smirnov_vasilii wrote in otrageniya

Category:

Парадоксы эксплуатации труда в современном обществе

Х.Битструп: "Мы черпаем из одной миски"
Х.Битструп: "Мы черпаем из одной миски"

Согласно общепринятому мнению эксплуатация труда это присвоение одним человеком (или группой людей) результатов труда другого человека (группы людей) без обмена или с предоставлением взамен товаров (услуг, денег), стоимость которых меньше, чем стоимость, созданная трудом других. Предпосылкой для эксплуатации труда является возможность производить продукт не только для покрытия минимальных потребностей работника, но и некоторый излишек, который и присваивается эксплуататорами.

Основоположники марксизма считали, что самой первой и самой продолжительной в истории общественно-экономической формации — первобытно-общинного строя —  господствующим способом производства был первобытный коммунизм. На этой стадии развития общества все члены «первичных хозяйствующих ячеек» первобытной популяции охотников-собирателей находились в одинаковом отношении к средствам производства, и способ получения доли общественного продукта был единым для всех, то есть эксплуатация труда отсутствовала полностью. Именно поэтому этот этап развития человечества был назван коммунизмом, хотя и первобытным. Создатели исторического материализма исходили из того, что при первобытном коммунизме эксплуатация труда отсутствовала полностью. Однако в настоящее время этоn постулат вызывает бооольшие сомнения.

Будучи «социальным животным» человек не может развиваться вне общества — прямохождение, развитие речи и способность к ручному труду — формируются исключительно в социальной среде. Свои основные потребности — в пище, защите от врагов и неблагоприятных природных условий — человек может удовлетворить только в обществе. Каждый человек включен в определенную социальную группу. Примитивная группа формируется на основе объективных законах, связанных не столько с ограниченностью ресурсов, необходимых каждому человеку для удовлетворения своих потребностей, сколько с тем, что доступ к этим ресурсам определяется статусом индивидуума в группе. В середине прошлого века этологами (социобиологами) обнаружили четкую иерархическую организацию в сообществах высокоорганизованных животных — деление  на альфа, бета, гамма и дельта особей. Альфа особи пользуются всеми благами, предоставляемыми стадом, а дельта особи лишь «объедками» и даже иногда становятся едой для особей более высокого ранга. Для животного стада это вполне естественно — каждая особь желает получить все необходимое для удовлетворения собственных физиологических потребностей, прикладывая, как можно меньше усилий. Альтруизм, характерный для высокоразвитого человека, находился лишь в зачаточном состоянии. Могли ли из подобных сообществ сформироваться общины первобытного коммунизма? Весьма маловероятно. Никакой речи о «моральном кодексе строителя коммунизма» речи быть не могло — человечество еще на дошло даже до моральных императив, сформулированных Спасителем. Этнографы, изучавшие племена, находящиеся вне современной европейской цивилизации, тоже не находили в них «ростков коммунизма». В подобных сообществах, где господствует право сильного, собственность на «средства производства» находится в руках альфа самца. Большинство людей в условиях примитивной группы вынуждены существовать в условиях ограничения для них общественных ресурсов. Такова жестокая правда. 

На том этапе развития общественного развития, который исследовал К.Маркс, правовые отношения к средствам производства несомненно имели наибольшее значение для формирования структуры общества и для распределения материальных благ, получаемых в процессе коллективного труда. 

Современный уровень развития естественных наук со всей определенностью позволяет полагать, что иерархия в структуре общества и определяемые ей особенности распределения материальными благами, создаваемыми в процессе трудовой деятельности, зависят не только от производственных отношений. С усложнением структуры общественных отношений и повышения уровня скрепления членов общества многообразными социальными связями, значение отношения к средствам производства в формировании структуры общества неуклонно снижается. Одновременно с этим происходили значительные изменения в формах эксплуатации труда участников процесса производства материальных благ. В связи с этим очень трудно определить степень эквивалентности обмена продуктами труда в процессе кооперации участников создания конечного продукта. Это создает новые возможности присвоения в процессе производства одним людьми (или группами людей) результатов труда других людей.

Еще большие сложности возникают при распределении материальных благ вне непосредственных трудовых отношений. В Советском Союзе значительные напряжения возникали при распределении общественных фондов среди членов профсоюзов и других общественных организаций (в том числе членов КПСС) — квартир, дач, путевок в санатории и дома отдыха, средств на развитие физкультуры, спорта, культурно-массовой работы. Несомненно то, что в Советском государстве не было должной прозрачности в распределение весьма значительных социальных фондов общественных организаций. Противники социализма в ходе буржуазной контрреволюции 1991-1993 гг этим умело воспользовались. Одним из главных призывов в агитации «демократов» была борьба с привилегиями партийно-государственной номенклатуры. Другое дело, что эта «борьба» выродилась в фарс. Бенефициары событий 1991-1993 гг получили такие блага, которые партийным, профсоюзным и государственным чиновникам СССР и не снились.

В государствах с современной высокоразвитой социально-ориентированной рыночной экономикой, проблема формирования и распределения общественного богатства практически решена — каждый гражданин черпает кашу из общей миски примерно одинаковыми ложками. Во-первых, это обеспечивает проведение налоговой политики, перераспределяющей ренту на средства производства и природные ресурсы в пользу подавляющего большинства населения. Во-вторых, создание и непрерывное совершенствование прозрачной системы контроля за  разнообразными общественными фондами потребления (образование, медицина, социальное обслуживание и т.п.) предотвращает возможные нарушения принципа справедливости в использовании общественных фондов. 

Перераспределение материальных благ идет и через внутрисемейные отношения. Это может приводить (и приводит) к развитию эксплуатации одних членов семьи другими. Массу примеров эксплуатации «владельцев фабрик, заводов и пароходов» членами их семей, любовницами и попросту разного рода прохвостами можно почерпнуть из популярных ток-шоу на российском ТВ. Но это не столь уж новое явление — известна горькая шутка времени «развитого социализма» о том, что родители должны кормить своих детей до их (детей) пенсии.

 И.Бродский  Жертва борьбы с тунеядством в СССР на поселении (1964-1965 uu). Нобелевский лауреат (1987)
И.Бродский Жертва борьбы с тунеядством в СССР на поселении (1964-1965 uu). Нобелевский лауреат (1987)

Социальный паразитизм становиться серьезной проблемой, когда государство проводит сильную социальную политику. В этом случае у человека (группы людей) возникает соблазн совершенно на законных основаниях пользоваться результатами труда других, не давая взамен никаких товаров (услуг, денег). С этой проблемой впервые столкнулись в СССР, где даже был принят «Указ президиума Верховного совета РСФСР об усилении борьбы с тунеядством» (1961 г). Однако из-за правового нигилизма «строителей коммунизма» борьба с тунеядством превратилась в фарс. Некоторые современные европейские государства страдают от того, что очень многие ринувшие в богатую Европу «беженцы» не желают работать вообще  и безбедно живут на пособия, выделяемые им государствами, осуществляющими политику мультикультурализма. 

Принуждение к труду в той или иной форме — это реалии жизни человека в обществе. Без этого существовать не может не только человечество, но и любое сообщество высокоразвитых животных, о чем свидетельствуют результаты эксперимента «Вселенная-25». 

Следствием  необходимости участия людей в общественном производстве, в современных реалиях производственных и общественных отношений является эксплуатации без явно выраженного эксплуататора. В этих случаях, хотя человек действует как бы по собственному желанию и в собственных интересах, но, фактически, он становиться объектом манипуляции других людей, извлекающих из этого собственную выгоду.

Работников интеллектуального труда принуждают к самоэксплуатации через весьма не прозрачную систему грантов, премий, стипендий, на которые объявляются открытые конкурсы, в то время, как их организаторам заранее известно, кто в этих конкурсах победит. Другой способ стимулирования самоэксплуатации — подготовка в специальных учебных заведений специалистов в количестве, намного превышающем потребности общества. Выпускников школ ориентируют на получение профессий, которые в обществе не могут быть массовыми. Всеми правдами и неправдами абитуриенты пытаются поступить в соответствующие колледжи и вуз'ы, а потом тратят громадные усилия на борьбу «за место под солнцем». Причем часто заранее ясно, что желаемое не достижимо

Сын спрашивает отца:
- Папа, а я буду лейтенантом?
- Обязательно, если захочешь.
- А до полковника, как ты, дорасту?
- Дорастешь сынок, несомненно.
- А генералом буду?
- Нет сынок...
- Почему?
- У генерала свои дети и внуки есть...

Однако подобная практика весьма полезна для общества, так как способствует передачи уникального личностного опыта в поколениях одной семьи. Проблема в том, чтобы такие семьи не вышли из под общественного контроля и не стали эксплуататорами и не тормозили развитие других членов общества.

Да и с добровольной «самоэксплуатацией» не все так просто. В процессе достижения даже заранее несбыточных целей человек реализует свой познавательный инстинкт, самосовершенствуется до такой степени, что сама цель уже не имеет для него былого значения. Для человека часто «движение — всё, цель — ничто». Не только физическая активность, но и активность интеллектуальная, развивает человека и поддерживает его здоровье, особенно на склоне лет.

Не просто и с феноменом эксплуатации. Кстати, анекдот для взрослых:

Наташа Ростова и Ржевский занимаются любовью. Наташа, закатывая глаза от восторга, шепчет поручику: - Ах... еще... поручик... сильнее, дальше... теперь потише... замрите... - Мадам, - резонно замечает поручик, - кто кого тр@хает?

Часто крестьяне (фермеры) содержат свои домовладения, имея с них весьма скудный доход, гораздо ниже того, который они могли бы получить столь же интенсивно трудясь в других сферах общественного производства. Но они продолжают вести тот образ жизни, к которому они привыкли. Более того, во многих странах государство дотирует эти убыточные хозяйства.  Так кто кого... эксплуатирует?

Несомненно, понятие эксплуатации, основанное на обмене продуктом труда исходя исключительно из его экономических критериев, имеет отрицательную коннотацию и приводит к недоразумения. Однако «это зло не столь большой руки», если осознать, что в сложно структурированном обществе «эксплуатация» неизбежна. Главное, ограничить степень возможной эксплуатации человека человеком (обществом, классом, стратой и т.п.), обеспечить достойное существование и развитие каждого человека. Поэтому лозунг «Наша цель — коммунизм» не утратил своего значения. Проблема в том возможно ли достичь эту цель, как воплотить мечту в реальность.

Опять приходим к неизбежности самоэксплуатации. По крайней мере на современном этапе общественного развития.

promo otrageniya april 14, 2019 06:25 69
Buy for 40 tokens
Привет всем участникам Отражений и нашим гостям! С настоящего момента вступают в силу изменения в правила, поэтому прошу авторов ознакомиться с нижеследующим. 1. Каждый участник может опубликовать один пост в день. Чтобы иметь возможность публиковать до трех тем в день, участник должен соблюсти…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded