admiral_hood (admiral_hood) wrote in otrageniya,
admiral_hood
admiral_hood
otrageniya

Categories:

Всё жрущий и всё классифицирующий обезьянос

Человек — всеядная обезьяна. И в силу своей всеядности вынужден был создать могучую методологию классификации добытого разными путями хавчика: это — вкусняшка, это — деликатес, это — перекусить за неимением лучшего, а это — горькая, противная, крайне вредная для здоровья кака.



Не вызывает удивления, что по мере расширения интересов человека, он переносил свою склонность к классификации на новые классы объектов. Так было построено монструозное сооружение под названием «наука». И в качестве бесплатного приложения к ней человек обрёл маленькую забавную страстишку — коллекционирование.

Не надо думать, что я сам родил эту мысль. Когда-то в старые добрые советские времена главным источником выноса мозга и ломки шаблонов для меня был журнал «Знание — сила». Там я прочитал серию статей Виктора Дольника (земля ему пухом), посвящённых поведению животных. Так я узнал о существовании забавной науки под названием «этология». И так я подтвердил свои давние подозрения о том, что нет в человеке ничего такого, что хотя бы в зачаточном состоянии не существовало у наших звероподобных предков.

С тех пор эту серию статей с дополнениями издали в виде отдельной книжки (Дольник В.Р. Непослушное дитя биосферы, 2004, 352 с.), которую я, впрочем, не осилил, слишком много букаф, а мозги ужэ заполимеризировались, однако рекомендую :~).

Вот что пишет г-н Дольник по интересующему нас вопросу:

======

«Я живу на безлюдном берегу моря. Когда устанешь, нет лучшего отдыха, чем бродить с собакой вдоль песчаного берега. Собака то отстает, что-то обнюхивая, то забегает далеко вперед, вспугивая расхаживающих по берегу чаек и ворон. Они ходят не без дела — они собирают. Для эколога это слово — научный термин. Собирательство — это экологическая ниша, профессия животного, его способ добывать себе пропитание. Нелегкая профессия. Другие умеют нырять за рыбой, или бить птиц на лету, или нападать из засады, или долбить деревья в поисках насекомых, или безошибочно вынимать длинным клювом червей из-под земли, а собиратель ничего этого не может. Он бродит, подбирая все, что не убежит, что удается найти, переворачивая коряги и камни, роясь в выбросах водорослей. Они умны, эти собиратели. Природа не снабдила их специализированными органами-орудиями, они все время сталкиваются с нестандартными ситуациями: каждый раз приходится решать, как вынуть насекомое, спрятавшееся под этот камень, как перевернуть именно эту корягу, как извлечь объедки из брошенных человеком предметов. Они учатся всю жизнь. Моя собака очень довольна: она знает, что ей делать на берегу, — ведь она тоже отчасти собиратель. Вернее, собирателями были ее предки, а она— породистая собака, она сама не должна искать пропитание, более того, ей запрещено подбирать всякую дрянь. Но нет-нет да и схватит украдкой тухлую рыбешку и жадно сожрет ее. А дома такая чистюля и привереда в еде! Сколько ни перевоспитывай, а инстинкт сильнее. Инстинкт собирателя. Да, здесь, на этом пустынном берегу, у всех есть дело, все знают, зачем они здесь. Только я отдыхаю. И какой это отдых! Бреду неторопливо, то приближаясь к воде, то отдаляясь, привлеченный какими-то валяющимися предметами. Иногда это диковинные бутылки дальних стран, порой ящики странной формы, необычного материала, с надписями на неведомых языках, или разноцветные поплавки. Машинально подбираю их с собой — жалко расставаться, а когда накопится много — в какой-нибудь ящик и боюсь, как бы кто-нибудь не унес его, знаю, что никогда не вернусь за этим хламом. А какие занимательные деревянные скульптурки выточили песок и ветер! Вот блеснул под кучей водорослей кусочек янтаря, и я собираю в ладонь мелкие крупинки медового цвета, но потом переключаюсь на разноцветные гальки, а с них — на раковины.

Мы все собираем, отдавшись инстинкту, голосу предков человека, ибо человек начал свой путь на Земле, имея единственную экологическую нишу — нишу собирателя. И сейчас еще в дебрях Амазонки, в пустынях Австралии и Южной Африки, на островах Океании существуют племена собирателей.

Небольшие стада — два-три десятка — предков человека бродили по тропической саванне, вблизи водоемов и рек. Дохлая рыба, объедки со стола хищников, моллюски, почки, побеги, камбий со стволов деревьев, ягоды, орехи, черви, насекомые, пресмыкающиеся, изредка — попавшиеся зверьки, птицы, яйца — вот меню собирателя. Немногое из этого странного набора используется в современной кухне. Но наша склонность лакомиться продуктами с разными оттенками тухлятины — с тех времен. Такие блюда есть у всех народов — от сыра рокфор и камамбер у французов до копальхена у эскимосов.

Азарт, сопутствующий сбору бесполезных предметов на морском берегу, особенно наглядно демонстрирует нашу инстинктивную к подобным занятиям. В других случаях картина смазана, потому что, когда у человека страсть (именно страсть, а не средство заработка) к сбору грибов, ягод, орехов, кажущаяся практичность этих занятий скрывает их суть. Так ли нам нужны эти грибы — ведь их можно купить, но вы любите их собирать. Может статься, что вы и есть их даже не любите. Но, собирая, вы счастливы, когда внутреннее чувство — «там, за этой березкой»— не ошибается. Это счастье предвидения, знания наперед, счастье сбывшегося инстинкта.

И инстинкт собирателя, содержащий в себе стремление искать, различать, классифицировать, учиться, награждающий нас за правильное применение программы радостью удовлетворения, — этот инстинкт проявляется не только в атавизмах — сборе даров природы. Он в азарте коллекционера марок и этикеток, он в страсти зоолога и ботаника собирать и классифицировать коллекции животных и растений, он и в неутомимой жажде геолога к пополнению коллекций минералов.»

======

Но вернёмся к делам насущным. Заглянув недавно в магазинчик, находящийся недалеко от нашей конторы, я купил два пакетика какао «Lafesta». Фишка этого крайне вредного для здоровья продукта состоит в том, что на каждом пакетике нарисован микрокомикс, где язвительная барышня по имени Лаффи Браун произносит очередную забавную шуточку про мужчин.

Думаете, я прочитал эти шуточки и выкинул пакетики в урну? Ничего подобного, я положил их в ящик стола, и через месяц там образовалась большая куча. Кончилось тем, что картинки стали повторяться, и я потерял к ним интерес. В результате возникла коллекция из 30 пакетиков, которые я любовно отсканировал и представляю вашему вниманию.

Пакетики заинтересовали не только меня. Известный местный коллекционер, сидящий в нашей конторе за соседним столом, тоже внимательно изучил коллекцию и тщательно зафотографировал на телефон :~).

Теперь надо эти пакетики выкинуть. Но я не решаюсь, прикипел сердцем :~).



Нельзя сказать, что это первая в моей жизни коллекция. Я даже не считаю коллекционирования марок, которого в годы моего советского детства мало кто из мальчишек избежал.

В 1980-е годы, во времена моего студенчества в Питере, я собирал дореформенные 2- и 3-копеечные монеты. Ну, вы помните, что в 1961 году Хрущёв провёл деноминацию. Все цены разделили на 10, выпустили новые банкноты и монеты. Но медную мелочёвку менять не стали, просто новые 2- и 3-копеечные монеты сделали точно такими же по размеру и весу, как и старые, дореформенные, и старые не стали выводить из оборота. Поэтому вплоть до 1980-х годов на сдачу в магазине вам запросто могли дать, например, «двушку» 1956 года или «трёшку» 1932 года.
В этом кайф «естественного» коллекционирования — вы получаете удовольствие, не прикладывая сверхусилий, не тратя годы и миллионы баксов на поиски какой-нибудь редкой марки с острова Маврикий.

Удивительно, но я никогда не видел дореформенную 1-копеечную монету. На сдачу их никогда не давали.

Между прочим, медные монетки советского периода были удобны тем, что их масса в граммах точно соответствовала номиналу в копейках. 1-копеечная монета весила 1 грамм, 2-копеечная — 2 грамма и т.д. Их часто использовали в качестве разновеса для бытовых рычажных весов.

Коллекция дореформенных копеек до сих пор лежит у меня где-то в кладовке. Там ещё был огромных размеров пятак и серебренный полтинник, оба 1924 года, найденные на чердаке у бабушки в маленькой деревеньке в Воронежской области. А ещё была болгарская монетка 10 стотинок, которую мне дали на сдачу вместо 10-копеечной монетки, жетоны московского метрополитена, жетоны владивостокских телефонов-автоматов и много всякой прочей разной интересной дребедени.

Потом коллекция пополнялась экзотическими российскими монетками 90-х годов (биметаллические 10-рублёвые монетки, впервые увиденные, — это вообще был слом шаблона :~), потом юбилейными российскими монетками путинского периода, а с некоторых пор — разнокалиберными иностранными монетками, полученными лично и подаренные друзьями.



Ещё есть коллекция банкнот разных стран и периодов. Банкноты исключительно неудобный объект для коллекционирования. Во-первых, они дорогие. Во-вторых, они очень большие и двусторонние, невозможно уместить всю коллекцию на одной фотографии :~).



Самые забавные банкноты — вьетнамские. Они пластиковые, почти не мнутся и не стираются, не размокают и не гниют во влажном тропическом климате, и для защиты от подделки в каждой банкноте есть маленькое прозрачное окошко. А ещё во Вьетнаме вообще нет металлических денег. На одном из Вьетнамских рынков я чуть было не купил альбом с репликами древних вьетнамских монет в исторической ретроспективе. Но было дорого и жадность победила :~)

А ещё когда-то у меня была роскошная коллекция вычислительной техники. Там были дисководы для 5-дюймовых дискет; принтер ЕС ЭВМ; компьютеры Радио-86РК с собственноручно спаянной платой расширения памяти и контроллером дисковода; арифмометр «Феликс»; несколько советских и японских калькуляторов; бухгалтерские счёты; школьные счётные палочки :~). Сейчас от былого величия остались две логарифмические линейки (одна из них круглая!) и кустарно спаянный компьютер ZX Spectrum.



И, наконец, коллекция, которая появилась недавно — песок с пляжей разных жарких стран мира. Коллекция началась случайно — песочек на филиппинском острове Боракай был таким белым, дробненьким и шелковистым, что трудно было устоять перед искушением взять с собой небольшую баночку. До сих пор это самый белый, мелкий и шелковистый песок, который я видел в своей жизни. Потом в каждой новой стране коллекция постепенно пополнялась, и облом произошёл только в Таиланде — по закону всё земля в этой стране принадлежит королю, и вывозить её за рубеж категорически запрещается :~).

Коллекция хранится в фирменных бутылочках от шампуня и кондиционера отеля «Прага» на острове Фукуок во Вьетнаме. Бутылочки уже кончаются, пора снова ехать во Вьетнам :~)



Верхний ряд:
1. Фукуок, Вьетнам. Песок с городского пляжа, наполовину обычный жёлтый кремнезём, наполовину коралл. Скорее всего, насыпан искусственно;
2. Мелкий, почти чистый кремнезём с пляжа Ананасного острова, Вьетнам;
3. Крупный, с зёрнами 1-2 мм песок из воды у самого берега Ананансного острова, Вьетнам;
4. Мелкий коралловый песок с пляжа в бухте Морских звёзд, Вьетнам;
5. Мелкий коралловый песок с пляжа Бай Сао, Вьетнам.
Нижний ряд:
1. Мелкий коралловый песок с пляжа Лонг Бич, о. Боракай, Филиппины;
2. Пляж Легиан Бич, о. Бали, Индонезия. Смесь кремнезёма, небольшой примеси коралла и вулканического песка;
3. Вулканический пепел со склона вулкана Бутур, о. Бали, Индонезия.
4. Пляж Гегер, о. Бали, Индонезия. Смесь кораллового песка и кремнезёма.
5. Пляж Кристал Бей, о. Нуса Пенида, Индонезия. Смесь кораллового и вулканического песка.
6. Пляж Машрум Бей, о. Нуса Лембонган, Индонезия. Смесь кораллового песка и кремнезёма.


Интересно, у кого в столе есть какие коллекции?
Subscribe
promo otrageniya april 14, 2019 06:25 69
Buy for 40 tokens
Привет всем участникам Отражений и нашим гостям! С настоящего момента вступают в силу изменения в правила, поэтому прошу авторов ознакомиться с нижеследующим. 1. Каждый участник может опубликовать один пост в день. Чтобы иметь возможность публиковать до трех тем в день, участник должен соблюсти…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments