mark9x (mark9x) wrote in otrageniya,
mark9x
mark9x
otrageniya

Немного размышлений.



Читая комментарии к предыдущей теме, не смог пройти мимо печальных констатаций Шерри, что мы разучились вести осмысленные разговоры, а всё вокруг заполнено политикой. Хотел бы предложить несколько иной взгляд на эти феномены. Не столь ретроградный - вот раньше трава была зеленее. Взгляд, устремленный не в прошлое, а в будущее. Как импульс, порожденный энергией тех изменений и преобразований, что мы наблюдаем в настоящем.

Все мы не так давно вступили в действительность информационного мира. Некоторые из нас давно не молоды и социализированы в другой реальности. Современная информационная матрица им кажется миром виртуальным и не вполне настоящим. Возможно, что представления эти они так и не превзойдут, не сумеют принять новый мир до конца и не станут с ним единым целым. Однако, смею вас уверить, что это и есть самая настоящая реальность, в которой сотовый телефон - не вспомогательное бытовое приспособление, а полноценный актор, то есть субъект общества.

Что собственно произошло? Сначала церковь, а следом и государство, потеряли монополию на истину. На производство смыслов. На изготовление общественного мнения. Каждый человек нынче получил возможность сам производить смыслы, предлагать их другим людям, получать на них реакцию, а значит, воплощать их в реальность. В соответствие с известной максимой: один не может себя доказать, двое не могут себя опровергнуть. Каждый человек получил условия для глобальной коммуникации. Получил возможность предложить всему человечеству научную теорию. Личное понимание каких бы то ни было процессов. Персональную точку зрения со своего собственного идеологического ракурса. И все эти смыслы становятся реальностью. Где-то еле заметной, почти невидимой, всего для двух человек, но где-то и грандиозной. Не имея выдающихся талантов, навыков и совершенных умений любой сейчас может предложить да хоть бы и Гарри Поттера и вызвать колоссальные культурные и смысловые трансформации. Вокруг нас вдруг появилось бесконечное количество фактов. Бесконечное количество смыслов, объясняющих эти факты, и бесконечное количество интерпретаций, трактующих уже сами смыслы. Всё это неизбежно размывает представления истинности. Такая обширность смыслов уже не может их фиксировать и разгоняет движение на общем интеллектуальном уровне до таких скоростей, что делает весьма затруднительным перспективу стать актуальным эрудитом. Не успев дочитать и осмыслить какую-нибудь концепцию очередного выдающегося экономиста или социолога, она уже устаревает под натиском свежих новаторских идей. При таком изобилии смыслов становится не только невозможным обнаружить некий, как бы истинный, нарратив, но уже и не понятно, зачем вообще это делать?

Посмотрите на нашу пропаганду. Она действует в той же реальности бесконечных смыслов и манипулирует исходя из этого обстоятельства. В ней нет никакой мобилизационной идеи. Не предлагается никакого осмысленного образа будущего. Её задача в том, чтобы засорить медийное пространство множеством версий желательно бредового характера. Создать ощущение хаоса версий, в котором ни одна сторона не правдивее другой. Человек поддается на пропаганду не тогда, когда принимает что-то на веру, а когда соглашаешься с таким вот посылом: все врут, все одинаково хороши, и от тебя не требуется никакого участия в происходящем. Бесконечное количество информации порождает явление, при котором кажется, что фактов настолько много, что они выстраиваются в любую интерпретацию. Всё это изобилие смыслов и размытие правды и неправды получило в общественно-политическом дискурсе название постправды, где приставка "пост" говорит нам, что мы не очень-то понимаем, что это такое. Когда нечто определяется через противоположность, через приставки анти или пост, то это как раз и свидетельствует, что мы не понимаем, что же на самом деле является противоположностью. Можно сказать, что это смысловой постмодерн: у каждого своя правда, и никакой конечной правды нет.

Однако мы видим изменения. Мы видим что общество становится всё более открытым. Всё более прозрачной становится политическая система. Матушку бюрократию такой стриптиз совсем не возбуждает. Расписанными в законопроекты салфетками она пытается прикрыться от стыда, спрятать от общественного внимания всё самое интимное. И не зря наш спикер кричит про опасность десокрализации власти. Угроза национальной безопасности бо. Спаси нас боже, чтобы священная башня из слоновой кости вдруг стала прозрачной, и все увидели, что там творится на самом деле. Плохая новость для спикера в том, что башня уже преизрядно прозрачна и процесс не остановить. Информационная реальность размывает стену между обществом и властью. Всё становится видимым. В одних странах премьер министры пересаживаются на метро и велосипеды, чтобы не раздражать народ неумеренным потреблением, в других странах - вообще пешком ходят с ланч-боксами, контейнерами для еды, подмышкой.

Структура нашего общества становится сетевой. В ней всё влияет на всё. В едином информационном пространстве всё становится политическим. Хотите вы того или нет, но каждый из нас в определенном роде является сейчас политиком. Активным, пассивным, но сотворцом общественно-политической реальности. Это не чума, не политическая проказа XXI века, поразившая общество, это новая реальность. Свои личные интересы, устремления и представления о социуме не витают более в разряженном эфире общественных настроений, а обретают форму конкретных политических запросов, обращенных к системе. Уже нельзя сказать, что политика меня не касается, потому что каждый сам касается её фактом своей информационной жизнедеятельности. В глобальном информационном поле всё происходящее становится общим делом. Если вы видите ситуацию с похищением какого-нибудь мальчика из Нигерии, то вы обязаны этому сопереживать, обязаны соучаствовать. Мы не заметили, как это случилось, но это случилось, - сегодня не интернет обсуждает телевизор, а телевизор пересказывает нам интернет. История о «пьяном» шестилетнем мальчики, произошедшая ещё в конце апреля, сегодня муссируется по федеральным каналам лишь потому, что накануне её основательно прохайпили в сети. Конспирологические идеи о теневом правительстве, о дирижёрах, моделирующих реальность, Рокфеллерах, Ротшильдах, масонах и рептилойдах способны сегодня прижиться, ну, разве что в абсолютно параноидальном сознании. В открытой общественно-информационной среде, мы видим посреди бесконечного количества фактов, смыслов, взаимосвязей, тенденций и сложнейших процессов очевидную действительность: власть ничего уже не может спланировать и реализовать в долгосрочной перспективе. Она еле-еле успевает всего лишь подстраиваться под стремительно меняющуюся реальность, пытаясь на ходу хоть что-то подрихтовать. Политологическая мысль конечно строит теории о грядущей формации нашего общества. Дело безнадежное, но что ей ещё делать? Теорий достаточно. И какие красивые названия: вторя модернизационная волна, информационная эпоха, общество постдифицита и общество посттруда. Однако в одном сходятся. Политическая система значительно растворится в самом обществе; башня из слоновой кости рухнет. Имитировать эффективность централизованного государства не получается уже давно. Для многих трансформации есть и будут болезненными. Действительность на сломе эпох выглядит как разрушение. Сознание всегда цепляется за прошлое. А если в прошлом имеется ещё и что-нибудь ценное, дорогое, то биться со временем будет насмерть. И разумеется проиграет.

Представить достоверно будущее мы не можем. Спекулировать тоже не хочется. Однако нет ни одной причины полагать, что процессы, которые мы сегодня наблюдаем, являются деградационными. Размывание иерархий, в которых были хозяева дискуссий, обобщенный образованный класс, считавшейся владельцем правильной информации, создают ощущение, что на нас обрушился водопад информационного мусора, а общество культурно деградирует. Но всё это именно что видимость, обусловленная прозрачностью нашего информационного бытия, в котором свою трибуну получил каждый. Какую форму приобретут эти процессы в будущем и во что превратятся нам неясно. Но вряд ли стоит пугаться. Очевидно, что встроены они в общую динамику улучшений, отрицать которую не получится даже у самого флегматичного скептика. Улучшение качества жизни идет с невиданным ускорением. Экономика становится нересурсной, и из этого многое следует, в том числе и то, что обесцениваться будет и административный ресурс. Качество медицинского обслуживания обеспечивается передовыми научными достижениями. Продолжительность жизни увеличивается буквально на глазах. Увеличивается и активный период жизни. Окружающая среда становится комфортней. Снижение уровня насилия просто беспрецедентное. В конце концов, культурологи осторожно утверждают, что последнее поколение детей, вступающих нынче в подростковый период, является первым в истории поколением, не имеющем конфликта отцов и детей. Если это действительно так, то объяснить такое историческое чудо возможно только теми же причинами, что объясняют нам и видимость политического «засилья» и затруднения с фиксацией смыслов. Общество становится сетевым. И как было указано выше, структура эта настолько для нас невообразимая, новая и неизвестная, что определить её мы можем лишь через отрицание известного. Через противоположность общества иерархического.
Subscribe
promo otrageniya april 14, 06:25 62
Buy for 40 tokens
Привет всем участникам Отражений и нашим гостям! С настоящего момента вступают в силу изменения в правила, поэтому прошу авторов ознакомиться с нижеследующим. 1. Каждый участник может опубликовать один пост в день. Чтобы иметь возможность публиковать до трех тем в день, участник должен соблюсти…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 73 comments