которые пришлось провести на сохранении, няня носила мешки с  домашней едой в больницу на противоположном конце города. Больничную еду  я не переваривала. Ребёнок родился не только здоровым, но и очень  упитанным. Ольга Львовна стала настоящей няней и помогала во всём, что  только можно представить. Так продолжалось все одиннадцать лет до  ужасного звонка, с которого началась эта история.

Теперь,  дожидаясь начала нового дня, я не могла уснуть. Было что вспомнить. Вот  уже несколько лет как я в душе радовалась тому семейному благополучию и  счастью, которое поселилось у нас. Конечно, были и проблемы, как и у  всех приезжих в Москве, но счастье измеряется в других категориях.  Иногда вспоминая отца, я молила Бога об одном - чтобы все мои близкие  оставались здоровы как можно дольше.

По утру мы отправились в  больницу. На второй этаж нас не пустили, объяснив, что двери реанимации  открываются только в три часа дня. Дозвонившись до дежурного врача,  удалось кое-что узнать.

"Ну, как успешно?! Пока жива, без  сознания, находится в крайне тяжёлом состоянии и может умереть в любую  минуту. Сейчас обход, а в три часа дня приходите, поговорите с  заведующей, она Вам всё расскажет", - ответил голос в трубке.

И  это была первая радостная весть. Состояние не стало хуже. А в три часа  нам предстояло попасть туда, куда раньше никого не пускали, туда, где  врачи всеми силами держат ниточки, на которых висят жизни людей.

______________

Продолжение следует. Предоставлено автором

promo otrageniya апрель 14, 2019 06:25 69
Buy for 40 tokens
Привет всем участникам Отражений и нашим гостям! С настоящего момента вступают в силу изменения в правила, поэтому прошу авторов ознакомиться с нижеследующим. 1. Каждый участник может опубликовать один пост в день. Чтобы иметь возможность публиковать до трех тем в день, участник должен соблюсти…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded