elamind wrote in otrageniya

Если б мы снимали фильм по «Алисе в Стране чудес»… (из переписки Елаиль Миндаль и Сергея Курия) [№2]


Грифон и Черепаха

Рис. Д. Тенниэла.
Рис. Д. Тенниэла.

ЕМ:

Прежде, чем обсудить Короля и Королеву, хочу сказать пару слов о Грифоне и Черепахе Квази. Это тоже комический дуэт противоположностей такой же, как и Шляпник с Мартовским Зайцем.

Грифон — грубый, насмешливый, задиристый, фамильярный и… ленивый. На момент их знакомства с Алисой он спит. Дрыхнет средь бела дня, когда вокруг — Королевский крокет, плавно переходящий в суд? Молодец!
По-моему, это было несколько неожиданно. Внезапно Королева, едва закончив игру, хочет, чтобы Грифон познакомил Алису с Черепахой Квази, чтобы тот рассказал ей свою историю. Да, Королева умеет развлечь гостей. И, надо сказать, что Грифон, хоть и со скрипом, но подчиняется ей. Всё же есть какое-то подобие власти в этой странной стране. Грифон, кстати, один из немногих, кто оценивает абсурд этой власти.

«– Смех – да и только! – пробормотал он не то про себя, не то обращаясь к Алисе.
– Смех? – переспросила Алиса растерянно.
– Ну да, – ответил Грифон. – Все это выдумки. Казнить! Скажет тоже! У них такого отродясь не было. Ладно, пошли!»

Да, у Грифона есть чувство юмора…

Итак, что насчёт Черепахи Квази? О, это интересный типаж. Меланхолик, полностью погружённый в свои воспоминания. Обладатель собственной неповторимой и душераздирающей истории, от которой можно разрыдаться… Если он когда-нибудь сумеет её закончить. Вообще, если честно, порядочный нытик. И опять комментарий от Грифона!


«Пройдя совсем немного, они увидели вдалеке Черепаху Квази; он лежал на скалистом уступе и вздыхал с такой тоской, словно сердце у него разрывалось. Алиса от души пожалела его.
– Почему он так грустит? – спросила она Грифона. И он ответил ей почти теми же словами:
– Все это выдумки. Грустит! Скажешь тоже! Не о чем ему грустить. Ладно, пошли!»

Грубо, Грифон. Очень грубо. Ты думаешь, что телячьей голове, которую обманом выдают за черепаху, ни о чем грустить? Он мог бы быть настоящей черепахой!

Этих персонажей обычно считают не особо важными. Но, по факту, именно у них был самый длинный разговор с Алисой. Целых две главы! Она рассказала им свои приключения, вплоть до момента с Гусеницей. Они же познакомили её с особенностями своего образования, поностальгировали о прошлом, показали ей морскую кадриль. А в конце Квази спел ей чудную песню.
Обратите, кстати, внимание, что Грифон и Черепаха Квази типичные студенты-недоучки, демонстративно много вспоминающие о прошлом и давящие авторитетом своего «образования».

«– Никогда не слыхала о «Причитании»! – воскликнул Грифон, воздевая лапы к небу. – Что такое «читать», надеюсь, ты знаешь?
– Да, – отвечала Алиса неуверенно, – смотреть, что написано в книжке и… читать.
– Ну да, – сказал Грифон, – и если ты при этом не знаешь, что такое «причитать», значит, ты совсем дурочка.
У Алисы пропала всякая охота выяснять, что такое «Причитание»»

Особенно неприятно, когда Алису, умную и сообразительную девочку, отчитывают эти двое «учёных». За то, что она читает не те стихи!

«– Совсем непохоже на то, что читал я ребенком в школе, – заметил Грифон.
– Я никогда этих стихов не слышал, – сказал Квази. – Но, по правде говоря, – это ужасный вздор!
Алиса ничего не сказала; она села на песок и закрыла лицо руками; ей уж в не верилось, что все еще может снова стать, как прежде.»

В принципе, это довольно хорошая сцена. Тут есть, без сомнения, самое энергичное и уморительное описание танца. Много интересных каламбуров. Да и редко когда удаётся увидеть столько ностальгической грусти у комичных персонажей. И… эта песня!
Не знаю, как объяснить, но, несмотря на слова, в этой песне есть какое-то величие и даже светлая грусть. Её надо исполнять только тоскливым черепашьим голосом. К тому же для Квази в этой песне содержится особый смысл. «Еда вечерняя» в оригинале называется «Черепаший суп». Суп, которым никогда не суждено стать Квази, ведь он поддельная черепаха. Подумайте!

«Еда вечерняя! Кто, сердцу вопреки,
Попросит семги и потребует трески?
Мы все забудем для тебя, почти зада–
ром данная блаженная Еда!
Задаром данная блаженная Еда!»
«А ветерок с моря доносил грустный напев:
– Еда вече-е-рняя,
Блаженная, блаженная Еда!
Он звучал все тише и тише и, наконец, совсем смолк.»

Ответ СК:

Нечего добавить. По-моему, Ваша трактовка образов совершенно адекватна оригиналу. Кстати, Грифона и Черепаху выбросили в советском мультике, а вот в западных экранизациях они обычно присутствует обязательно. Признаюсь, в детстве мне эти две главы не особо нравились (ну, разве кроме каламбуров про уроки — «причитание» и т.п.), но потом я своё мнение изменил.

Королева и Король Червей

Рис. Д. Тенниэла.
Рис. Д. Тенниэла.

ЕМ:

Так теперь о Королеве Червей… С чего же начать?
Ну, во-первых, это единственный персонаж, к встрече с которым нас постепенно и неуклонно подготавливали. Сначала Алиса узнаёт, что Герцогиня приглашена на крокет к Королеве. Потом Шляпник упоминает, что Королева хотела отрубить ему голову. Наконец, Алиса узнаёт от садовников, посадивших не те розы, как они боятся гнева этой карточной дамы. И, между прочим, сад, в который так хотела попасть Алиса ещё в начале книги, тоже принадлежит Королю и Королеве, и там же играют в крокет. А, в довершение всего, оказывается, что именно туда опаздывал Белый Кролик! Отдельные сюжетные линии начали сплетаться воедино.

И вот Алиса впервые встречает Королеву… Королеву, о которой Льюис Кэрролл писал: «Я представлял себе Червонную Королеву воплощением безудержной страсти – нелепой и бессмысленной ярости». И что же? Она её ни капельки не боится!

«– Откуда мне знать, – ответила Алиса, удивляясь своей смелости. – Меня это не касается.
Королева побагровела от ярости и, сверкнув, словно дикий зверь, на нее глазами, завопила во весь голос :
– Отрубить ей голову! Отрубить…
– Чепуха! – сказала Алиса очень громко и решительно.
Королева умолкла.»

Да, Алиса прекрасно понимает, что все они, включая Королеву, всего-навсего колода карт. Это создаёт особый контраст между ней и другими персонажами.
Но надо отметить, что отнюдь не все жители Страны Чудес боятся Королевы. Грифон насмехается над её «страшной» угрозой (хотя и за глаза). Кухарка вообще настолько проперчилась, что равнодушна ко всему (даже на суде). Соня продолжает сонно вставлять своё мнение, из чего делают кренделя, хотя и вовремя исчезает. (Кстати, в оригинале она права — в тарты добавляют патоку). И конечно же Чеширский Кот! Но на то он и Чеширский. Ему-то не отрубишь голову, при всём желании. Спросите палача. Очень важно также, что Алиса сразу спасает садовников. Её действительно волнует их судьба, она по-настоящему возмущена таким жестоким поведением Королевы.

(При экранизации важно не забыть о том, что у всех карт ярко выраженный характер. Пятёрка, Семёрка и Двойка совсем разные, хотя и похожи. Палач — это утомлённый человек, который уже устал «рубить» всем подряд головы и отстаивает своё право на элементарную логику. Как же рубить голову, если кроме неё ничего и нет? Что сказать о Валете… В принципе, у него практически нет характера. Королева вообще считает его глупцом. Даже на суде он как-то слишком вяло защищается. Неудивительно, если его хотят казнить ещё до решения присяжных. Вот разве что один раз он грустно признаёт, что не может плавать. При желании, можно вложить в эти слова всю экзистенциальную тоску.)

Червонная Королева… Вы наверное удивитесь, но по-моему она самый сложный персонаж во всей книге. Не по самому описанию характера, нет. Но её довольно сложно сыграть. Прежде всего её категорически нельзя играть на сплошном крике. Нет! Она кричит отнюдь не всегда, а только когда хочет отрубить кому-нибудь голову. (Помню, меня удивило, что в советском мультфильме Королева вообще не кричит, а отдаёт приказы скучающим голосом. Типа, «Ах, да, а ещё отрубите ему голову».)
И не надо делать из неё злодейку. Это нарушает сам принцип сказки, там почти нет однозначно хороших или плохих персонажей. Королеву надо играть по принципу «Играя злого, ищи, где он добрый». Надо искать моменты, где она спокойная, рассудительная и даже… милая? Их мало? Да. Можно ли их найти? При должном старании. Само введение Королевы в сюжет у меня почему-то ассоциируется с тем, как в мультфильмы Диснея ввели Дональда Дака, потому что Микки Маус уже стал примером для всех детей, и ему уже нельзя было приписывать плохие качества. И многие полюбили Дональда именно за его недостатки. Он был вспыльчивым, грубым, завистливым, жадным, трусливым, надоедливым, глупым и злобным. Конечно не всегда, но порой он был полным психопатом. И что же? Мы ведь не считаем его злодеем. Примерно также обстоят дела и с Королевой.

Прежде всего Королева вовсе не глупа. Ей не составляет никакого труда распознать обман садовников. Также она прекрасно помнит Шляпника, даже просит подать список тех, кто пел на последнем концерте, чтобы удостовериться. Она не глупая, она безумная, как и все жители Страны Чудес. Только в отличие от них, Королева обладает властью назначать казни. Она просто свихнулась на том, чтобы рубить головы! И, хотя она никогда не приводит приговор в действие, её подданные всё ещё побаиваются, что однажды кому-нибудь отрубят голову по-настоящему. Это Страна Чудес, тут всё непредсказуемо!
Ещё Королеву правда волнует, что о ней думает Алиса. Помните эту сцену?

«– А как тебе нравится Королева? – спросил Кот тихо.
– Совсем не нравится, – отвечала Алиса. – Она так…
В эту минуту она заметила, что Королева стоит у нее за спиной и подслушивает.
– …так хорошо играет, – быстро сказала Алиса, – что хоть сразу сдавайся.
Королева улыбнулась и отошла.»

Вот как это объяснить? Королева хочет понравиться Алисе? Звучит нелепо, но можно объяснить. Помните, как Королева умолкла, услышав трезвую речь девочки? Немногие дают отпор Королеве. Она этого не любит (вспомните, как она поссорилась с Герцогиней). Но её супруг мягко напомнил ей, что Алиса ещё ребёнок. У Королевы, кстати, тоже есть дети… Да, кто-нибудь это вообще замечал? Алиса вызывает у неё некоторое уважение, потому что она хоть и немного побаивается этой вспыльчивой дамы, не пресмыкается перед ней. Позже Королева даже просит у неё совета, как поступить с Котом. И даже вызывает Герцогиню из тюрьмы. Правда потом, при виде этой особы, быстро забывает о любых вопросах.

«Тут, к великому удивлению Алисы, Герцогиня умолкла и задрожала. Алиса подняла глаза и увидала, что перед ними, скрестив на груди руки и грозно нахмурившись, стоит Королева.
– Прекрасная погода, ваше величество, – слабо прошептала Герцогиня.
– Я тебя честно предупреждаю, – закричала Королева и топнула ногой. – Либо мы лишимся твоего общества, либо ты лишишься головы. Решай сейчас же – нет, в два раза быстрее!
Герцогиня решила и тотчас исчезла.»

Если кто-то не понял, благодаря Алисе, Герцогиню освободили. Да, это вышло случайно, но каков результат! К тому же Алиса является единственной, кому по ходу игры не велели отрубить голову. Видно, не к спеху.
Королева нетерпелива, вспыльчива и взбалмошна. Но, тем не менее, она ни разу не повышает голос на Короля. Да, эти двое и вправду любят друг друга. Король неизменно с ней ласков, спрашивает у неё совета и, именно благодаря ему, в итоге, прощают всех приговорённых. Она же спокойно выслушивает его слова и соглашается с ним. Не забывайте также, что во время суда, Королева молчит большую часть времени… Ну, пока не сочтёт нужным… А, и так ясно.

«– «Она, конечно, горяча…» – пробормотал он и взглянул на Королеву. – Ты разве горяча, душечка?
– Ну что ты, я необычайно сдержанна, – ответила Королева и швырнула чернильницу в Крошку Билля.»

Вот этот контраст надо уметь подловить. Она спокойно отвечает Королю, а потом поступает так, что это полностью противоречит её словам. Поистине, разносторонняя личность.
Я помню, как поняла, что не стану досматривать фильм Тима Бёртона до конца, когда увидела отрубленные головы… В смысле, какого хрена? Я знаю, это его фишка, и ему наверное понравился бзик Червонной Королевы… Но, блин! Все так любят вспоминать, что Королева хочет отрубить всем головы, но забывают про главное… Прелесть Королевы в том, что она так никому и не отрубит голову! И именно поэтому страшная угроза превращается в смешную. В одной из ваших статей вы отметили ещё один важный момент.

«А вы заметили, как в вопле Королевы Червей — «Рубите ей голову! Гоните её в шею! Подавите её! Ущипните её! Отрежьте ей усы!» — наказания чередуются в странном порядке — от смертельных до практически безобидных?»

А я ведь этого и не заметила! Но это важно! Королева должна быть смешной, а не страшной. Точнее, не более страшной, чем типичный смешной злодей, который и не делает ничего по-настоящему страшного. Поэтому Королеву надо играть с умом. Стоит перегнуть палку — получится психопат с манией убивать.
(Между прочим, мой любимый персонаж в фильме «Фиби в Стране Чудес» — мальчик, играющий роль Червонной Королевы. Он понимает всю сложность и юмор своей роли и наслаждается этим. Я честно не понимаю детей, которые над ним издевались. Ведь это одна из самых ярких ролей!).

Что ж, от Королевы к Королю. И хватит выкидывать его из сюжета и делать его роль ничтожной! Он очень важен для этой сказки.
Во-первых, Король куда более разумен и спокоен, чем его жена. Как я уже упоминала, именно он прощает всех приговорённых, чем и успокаивает Алису, переживающую за их судьбы. Но при этом он тот ещё самодур.

«– Он мне совсем не нравится, – заметил Король. – Впрочем, пусть поцелует мне руку, если хочет.
– Особого желания не имею, – сказал Кот.
– Не смей говорить дерзости, – пробормотал Король. – И не смотри так на меня.
И он спрятался у Алисы за спиной.
[…] – Нет, его надо убрать, – сказал Король решительно.
Увидев проходившую мимо Королеву, он крикнул:
– Душенька, вели убрать этого кота!
У Королевы на все был один ответ.
– Отрубить ему голову! – крикнула она, не глядя.
– Я сам приведу палача! – сказал радостно Король и убежал.»

Хотя, учитывая, как проходят их «казни», это скорее пустая угроза. Особенно для Кота.
Когда же мы, наконец, видим Короля на суде… О-о-о! Что тут скажешь? Его манера судить необычайно доставляет!

Рис. Д. Тенниэла.
Рис. Д. Тенниэла.
«– Давай сюда свои показания, – сказал Король.
– И не подумаю, – отвечала кухарка.
Король озадаченно посмотрел на Белого Кролика.
– Придется Вашему Величеству подвергнуть ее перекрестному допросу, – прошептал Кролик.
– Что ж, перекрестному, так перекрестному, – вздохнул Король, скрестил на груди руки и, грозно нахмурив брови, так скосил глаза, что Алиса испугалась.»
«– Что ты знаешь об этом деле? – спросил Король.
– Ничего, – ответила Алиса.
– Совсем ничего? – настойчиво допытывался Король.
– Совсем ничего, – повторила Алиса.
– Это очень важно, – произнес Король, поворачиваясь к присяжным. Они кинулись писать, но тут вмешался Белый Кролик.
– Ваше Величество хочет, конечно, сказать: не важно, – произнес он почтительно. Однако при этом он хмурился и подавал Королю знаки.»

Особенно забавно, как старательно Король пытается придать хоть какой-то смысл этому нелепому заседанию. Но больше всего об этом заботится сам Кролик. Куда ж мы без него!

«— Обдумайте свое решение! — сказал Король присяжным.
— Нет, нет, — торопливо прервал его Кролик. — Еще рано. Надо, чтобы все было по правилам.»

И всё становится ещё напряжённей, когда Алиса начинает задавать свои бестактные вопросы.

«– Никуда я не уйду, – сказала Алиса. – И вообще, это не настоящее правило. Вы его только что выдумали.
– Это самое старое правило в книжке! – возразил Король.
– Почему же оно тогда 42-е? – спросила Алиса. – Оно должно быть первым!
Король побледнел и торопливо закрыл книжку.
– Обдумайте свое решение, – сказал он присяжным тихим, дрожащим голосом.»
«– Это очень важная улика, – проговорил Король, потирая руки. – Все, что мы сегодня слышали, по сравнению с ней бледнеет. А теперь пусть присяжные обдумают свое…
Но Алиса не дала ему кончить.
– Если кто-нибудь из них сумеет объяснить мне эти стихи, – сказала Алиса, – я дам ему шесть пенсов (За последние несколько минут она еще выросла, и теперь ей никто уже не был страшен.) – Я уверена, что в них нет никакого смысла!»

С тех пор, как Алису вызвали, в качестве свидетельницы, она активно спорит с Королём и Королевой. И, чем дальше, тем больше… В прямом смысле, ведь Алиса постепенно выросла до своего настоящего роста… Понятно!
Только недавно, я наконец действительно осознала смысл окончания сна Алисы. И это всё очень просто, так просто, что все хотят это усложнить.
Алиса всё больше разоблачает нелепость суда над Валетом. Все готовы уже его осудить, хотя его вина так и не доказана. Показания берутся у тех, кто вообще не в курсе, что происходит. Письмо без подписи и с неизвестным почерком должно стать уликой против Валета. Да и крендели вернулись на место неизвестным образом. Их вообще крали? Алиса окончательно теряет терпение от этой пародии на судебное разбирательство.

«– Пусть присяжные решают, виновен он или нет, – произнес Король в двадцатый раз за этот день.
– Нет! – сказала Королева. – Пусть выносят приговор! А виновен он или нет – потом разберемся!
– Чепуха! – сказала громко Алиса. – Как только такое в голову может прийти!
– Молчать! – крикнула Королева, багровея.
– И не подумаю, – отвечала Алиса.
– Рубите ей голову! – крикнула Королева во весь голос.
Никто не двинулся с места.»

Вдумайтесь в её вопросы. Она словно нападает на саму идею Страны Чудес. «Какой смысл в этом суде? В вашем правлении? В самой этой непонятной стране?» Вот как это звучит. Во второй раз (только во второй) Королева хочет отрубить ей голову. Но нет. Алису нельзя ни выгнать, ни заткнуть. Она снова и снова задаёт неудобные вопросы, на которые никто не знает ответа. Такие же она задавала на протяжении всей книги. Но теперь она настаивает на ответах. Именно поэтому Король так напуган. Не только из-за того, что она так выросла, но и из-за того, что она ставит под сомнение само существование подобной нелепости.

Алиса приняла на веру Белого Кролика, с его часами и жилетным карманом. Ей казалось это вполне естественным. Так и во сне мы верим, что всё происходит наяву. Алиса уменьшается, чтобы не напугать обитателей странной страны. Но вот на суде она, до сих пор сдерживающая своё возмущение (она вежливая девочка), в конце концов… нет, не выходит из себя, а возвращается в себя. И потому вырастает до своего обычного роста.
Белый Кролик старательно убеждает присутствующих, что в суде есть смысл. Для него, отчаянно держащегося за свою высокую должность, это понятно. Но Алиса наконец осознала, что всё это безумие не может быть правдой. И, когда мы понимаем, что спим, мы просыпаемся. Сон начинает рушиться.

«– Кому вы страшны? – сказала Алиса. (Она уже выросла до своего обычного роста.) – Вы ведь всего-навсего колода карт!
Тут все карты поднялись в воздух и полетели Алисе в лицо.
Она вскрикнула – полуиспуганно, полугневно, – принялась от них отбиваться… и обнаружила, что лежит на берегу, головой у сестры на коленях, а та тихо смахивает у нее с лица сухие листья, упавшие с дерева.»
Рис. Д. Тенниэла.
Рис. Д. Тенниэла.

Ответ СК:

Да, Сад и Королева — некое связующее звено многих линий этой сумбурной сказки. Королева сплошь комична — она выглядит жестокой, но на поверку — совершенно безобидна (гигантский щенок и то опасней). По крайней мере, в книге ей ни разу не удаётся никого казнить.

В целом, Ваша трактовка образа мне близка. Особенно здорово вы описали взаимоотношения Королевы с Королём, на которого она никогда не кричит. Поэтому вряд ли его надо изображать классическим «подкаблучником», которого постоянно унижают и третируют. Хотя по силе характера он своей жёнушке явно уступает. Король робок и крайне неуверен в себе. Все его попытки заставить себя уважать, выглядят комично. Поэтому в трудных ситуациях он сразу апеллирует к Королеве.

Также согласен с Вами, что в советских мультиках Королева Червей практически идентична по характеру Чёрной Королеве из «Зазеркалья», а это не так.

Что касается Валета, то он в основном играет роль статиста и в книгу попал из фольклорного стишка про украденные крендели. Если же судить об этом персонаже по крупицам описания, то он, действительно, выглядит напыщенным дураком себе на уме.

Ваше объяснение, почему Алиса проснулась именно на сцене Суда, вполне имеет право на жизнь. Но мне кажется, дело не в ОСОЗНАНИИ безумия. То, что окружающие персонажи — игральные карты – она догадалась уже при первой встрече.
Я думаю, Кэрролл просто решил закончить сновидение на высшей эмоциональной точке, когда оно начало превращаться в кошмар. По сути, Алису здесь впервые агрессивно атакуют (сцена со Щенком не в счёт, он просто игрался). Похожий приём автор использует и в финале «Зазеркалья». Когда на пиру начинается хаотичное и жутковатое безумие, Алиса тоже просыпается.

Теперь насчёт «Фиби в Стране чудес»… Разумеется, речь в фильме идёт о толерантности (уверен, что без посыла в защиту секс-меньшинств тоже не обошлось).
Забавно другое. Мне вспомнилось, как в советском пионерлагере мы ставили спектакль «Летучий корабль» (на основе музыкального мультика). Я там играл Бабку-Ёжку, и все сверстники воспринимали это со здоровым юмором.
Во-первых, о сексуальных девиациях тогда никто даже не думал. Во-вторых, в СССР никто не парился по поводу переодевания персонажа в одежду противоположного пола в том случае, если это носило комический характер (взять, хотя бы, фильмы «Здравствуйте, я ваша тётя» или «В джазе только девушки»). Поэтому и мальчик, играющий Королеву Червей, в то время вряд ли бы вызвал травлю со стороны сверстников. Вот, если бы он играл Алису, или я изображал Царевну — это было бы, мягко говоря, странно… Кстати, заметьте, что ту же Герцогиню в западных фильмах часто играет мужик. А вот видеть, что Алису или Золушку играет мужчина, захотят только очень специфические зрители.:)

Сестра Алисы

Рис. Fanny Y. Cory.
Рис. Fanny Y. Cory.

ЕМ:

И вот конец… Нет! Мы ведь не поговорили про самого недооценённого и забытого персонажа! Сестру Алисы.
Её мало, кто считает важной. Но, благодаря ей, конец становится по-настоящему завершённым. Она более серьёзная, более трезво мыслящая и гораздо менее любопытна, чем Алиса. Но вот Алиса рассказывает ей свой сон…
После всего сумасшествия и безумия опять жаркий летний день, уже начинающий клониться к вечеру. Две девочки сидят под деревом. Алиса рассказывает, время от времени изображая кого-то из персонажей. Они обе смеются, задумываются, останавливаются, чтобы перевести дух. И вот Алиса убегает, а её сестра остаётся.

«Она прислушалась: все вокруг ожило, и странные существа, которые снились Алисе, казалось, окружили ее.
Длинная трава у ее ног зашуршала – это пробежал мимо Белый Кролик; в пруду неподалеку с плеском проплыла испуганная Мышь; послышался звон посуды – это Мартовский Заяц поил своих друзей бесконечным чаем; Королева пронзительно кричала: «Рубите ему голову!» Снова на коленях у Герцогини расчихался младенец, а вокруг так и свистели тарелки и блюдца; снова в воздухе послышался крик Грифона, скрип грифеля по доске, визг подавленной свинки и далекое рыданье несчастного Квази.
Так она и сидела, закрыв глаза, воображая, что и она попала в Страну Чудес, хотя знала, что стоит ей открыть их, как все вокруг снова станет привычным и обыденным; это только ветер зашуршит травой, погонит по пруду рябь и зашатает камыши; звон посуды превратится в треньканье колокольчика на шее у овцы, пронзительный голос Королевы – в окрик пастуха, плач младенца и крик Грифона – в шум скотного двора, а стенанья Черепахи Квази (она это знала) сольются с отдаленным мычанием коров.»

Сестра исполняет роль зрителя (или читателя) этой необычной сказки. Она думает о том, что видела её сестра и, может, даже завидует её воображению. И, если кто-нибудь спросит, в чём смысл этой книги, я знаю, что ему ответить…
Радость. «Алиса в Стране Чудес» не так уж и сложна, как многие думают. Точнее она одновременно сложна и проста. Это всего лишь развлечение, весёлая чепуха, игра в слова для того, чтобы повеселить трёх девочек. Это могло никогда не стать книгой. Но в чепухе вдруг оказалось больше смысла, чем кто-либо ожидал. «Бессмыслица и смысл — всё вместе», как в обличениях Короля Лира или безумии Офелии. Только теперь это не трагедия, это весело, как Корова, подпрыгнувшая до луны.
Это всего лишь девочка, задремавшая в летний день. И в то же время это путешествие в неизведанное.

«Но вот настала тишина,
И, будто бы во сне,
Неслышно девочка идет
По сказочной стране
И видит множество чудес
В подземной глубине.»

Ответ СК:

У многих есть искушение добавить в «Алису» побольше романтики и лирики — мол, это тоска автора по ушедшему детству. Да, в книге есть лирическая теплота — и это замечательно. Однако она присутствует в виде обрамления (во вступительном стихотворении, где Кэрролл ностальгически вспоминает историю сочинения сказки, и в финале, где в словах сестры мы, конечно же, слышим мысли автора). Но в самой сказке никакой лирики нет и лепить её туда (если вы хотите приблизиться к оригиналу) не стоит.
«Алиса» — это дань беззаботной свободной фантазии, к которой так восприимчивы дети, но которую нередко утрачивают взрослые. Поэтому (при желании) в фильме можно противопоставить скучный мир взрослых миру детского воображения.

Странность

Рис. George Soper.
Рис. George Soper.

ЕМ:

Вы были правы, в мире Зазеркалья больше смысла <Я говорил не о смысле, а о более продуманной структуре — С.К.>. Но в мире Страны Чудес прекрасно то, что можешь сам выбирать, какой смысл или отказаться от его поиска, подобно Королю. Вы были правы, персонажей не за что особо любить. Но они так уникальны, что хочется наслаждаться их безумием.
Все эти необычные и абсурдные миры — в книгах, мультфильмах и так далее… Все эти странные и сумасшедшие персонажи… Все эти сцены и места, полные каламбуров и скрытых отсылок… Вся эта «Странность — синоним гениальности», о которой говорил в одном из своих видеороликов Ностальгирующий Критик… 

Всем этим мы косвенно обязаны «Алисе в Стране Чудес». Она оказала влияние на писателей, художников, режиссёров, учёных… Она подарила столько простора и мучений переводчикам. Она… когда-то вызвала у меня потрясение своей абсурдной логикой, когда я и слов-то таких не знала.
Мир «Алисы» это мир того сна, что обычно снится под утро. Он непонятный, но почему-то ты хочешь остаться в нём подольше и понаблюдать за происходящим. Вы были совершенно правы, когда писали: «Героиня же Кэрролла просто бредёт по фантастическому миру, как зевака, случайно забредший в Эрмитаж — в полном соответствии с советом Чеширского кота: «Если всё равно куда попасть, значит, всё равно куда идти». «

Так и я порой поступаю в своих снах: просто наблюдаю за тем, что происходит, и иногда пытаюсь понять, что к чему. Зазеркалье — это более управляемый сон. В нём больше правил, больше смысла, и есть цель — дойти до края доски и стать королевой.
А Страна Чудес — это место, где надо жить, как Чеширский Кот. Просто прими, что ты не в своём уме и иди, куда хочешь, ищи смысл, какой хочешь… Куда-нибудь ты обязательно попадёшь.
Ещё кое-что. На «Алису» частенько ссылаются разные произведения. Мне это нравится. Но мне, как и вам не нравится, когда эту сказку стараются превратить из весёлого безумия в мрачное безумие. Просто потому, что она на самом деле очень светлая и смешная, хоть и с примесью чёрного юмора. Может, конец немного сентиментален, но он это отлично передаёт.

«И, наконец, она представила себе, как ее маленькая сестра вырастет и, сохранив в свои зрелые годы простое и любящее детское сердце, станет собирать вокруг себя других детей, и как их глаза заблестят от дивных сказок. Быть может, она поведает им и о Стране Чудес и, разделив с ними их нехитрые горести и нехитрые радости, вспомнит свое детство и счастливые летние дни.»

Ответ СК:

«Алису» можно и нужно снимать через призму СВОЕГО восприятия. Неважно, что это будет — мюзикл, хоррор, арт-хаус, сатира, детское кино — да что угодно!
Главное — не утратить эту атмосферу странности, фантасмагории, игры (причём, не только игры воображения, но и игры ума).
Иначе это будет уже не «Алиса», а совсем другое произведение.

Переписка — октябрь-ноябрь 2019 г.
Последняя редакция — март 2020 г.

promo otrageniya april 14, 2019 06:25 69
Buy for 40 tokens
Привет всем участникам Отражений и нашим гостям! С настоящего момента вступают в силу изменения в правила, поэтому прошу авторов ознакомиться с нижеследующим. 1. Каждый участник может опубликовать один пост в день. Чтобы иметь возможность публиковать до трех тем в день, участник должен соблюсти…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded