grazhdankanika (grazhdankanika) wrote in otrageniya,
grazhdankanika
grazhdankanika
otrageniya

Categories:

Седьмое свидание

(На основе реальной истории)

– Раз, два, три, четыре… – старательно загибала тонкие со свежим маникюром пальцы Гелька, – пять, шесть, семь. Седьмое. Мое любимое число. Господи, он такой душка! – Она мечтательно вздохнула и, кокетничая, посмотрелась в зеркало. Хрупкая, с удивительно белой кожей, правильным овалом лица в обрамлении русых с позолотой волос, она напоминала подснежник. Наивный и трогательный… Светка невольно залюбовалась подругой. Сама Светка была крепка, что называется  кровь с молоком, и по-восточному смугла. Познакомились они еще в абитуре и при столь контрастной внешности жили дружно, как родные сестры.

– Куда он тебя пригласил?
– В художку. Забавное совпадение: седьмое свидание – седьмого числа. Вот увидишь, этот день будет особенным.
– Долго не гуляй, завтра экзамен, а мы еще половины билетов не разобрали.
– И зачем нам эта дурацкая история КПСС! Такая муть!
– Стране нужны политически грамотные специалисты, – пробасила Светка, изображая историка, – так, повернись, – высунув от усердия язык, она поводила пуховкой по Гелькиным скулам. – Готово, переодевайся.
Гелька послушно скинула халатик и осталась в шелковых трусиках.Угловатость тонконогой и по-мальчишечьи узкобедрой, с резко обозначенными лопатками фигуры сглаживалась неожиданно полной, налитой грудью. Светка помогла застегнуть бюстгальтер, подала платье. В глубоком вырезе пикантно вырисовывалась аппетитная ложбинка, юбка восьмиклинка подчеркивала талию. Ангелина раскинула руки и покружилась. Струящийся лазоревый крепдешин великолепно гармонировал с её фиалковыми глазами. В мочках маленьких ушек подрагивали серебряные звездочки.
– Небесная фея!
От удовольствия Гелька зарделась.
Изящная лакированная сумочка и узкие Светкины лодочки на каблучках завершили элегантный образ.
– Светик, ты прелесть! – Гелька благодарно чмокнула подругу в щеку. – Пожелай мне удачи.
– Ни пуха! И будь благоразумна, – совсем по-матерински наказала та.
Она знала, о чем говорила: пережитый зимой роман вдребезги разбил её радужные мечты о красивой и чистой любви. Реалии взрослой жизни оказалась обманчивы, как нарядная шубка с засаленным драным подкладом. Теперь, наученная горьким опытом, Светлана искренне волновалась за влюбчивую доверчивую подружку. Анатолий, с которым Гелька познакомилась на первомайской демонстрации, производил впечатление серьезного человека. Основательный, слегка чопорный, он работал экономистом в железнодорожном управлении. На прощелыгу, вроде, не похож, да кто их знает. Все они мягко стелют, да жестко спать… Стоя у окна, Светка провожала Гелю взглядом. Та почувствовала – помахала рукой – счастливая. Может, хоть ей повезет?
В предвкушении свидания, Ангелина бойко стучала каблучками по асфальту. Чтобы не опоздать, она срезала путь, пересекла площадь у драматического театра и припустила  по сбегающей к реке улице. Справа, через мост, начинался Кузнечный взвоз – один из самых старых и красивых бульваров города.
Пронизанный закатными лучами вечер выдался тихим, безветренным. Вились, плясали, сбиваясь в прозрачные кучки комары, с набережной плыли звуки вальса и лиловый аромат набирающей цвет сирени.
Сидевший на перилах моста черноволосый парень с интересом наблюдал за спешащей куда-то девчонкой и, озоруя, присвистнул. Смущенная таким вниманием, Гелька фыркнула и передернула плечиком. На животе что-то странно щелкнуло и разжалось. Еще не успев осознать, что произошло, она с пронзительной ясностью почувствовала неотвратимость надвигающейся катастрофы и рефлекторно остановилась. Легкий шелк скользнул по бедрам и трусики парашютиком осели на асфальт.
Ничего не видя и не слыша от ужаса и стыда, Гелька деревянно переступила ногами через коварную тряпочку и, не оборачиваясь, двинулась дальше. Ноги не повиновались, сердце захлебывалось в жаркой судороге внезапного позора. Не помня себя, бедняжка спустилась с моста и в полной прострации – скорее от проклятого места – устремилась к бульвару, где у бронзового оленя её давно поджидал Анатолий.
Экономист нервничал. Крутой подбородок и полные резкого рисунка губы выдавали волевую страстную натуру. Долговязый, худой, как дядя Степа, он в нетерпении смолил одну сигарету за другой.  Заприметив его издали, Гелька остановилась и, глубоко дыша, попыталась успокоиться. В конце концов, что случилось, то случилось, но если взять себя в руки, никто ни о чем не узнает. «А без трусиков-то, оказывается, не так уж и плохо!» – с изумлением отметила она и, придав лицу радостное выражение, направилась к кавалеру.
Тот культурно кинул бычок в урну, чуть встряхнул букет хризантем и, любуясь ладной фигуркой девушки, пошел к ней. Брови его приподнялись, глаза возбужденно блестели, губы сложились в довольную улыбку.
Стройная, гибкая, в лазоревых переливах крепдешина и торжествующем обаянии юности Геля была исключительно хороша.
– Девушка, девушка! – раздался вдруг чей-то басок.
Гелька оглянулась и поперхнулась: размахивая газетным свертком, её догонял тот самый парень с моста.
– Господи! – мгновенно вспотев, она затравленно съежилась.
Спереди приближался Анатолий, сзади нагонял черноволосый приставала.
– Девушка, постойте! – взывал он. – Вы забыли!
– Отстаньте! Ничего я не забывала! – в отчаянии прошипела Ангелина и тут же, повернув голову, заулыбалась Анатолию – привет!
– Что за тип? – ревниво глядя за её спину, рыкнул тот.
– Ах, я не знаю его, не знаю!
– Тебе чего, паря!?
– Да так, она кое - что забыла, – кивнул на пакет «паря».
– Это не мое! Толя, пойдем!
– Подержи-ка…
Анатолий сунул ей цветы и резким движением выдернул сверток из рук оторопевшего от неожиданного наскока парня.
– Отдай! – взвилась Гелька.
– А, так это все же твое! Посмотрим… – Он разорвал газету и выудил на свет голубой лоскут. Растянув его пальцами, он брезгливо пялился на трусики. – Что за черт?!
Шея его побагровела, рот приоткрылся, лицо пошло пятнами и гадливо скривилось.
– Забыла, да? Забыла!!! Дрянь, шлюха подзаборная! – припечатал он, яростно швырнул в неё трусиками и, скрипя зубами, кинулся прочь.
Ни за что оскорбленная, пунцовая от унижения, Гелька едва держалась на ногах.
– Да не расстраивайтесь вы так, – тронул её за плечо виновник скандала.
– Ах ты, гад! – фальцетом взвизгнула Ангелина и, откуда только силы взялись, с размаху огрела его сумочкой по голове. Замочек не выдержал, сумочка распахнулась, во все стороны брызнула разная дамская мелочь.
– Получай, получай! – в бешеном запале лупила Гелька.
Охнув, парень присел и прикрыл голову руками.
– На тебе, на!
В ход пошел букет…

– Все могут короли, все могут короли… – Светка вдохновенно тасовала карты. Колода протрещала в последний раз и глянцевые прямоугольнички веером легли на стол. Пузатый туз пик соседствовал с восьмеркой бубей, червовая дама прильнула к крестовому королю.
– Интересно, инте…
Дверь отворилась. Растрепанные волосы, шальные глаза, в одной руке истерзанная сумочка, в другой какой-то облезлый веник – на пороге возникла Ангелина. Небрежно сбросив туфли, откинув сумку, она молча прошлепала к кровати, села и замерла.
Светка подобрала с пола лысую цветочную головку.
– Кажется, это были хризантемы.
– Они самые, – меланхолично подтвердила Гелька и вдруг всхлипнула: ой, Света!
Пронзенная страшной догадкой, Светка покачнулась.
– Что? Что эта тварь с тобой сделала?! Подонок!
Её заколотило. Ноздри гневно раздулись, уши запылали. Дрожа всем телом, она встала перед подругой.
– Гелюшка, нужно вызвать милицию.
– Милицию? – удивленно протянула та. – Ты не понимаешь! Это я его чуть не убила!
– Анатолия?!
– Нет, того дурака!
– ?!
Представить грациозную Гелю убийцей было невозможно. Чумея, Светка беззвучно плямкала губами.
– Да ты о чем подумала?! Во дурная! Слушай, ты не поверишь!
– Ой, батюшки, умираю! – прослезившись, тряслась от хохота Светка. – Так прямо и треснула?
– Ага! Я просто озверела! Помаду жалко. Мне её мама из Москвы привезла. Да и тушь не плохая была. В кошельке – одни копейки, пудреница старая, бог с ней. Я его как хрястну – все и вылетело.
– Представляю! А Толя – хорош гусь!
– Чуть-чуть – и он бы меня придушил! А такой был всегда вежливый. Урод…
– Вот тебе и счастливое число! Так опозориться!
– Гелька, там к тебе пришли! – сунулась в комнату соседка.
– Господи, наверно Анатолий!
– Хочешь, я схожу?
– Нет, я сама!
Закипая гневом, она спустилась вниз. Вахтерша, грузная неопрятная старуха, удостоенная за сварливость и желчный нрав прозвища Пентагон, ужалила её поверх очков линялыми зрачками и снова уткнулась в спицы. Анатолия не было. Гелька хмыкнула, крутнулась обратно и тут заметила излупцованного ею парня. Не решаясь окликнуть её, он смущенно переминался с ноги на ногу.
«А он ничего, симпампуля», – растеряв воинственность, чувствуя, что заливается краской, она сдвинула брови:
– Чего тебе еще?
– Вот, – с покаянным видом опустил он карие в длиннющих ресницах глаза и протянул её студенческий билет, кошелек и тюбик с помадой. – Пудреница, увы, разбилась. Может, пора познакомиться? Вас Ангелиной зовут, а я Август.
– Очень приятно! – неожиданно для себя пролепетала Гелька.

В марте они расписались. На годовщину свадьбы он подарил ей цепочку с подвеской в виде букетика из семи хризантем и нарядные голубые трусики.
Subscribe
promo otrageniya april 14, 2019 06:25 69
Buy for 40 tokens
Привет всем участникам Отражений и нашим гостям! С настоящего момента вступают в силу изменения в правила, поэтому прошу авторов ознакомиться с нижеследующим. 1. Каждый участник может опубликовать один пост в день. Чтобы иметь возможность публиковать до трех тем в день, участник должен соблюсти…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments