Микола Борисів (mykolaborysiv) wrote in otrageniya,
Микола Борисів
mykolaborysiv
otrageniya

Categories:

О „русских казаках“ в Германии. И о войне.

Однажды, на главной торговой улице ганзейского города Росток в Германии, довелось мне увидеть картину, которая вызвала и жалость, и стыд одновременно. А заодно подтолкнула к некоторым размышлениям о так называемой „советской культуре“, из которой все мы вышли…

* * *

Среди городского шума вдруг донеслись странно знакомые и удивительно неуместные звуки. Звучала песня из так называемого „революционного“ репертуара – „По долинам и по взгорьям.“ Подошли ближе. Стоят три уже очень немолодых мужика в „казацкой“ форме, в сапогах и кителях с погонами, и под баян громко поют эту песню. Хорошо поют, нужно сказать, видно, что профессионалы. Песня звучит воинственно, гордо, певцы всем своим видом излучают уверенность и непобедимость, которая в общем-то плохо вяжется с общей атмосферой улицы, праздничной и расслабленной. Не спеша, прогулочным шагом идут по улице люди, многие с мороженным в руке, с любопытством смотрят в витрины магазинов, откуда выходят довольные покупками женщины. Через каждые несколько метров открытые кафе, за столиками расслаблено потягивают пиво уверенные в себе мужчины и пьют кофе улыбчивые симпатичные женщины. Рядом красивый открытый фонтан, в котором со смехом играют дети. И песня: „...чтобы с боем взять Приморье, белой армии оплот“. А на земле, прямо перед воинственными „русскими казаками“, всегда готовыми показать миру „кузькину мать“ и даже песнями об этом напоминающими, стоит корзинка для денег. Немцы - народ нескупой в этих делах, охотно бросают монетки. Чаще деткам поручают бросить. Певец, стоящий по центру (главный, судя по виду и голосу), грозно сдвинувший брови для убедительности, с царственным величием кивает в благодарность, не снижая тона песни. На секунду показалось даже, что эта его профессиональная грозность не такая уж и напускная, что он с ненавистью смотрит на слушателей. Даже короткого взгляда в его глаза хватало, чтобы в это его чувство поверить. Тем более, что его легко понять. Он всю жизнь прожил в мифах (а как же иначе? ведь на сцене певец, как и актёр, должен вживаться в образ), и эти мифы заменили ему реальность. И теперь, хотя бы краем сознания, он и сам понимает абсурдность своего пения здесь, в Европе. Он знает, что европейцы любят русские песни, охотно платят певцам, и просто зарабатывает на жизнь тем, что умеет. Проблема лишь в том, что умеет он лишь то, что имело своё почётное место лишь в советские времена.

А за этими „русскими казаками“ в Германии, поющими за деньги на улицах, просматривается и другой вопрос: как получилось, что так много людей живут мифами? Ведь это действительно не праздный вопрос. Вспомним, какие баталии в прессе регулярно разворачиваются с приближением очередного 9-го мая, сколько возмущения звучит по поводу „украденного“ праздника и сколько обиды выплёскивается у людей из души. И почему в советском обществе военная тема стала буквально стержнем искусства и даже стержнем жизни, так и не исчезнувшим на постсоветском пространстве (а в России даже укрепившимся) и после развала Союза?

В советские времена было создано некое псевдоискусство, которое базировалось лишь на воспевании военных и революционных подвигов. И нужно сказать, кое в чём это искусство достигло настоящих вершин. Вспомним, как цепляли за душу такие песенные шедевры как „Тёмная ночь“, „Соловьи“, и некоторые другие. За долгие годы реальные воспоминания о той страшной войне как о чём-то чудовищном и недопустимом странным образом трансформировались в гордое чувство сопричастности к чему-то необычайно великому. Многие, по праву гордясь той победой, как бы потеряли смысл жизни без той войны. Они хоть и не вспоминают о ней ежечасно, а всё-таки живут с мыслью, что это и было главным в их жизни. И не их вина, что так произошло. Жизнь у них украли и подменили искусственным мифом коммунисты, которые тщательно культивировали эту мифологию, вешая медальки на грудь стареющим ветеранам.

Ещё одна проблема в том, что это военное псевдоискусство с мифологизацией как целью вытеснило и даже убило настоящий фольклор. Военная тематика, непрерывно пропагандировавшаяся с экранов и сцены, заменила многим людям реальную культуру, реальные народные песни. И „русские казаки“, поющие на улицах, искренне уверены, что поют они русские народные песни...

Кроме нас, ни один народ, ни победители, ни побеждённые, не живут так долго войной в душе. Даже победители хотят забыть страшные дни войны. Но у нас чем дальше от войны, тем ярче воспоминания, тем почётнее участие в ней. Не говоря уже о том, что к ветеранам войны причисляют уже даже ветеранов МВД, служивших в охране лагерей, а также участников послевоенных операций по зачистке „освобождённых территорий“ от „враждебных элементов“... (Для справки: в европейских странах тоже есть ветераны. Но не все они равноправны. Они жёстко разделены на различные категории, и наивысшая – это прямое участие в боях. И никакой полковник тыловой службы никогда не получит наивысшей категории ветерана, которую имеют рядовые солдаты, прошедшие через окопы и бои.)

Война, какая бы она ни была, это жестокая необходимость рисковать своей жизнью и убивать других. И я никогда не смогу признать солдатский подвиг во второй мировой выше и почётнее, чем, к примеру, такой же подвиг в Афганистане. Более того, я утверждаю, что в той войне, с 41-го по 45-й, солдатам было намного легче, чем их сыновьям и внукам в Афгане и той же Чечне. Ведь то была Отечественная Война, и даже мировая, которая разделила мир на своих и чужих, на союзников и врагов. И любая смерть была ненапрасной, каждый солдат знал, что он защищает не только абстрактную Родину, но и свой дом и своих родных. А в Афгане и Чечне воевали вовсе не за свою Родину. И главным для мальчишки, который умирал далеко от родной земли, было ощущение незаслуженности его страданий и смерти. Вряд ли он думал под бешенным огнём моджахедов о целях и виновниках той войны, он думал лишь о том, как выжить. И ещё был важным совсем посторонний момент: не выглядеть в бою трусом в глазах товарищей. Этакая мальчишеская бравада, стоившая многим жизни... Но всё же и другой вопрос возникал, чудовищно мучительный и бьющий по нервам: почему именно он погибает, именно он, а не другие, которые в этот момент сидят где-то далеко с девчонками в барах и слушают музыку?...

Обратите внимание: СССР воевал в Афганистане в два с половиной раза дольше, чем против Германии. Почти десять лет шли из Афгана цинковые гробы. И только благодаря воле Горбачёва это преступление было остановлено (хотя было уже поздно: агрессия СССР уже запустилa маховик исламизма, который неизвестно когда остановится и остановится ли...). Но афганский песенный фольклор не стал и не сможет стать массовым. Хотя бы по той причине, что сами солдаты не считают ту войну подвигом. Каждый солдатский и офицерский подвиг признаётся как персональный подвиг в отдельности, однако вся война при этом признаётся преступной. И то же самое с чеченской войной. Не будут о ней петь.

Я хочу надеяться, что народ выздоровеет от войны в голове и станет воспринимать мир иначе, не через призму возможного конфликта, а все другие народы будут восприниматься не как потенциальные противники, а как партнёры и соседи, с которыми нужно просто жить в мире. Я уверен, что в нормальном обществе воинственные песни должны восприниматься как признак душевного нездоровья, а вовсе не как способ поднятия духа. Те, кто пытается жить войной и военной романтикой, живут не в 21-м веке, а в этаком духовном средневековье. Мир давно уже стал настолько маленьким и хрупким, что эти средневековые монстрики, влюблённые до потери разума в собственные победы, являются угрозой для существования мира вообще.

Вот такие вот размышления получились. Не настаиваю, что прав во всём, но если кто-то из несогласных хотя бы задумается над этими вопросами, то, значит, пишу не зря.

P.S. Это было написано довольно давно, до войны России против Украины. Тогда я не воспринимал Россию как нечто чуждое и враждебное нам, украинцам. Даже наоборот – я, русскоязычный украинец, одновременно ощущал себя таким же носителем русской культуры, как и россияне. И многие вещи, касающиеся русской культуры в целом, я принимал довольно близко к сердцу. Тогда, несмотря на все наши проблемы в отношениях, я даже поверить не смог бы, что уже в скором времени Россия вторгнется в мою страну и начнётся новая война, необъявленная, гибридная, но тем не менее ещё более безумная. Но она началась и это нужно просто принять, как факт.
Tags: Размышления
Subscribe
promo otrageniya april 14, 2019 06:25 69
Buy for 40 tokens
Привет всем участникам Отражений и нашим гостям! С настоящего момента вступают в силу изменения в правила, поэтому прошу авторов ознакомиться с нижеследующим. 1. Каждый участник может опубликовать один пост в день. Чтобы иметь возможность публиковать до трех тем в день, участник должен соблюсти…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 86 comments