Андрей (andrej_2006) wrote in otrageniya,
Андрей
andrej_2006
otrageniya

Categories:

СТРАННИК (часть 6). Окончание.

Странник уже лежал на земле, терзаемый дикими зверями, в тот момент, когда он увидел вспыхнувший свет и две маленькие, будто прозрачные, детские фигурки в нем. Стая взвыла и исчезла, исчезла совсем. Странник, ослепленный и обессиленный, просто закрыл глаза и затих. Он жадно впитывал в себя ощущения покоя.И с этим покоем возвращалась к нему и сила. Он чувствовал, как приближаются к нему дети. Или это были ангелы? Впрочем, это уже было несущественно. Яркий свет продолжал слепить его. Он видел его даже через закрытые глаза. Дети были рядом. И вот они прильнули к нему с той доверчивостью, нежностью и любовью, которую невозможно описать, можно только онеметь от ее зрения и проклясть свое непотребство. Странник так и сделал. И вот среди этого покоя любви, который он уже не мог снести, он услышал их голоса. «Папочка, милый, вставай, пожалуйста, пойдем отсюда поскорее, родной», – щебетали детки. Он доверчиво дал себя поднять, и, еще не открывая глаз, дал вести себя, как слепого. Он был в безопасности. Они выведут, выведут его на дорогу, он знал. Он обнял их и уже ни о чем не беспокоился. Они выведут его, эти два ребенка, мальчик и девочка.

Жига очнулся от сна. В комнате было темно. Темно и тихо. Только на фоне окна, еле-еле пропускающего ночной свет, нечетко была видна фигура. «Клоп», – подумал Жига, – «проснулся». И от этой мысли ему стало еще уютней и радостней. Друг оживал. Он тихо позвал его по имени. Клоп не двигался и не отвечал. Он смотрел в мутное, грязное окно, пристально и неотрывно, как будто хотел что-то там увидеть, увидеть что-то очень важное для себя, понять. Наступало утро, утро праздничного дня - пятницы. Клоп, наконец-то, повернулся и посмотрел на друга. Жига увидел бесконечно страдающее лицо, бледное в свете начинающегося утра, но и решительное в одно и то же время. Слезы текли по этому лицу, но выражение оставалось спокойным. Так выглядит человек сильный и непоколебимый, так выглядит человек, который способен творить чудеса. Так выглядит покаяние. Клоп заговорил. Тихо и спокойно. «Жига, милый, собирайся, нам пора на праздник».

Они шли по улице, стремившейся на дворцовую площадь, и по пути им встречалось множество людей – людей опустившихся, озверевших, доведенных до отчаянья и сумасшествия, отвратительных и видом, и одеждой, погрязших в мерзости и унынии, отгоняющих это уныние только спиртным и плотскими утехами, стараясь успокоить ненасытные тела, которые зверствовали все больше и больше и превращали людей в покорных животных. Но это были люди. Люди, страдающие и ждущие милосердия, но по своей природе не способные его принять. А лишь дико и с отвращением способные это милосердие попирать и уничтожать, с удивительною последовательностью и настойчивостью. Люди, стремящиеся все уничтожить, генетические самоубийцы. Деревья росли на улице, прямо на глазах, корчевщики не успевали, как всегда в пятницу. На глазах
вытягивались, плоды на деревьях сразу созревали и тут же сгнивали, как только кто-нибудь хотел их сорвать. Темнота дня была неестественная, солнце вроде светило, всходя на западе, в полную мощь, но ни тепла, ни света от него почему-то не доходило до Земли. Плесени на домах почему-то не было, зато с городского кладбища тянулась длинная вереница мертвых, которые под тяжестью своих гробов уходили из города. Медленно, очень медленно. Никого это не удивляло и не пугало, люди праздновали пятницу. И за каждым поворотом, за каждым домом, за каждым камнем, изгородью таились и ждали страшные в своей отвратительности звери. Впрочем, может, их видели только наших два друга, а для других они не были заметны. Да и как тут заметишь, если все уже изрядно напились и, кроме бутылки, ничего не видели и думали соответственно только ее, родимую.

Праздник шел, и лица людей, явно стали напоминать морды этих самых прятавшихся зверей. Стали как близнецы, и уже невозможно было отличить, где человек, а где зверь. Друзья прибыли на площадь как раз в момент окончания «службы» и прибытия короля. Жига все время шел рядом с Клопом, который молчал, и заботливо, беспокойно глядел на него. Клоп, спокойно занял свое обычное место у ворот дворца и так же спокойно последовал за беснующейся толпой к месту казни. Они были на горе. Да какая там гора, так холмик, крестоносца только что забили до смерти камнями и все внимание народа,
переключилось на короля. Крест, хоть, по-видимому, был и тяжел, но чуть больше человеческого роста. Король был спокоен и не глядел на толпу, а только молился. Клоп с Жигой пробрались поближе и оказались в первых рядах. Между ними и королем была только вооруженная охрана, несколько метров. Король молчал, когда его распинали, молчал, когда вместе с ним устанавливали крест в земле. Он терпел; терпел и молился. Клоп не слышал ни улюлюканья толпы, ни воя диких зверей из ближайшего леса, ни крика воронов. Не чувствовал кровавого дождя, ни темноты, навалившейся на город.
Он смотрел на короля. Не заметил процедуры «избрания» нового короля и крестоносца. Собственно, процедуры как таковой и не было, просто в образовавшемся проходе меж толпой появились два человека, призраками скользнувшие и вставшие по обе стороны от распятого. Откуда они взялись в очередной раз, никто не знал, да никого это и не интересовало. Он ничего не видел, кроме короля. И тут их взгляды встретились. Клоп прочел по губам распятого: «Дерзай, чадо, именем Спасителя». Клоп не стал ждать, он повернулся и быстро пошел в сторону леса, прочь от города. Жига шел за другом. Они расстались скоро. «Жига, милый, у меня есть маленькое дельце, тебе надо чуть-чуть подождать моего возвращения. Я дам тебе знать. Прости», – и Клоп поклонился другу в ноги. Жига сделал то же самое, и они расстались. Расстались, чтобы встретиться через целую вечность.

Странник стоял на дороге и был опять один. Нет, не совсем один. В руках он держал посох, рядом порхала сова, норовя влезть в его сердце. Странник грустно улыбался. Посох льнул к нему и заигрывал. Сова, просилась внутрь. Он, мотнул головой, как бы стряхивая наваждение, и решительно забросил посох в траву, далеко-далеко. Сова вскрикнула и исчезла. Он был полон сил и решительности, и он все вспомнил. И вспомнив все, он зашагал навстречу городу, виднеющемуся за деревьями леса. Он вспомнил, как совершил ужасный грех, убийство своих детей, он вспомнил свое странное имя, свою дикую и унылую жизнь в этом городе. Он вспомнил годы своей жизни среди христиан в стране далече, он вспомнил войны, страшные войны за веру, за Христа, смерть друзей-героев, потерю и предательства любимых, казалось, женщин, он вспомнил, как толпа вознесла его на трон, как великого полководца, и как та же толпа скинула его с трона и топтала. Он вспомнил монастырь, вспомнил поучение великого жителя монастыря, вспомнил Бога, который взял и поместил его на эту вот дорогу, на которой он так долго был, как белка в колесе, лишая сам себя памяти, пока не перестал совершать одну и ту же ошибку. Пока не отказался от своих сил. Вспомнил своего друга и крестоносца Жигу, который – он точно теперь знал – ждал его на опушке около леса. Он вспомнил свой долг. Он вспомнил, что он – Король. И вспомнив все это, он ускорил шаг, видя как, небо начинает чернеть, и услышал рев толпы. «Распни Его, Распни». Он шел в последний свой бой и знал, что победит. Потому, что ОН - ПОБЕДИТЕЛЬ. А по следам его шла Стая.
Tags: andrej_2006
Subscribe
promo otrageniya april 14, 2019 06:25 69
Buy for 40 tokens
Привет всем участникам Отражений и нашим гостям! С настоящего момента вступают в силу изменения в правила, поэтому прошу авторов ознакомиться с нижеследующим. 1. Каждый участник может опубликовать один пост в день. Чтобы иметь возможность публиковать до трех тем в день, участник должен соблюсти…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments