sergei_1956 (sergei_1956) wrote in otrageniya,
sergei_1956
sergei_1956
otrageniya

Categories:

Из жизни фигур шахматных. Часть №1

                      Жил-был Король,
На шахматной доске.
Познал потери боль,
В ударах по судьбе…

***                                Трудно живётся одинокому белому королю, особенно если ты изношенный пенсионер 63 лет, тем более, если именуют тебя Белая Ворона.
Дружба – это хорошо. Но с кем дружить? Дружить можно только с королём, и только с чёрным. С его свитой дружбы нет. Общение белых королей на реальной доске жизни невозможно – нонсенс, сюрреализм.
Чёрный Король Коля звонил ему иногда, и они отправлялись на Природу, бродили в лесах и полях, на берегах рек и морей, разводили костры. Если вдвоём, то всё тихо-мирно. Ходили себе рядышком, не соприкасаясь друг с другом – оппозиция называется, да и с гигиенической точки зрения весьма полезно так, бесконтактно. Вирусы, микробы, понимаете ли. Вдвоём – это стопроцентная ничья.
Но у Коли была свита…

Даже ферзь у него дома была, по имени Лена. Белая Ворона её видел издалека, и, Слава Богу, что она не входила в их сообщество «Тем, кому за…».
Но ходить в походы вдвоём скучно Николаю, ему интереснее со своей свитой - с конём Валей, с конём Радой, иногда приглашался слон Юра.
Называлось всё это – тургруппа, общение на Природе. Но без белого короля, чёрным фигурам, какое общение – шахи-то объявлять кому-то надо.
Белая Ворона участвовал, носил дрова и воду, сидел у костра.
Если рядом с Колей крутилась конь Валя – ничья гарантирована, все шахи безобидны, Чёрный Король только посмеивался, он то шахов не объявлял.
Могла появиться у костерка и конь Рада, шахов тогда появлялось больше, но жить можно, держи только ухо востро.                                                                                                           ***             
Имелась в Колиной свите слон Эмма, весьма интересная особа, время от времени повторяющая фразу – «когда я была директором». Она обладала фигурой стройной, где надо, худощавой, где надо - с приятной полнотой. Лицо и нос у неё удлинённые,   глаза живые и голубые, которые совсем недавно отметили шестидесятилетие взирания на мир. Жесткая складка, образовавшаяся у губ, была не в счет, и потому, с полным правом можно сказать – она мила.                                                                        
                                                                       
                                                                       
      ***
Конечно, все эти туристы думали про себя, что короли – это они, но Белая Ворона видел их конями и слонами, ведь известно, что Короли шахов не объявляют. Эмма, Валя и Рада, а также Юра думали, что они просто беседуют, и не догадывались о шахах Белой Вороне, и совсем не знали, что Король – это он.
В прошлых жизнях всё было у Белой Вороны, и имена его были другими – Гай Юлий…, Агиррий, Александр, Леонид…
Всё было в прошлых жизнях – приближались на опасноё расстояния чёрные ферзи и ладьи, иногда их удавалось сбить лично ему, Белому Королю, ибо король имеет такое право – бить неприятельские фигурки и пешки. Ему же они могут только досаждать шахами, и если очередной друг Чёрный Король был недостаточно сообразителен, то ничья, пат, частенько случались. О, сколько этих тёмных фигур, потенциальных ферзей и коней – пешек, было сбито им раньше, в прошлых жизнях…
А в этой действительности…
Была у него замечательная Ферзь Аня, у них даже дети появились. Но Аня исчезла с доски этой реальности раньше его.
Общаться, время от времени, приходилось Белой Вороне с теми, кого посылала ему судьба – с тёмными слонами и конями, Эммами и Валями, которые легко могли его обвинить в гордыне, заниженной самооценке, в пессимизме, в негативизме и в энерговампиризме, хотя сами кушали именно его.                ***             
Однажды, месяца три назад, он ехал по шоссе на велосипеде, в поход, к кургану, рядом крутила педали Эмма из Колиной свиты.
Она увлечённо рассказывала ему о своём житье-бытье, а рядом проносились автомобили. Несколько раз он ей говорил – держись за мной, ближе к обочине.
-Да, да – отвечала она, следуя прежним курсом.
- Тебя собьют, ближе к обочине держись - в очередной раз сказал он ей.
- Что ты говоришь, ты программу в меня внедряешь – «тебя собьют», ты смерти мне желаешь!
Белая Ворона опешил:
- Да я хочу, чтоб ты целенькая была и здоровенькая, зачем ты мне повреждённая – попробовал он, было, отшутиться…
- Да разве так можно – тебя собьют! Это мыслеформа, это посыл, тёмная энергия!
- Вовсе нет!
- Да!
Добрались, тогда, всё же благополучно, хотя Ворона не знал, куда деваться от этой Эммы, к стоянке, где Коля и Юра уже разводили костёр. Но досада опять поселилась в душе Белой Вороны.
Тем временем Эмма темпераментно и напористо повела беседы в кругу мужчин, у костра в лесочке, умело отстаивая свои мнения.
Белая Ворона не удержался:
- Ну, ты феномен, от трёх мужиков отбилась, на лопатки всех разложила.
- Я знаю, что хоть ты и вредничаешь, а всё равно меня любишь! – отвечала она. Сделала шаг вперёд, и, сильно, порывисто его обняла. Эмма практиковала объятия в круге их общения, ибо была обучена на эзотерических семинарах поднятия внутренней силы. Она так сильно прижала его голову к своему плечу, что чуть не выломала последний зуб – задержавшийся на нижней челюсти клык.
- Да, да, конечно люблю – пробормотал он.
Эмма, и Валя – они на словах толковали о позитиве, обо всём хорошем, а его, Белую Ворону, всячески одёргивали, если он что-то говорил, по их мнению, негативное... Да и вообще, если он что-то, о чём-то, просто говорил. Сами они, впрочем, говорили тот же негатив, но себе они позволяли, а так же своему королю Николаю, считая, что их беседы – это в духе позитивного общения.
То, что Коля король, было ясно, ибо известно, что короля играет свита.
А если свиты, нет,… какой король?
… Вот и в тот раз, зашел разговор о мужчинах и женщинах, что вот надобно межполовое тесное содружество индивидов… Он же, Белая Ворона, возражал тогда, что для настоящего воина не обязательно быть с женщиной, так он становится сильнее и целеустремлённее. Он начал рассказывать свой любимый фильм «Поцелуй дракона», и упомянул, что в Париже есть улица проституток, над которыми господствуют сутенёры. А вот боец-китаец, весь сконцентрированный на своей полицейской службе, и не имеющий женщины и семьи, заступился за проститутку, которую ударил наглый, циничный сутенёр Лупо, и вступил в серьёзный рукопашный бой с громилами…
- Фу – наморщила нос Эмма, - Не хочу слушать, - и отошла в сторонку. И Коля произнёс:
- И мне тоже, не совсем – и тоже удалился, дабы не слушать.
- Куда вы!? – крикнул он – Слушайте! Идите ко мне!
Но…
Остался Юра, которому Белая Ворона досказал то, что хотел сказать, и спросил слушателя:
- Ну и что здесь такого? Всё в рамках, всё жизненно и нормально?
- Да, всё хорошо, мне понравилось – отвечал семидесятидвухлетний Юра.                                ***             
После того похода они опять собирались, разводили костры, в другом лесочке, на окраине их городка.
Как-то он, Эмма и Рада, а Коля подразумевался, и его дух витал виртуально у языков пламени костерка, опять оказались на Природе. Эмма была не в настроении, делала всяческие замечания, мелкие и побольше, Белой Вороне, который устраивал костёр, котелки и чай. В своих бурчаниях Эмма не могла остановиться и переключиться. Он ей несколько раз говорил:
- Хватит, хватит, хорош…
Даже Рада сказала, что в заповедях написано – «когда говорит мужчина, женщина должна молчать»
Солнце озаряло январский день праздничным светом, воздух был свеж, прозрачен, и наполнен ароматами жизни, дымок костра создавал уют, но Эмма …
Он ей крикнул театральным голосом:
- Молчи, женщина!
Она потопталась, взяла свой рюкзачок, и молча начала уходить, будто бы насовсем их покидая.
Он смотрел ей вслед, молчал, и печаль заползала в его сердце.
Раде он сказал, что это бывает, он сам, несколько раз так же уходил, от костра, когда становилось тяжко от непонимания и разочарования. Эмма ушла, но с Радой они тогда хорошо побеседовали, время от времени вопрошая друг друга – где же наша Эмма, совсем ушла, или всё же вернётся?
Она тихо появилась с другой стороны полянки и медленно стала подходить к огоньку:
- К вам можно, люди добрые…
- Слава Богу – радостно и облегчённо воскликнул он – Иди, обниму!
Она подошла, опустив руки. Он обнял, ощутив её податливое тело с выпуклостями и вогнутостями, и тут же обнял и Раду, тело которой не ощущалось столь гибким и волнительным, как Эммино.
Догадливая Рада спокойно заметила:
- Это для равновесия и равноправия.
- Да, да – подтвердил он.
              ***             
В следующий раз они собрались в том же лесочке через неделю, по поводу дней рождения Коли и Рады – 31 января. Присутствовала и Эмма, и была опять одна, без своего мужа-домоседа Артура, который был помладше её и возрастом и авторитетом. У Рады, раньше, мужья были, но нынче она была свободной, и уверяла, что ей хорошо, но всё же было заметно, что она в поиске. У Вали, якобы, имелся в наличии муж, второй, или третий по счёту. Но был он столь далеко, что никто, никогда, его не видел, и Валя, которой исполнилось семьдесят, всё ещё была в готовности к романтическим отношениям. Она, пока, не присутствовала на том сборе. А встреча присутствующих в намеченном месте и времени, у дома Николая, началась с взаимных объятий. Короли, ясное дело, не обнимались друг с другом. Пора было двигаться, и они пошли, пешочком, с рюкзаками и рюкзачками, в гостеприимный лесок. Эмма, на ходу, беседовала, душа в душу, с Колей. Белой Вороне досталась для разговоров Рада.
Позвонила Валя, спросила:
- Вы где?
- Идём на наше место, на полянку, к Кривому Сосняку, срочно на велосипед садись, и приезжай – ответил ей Белая Ворона.
Фигуры Короля и его Слона маячили на дороге, шагов на сто впереди.
Белая Ворона вёл в поводу собственный велосипед, на руле которого, уютно устроилась сумка Рады, бодро вышагивающей рядом. Беседовали,… он отвечал ей репликами и короткими тирадами, думая о своём.
Дошли, собрали дровишек, чиркнули спичкой, беседы не прекращались.
Белая Ворона тоже что-то говорил философическое, но голосом громким, и его особо не слушали, внимательно ожидая мягких речей Коли. Эмма рассказывала своё, голосом уверенным и хорошо поставленным, как то незаметно перешла к теме, которая оказалась неприятной для Вороны. Эмма вспомнила его действия и поведение на встрече двухгодичной давности в поэтическом клубе Татьяны Возниковской. В тот раз она, Эмма, имела неосторожность, его – Белую Ворону, пригласить, да ещё и без ведома Татьяны. А он так себя преподносил, так вызывающе и скептически – вот, дескать, я пришел, и жду, чем вы меня развлекать будете, … и развалился, и губы скривил.
- Да разве всё так было - пытался отмахиваться недоумевающий Ворона – Вовсе я не…
-А Таня мне потом высказывала, «кто его пригласил».
- Слыхал я это, « кто его пригласил», но всё же она меня приглашала потом, и я был на их собрании в феврале того года. И вчера я посетил её в библиотеке, мило с ней поговорили о Чехове и Бредбери, я подпись свою поставил там, где надо, ручку оставил на память…  – отвечал в недоумении Ворона. Его покоробили слова, тон и жесты Эммы. Их смысл он улавливал как очередную постановку его на место. Эммочка, как ласково частенько обращался к ней Ворона, любила рассказывать, как она ставила на место того, другого и третьего, на что Ворона придумал и высказал афоризм, « Ставить кого-либо на место, значит, нахамить ему».                ***             
Настроение Белого Короля начало ухудшаться. А Чёрный Король похаживал у костра, говорил полезное умиротворяющим голосом, слегка морщился от головной боли, мигрень – понимаете ли, да и вчера, со своим Ферзем малость принял, не отказать же гостям, всё же день рождения, супруга постаралась, наготовила всякого…
Ворона шуршал ветками у костра, Эммочка делала ему мимоходом замечания. Он начал было рассказывать о тех бывших кострах в снегу, у быстрой реки на Кавказе, где они бегали по снегу босяком, потом в самый огонь пятки совали, но Эмма начала говорить о последних репетициях в хоре, ему пришлось примолкнуть.
Потом он попытался поднять тему психологической совместимости, упомянув о зимовках в тайге, где мужики зверели и набрасывались друг на друга…
Эмма перебила его тирады репликами о трудностях поездки в Москву.
Он продолжил свой рассказ о книге Астафьева « Царь-рыба», и голос повысил, и слышались в нём звенящие нотки раздражения.
Эмма начала ходить вокруг костра и демонстративно напевать:
- Ла-ла-ла, ла-ла-ла…
Полный игнор его речей.
- Я вижу, что мне тут среди вас говорить нечего, только вы толковое говорите! – закричал, или закаркал, Ворона.
- Да ладно, не обижайся, всем места хватит – говорил Чёрный Король под одобрительным взглядом Эммы.
- Конечно, мы собрались, как всегда, для проникновения в Природу, для благости, для обмена энергиями, все мы рады, что ты с нами, Боря. Ты хорошо разводишь костры, нам тебя часто не хватало – обратила свой взор в очи Белой Вороны Эмма, присевшая на бревно у вещиц из своего рюкзачка, рядом с пламенем костра.
- Ага, ну тогда обнимемся и будем в благости – каркнул Ворона, быстро подошёл к Эмме Бертольдовне, нагнулся, и, не дав ей подняться, довольно крепко обнял.
Она с ленцой произнесла:
- Да я бы поднялась…
Потом встала и добавила:
- И правильно обниматься надо так, правые руки вверх, а второй раз – левые руки вверх.
Обнялись по правильному. Обнялись и с именинницей Радой…
Эмма отошла в сторонку, походила немного туда-сюда, и начала, приближаясь, задумчиво говорить, поглядывая на Ворону:
- Я не чувствую искренности в твоих объятиях, нечто холодное сквозит…, нет нужной энергии… Я больше не буду с тобой обниматься.
Такого мощного шаха Белый Король не ожидал от Чёрного Слона.
После вынужденной и выдержанной паузы, Белый Король твёрдо сказал:
- Не будем. Значит, без объятий.                ***             
Он внутренне похолодел, стал обдумывать варианты будущих общений с этими фигурами, ему стало противно и горько, резко захотелось уйти побыстрее, унять появившееся тягостное ощущение в груди.
Он молчал, нахохлился, обдумывая, как уйти.
Прошло минут пять, Эмма, как ни в чём не бывало, обратилась к Вороне:
- Боря, как поживают твои внуки, давно были у тебя в гостях?
- Давно, или недавно – буркнул он.
Позвонила Валя:
- Вы где?
- А ты где?
- Двигаюсь, возле Колиного дома. Вас не нашла.
- Да говорили же тебе, что мы уже идём, что ждём тебя на полянке! Быстрее приезжай! – закричал в мобильник Ворона.
Вскоре ему представился удобный случай, он быстро отдал именинникам свои подарки, коротко пожелал уместное Коле и Раде, и торопливо стал прощаться:
- Всё, ухожу, мне надо, я вас покидаю.
И, не распаковывая свой рюкзак, опять прикрепил его на багажник велосипеда.
- Куда? Не уходи. – укоризненно начала говорить Эмма – А Валю встретить, вдруг она нас не найдёт!?
- Ты тоже уходила, так что всё нормально.
- Я вернулась! И ты возвращайся! – крикнула ему вдогонку Чёрный Слон Эмма.
- Я не вернусь, пой песню «ла-ла-ла», разберись, кто, кого, и куда приглашает – произнёс он, не оборачиваясь.                             *** Источники :         http://svistuno-sergej.narod.ru/news/skazka/2020-03-06-2887 *** Жил-был Король

Давление тёмных

Иван Серенький   *** 

Сказка для взрослых о фигурках шахматных  ***           

***


Tags: sergei_1956
Subscribe
promo otrageniya april 14, 2019 06:25 69
Buy for 40 tokens
Привет всем участникам Отражений и нашим гостям! С настоящего момента вступают в силу изменения в правила, поэтому прошу авторов ознакомиться с нижеследующим. 1. Каждый участник может опубликовать один пост в день. Чтобы иметь возможность публиковать до трех тем в день, участник должен соблюсти…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments