Андрей (andrej_2006) wrote in otrageniya,
Андрей
andrej_2006
otrageniya

Categories:

СТРАННИК (часть 4)

Он знал еще одно. Стая приближается. И знал, что как бы он ни спешил, она, стая, все равно когда-нибудь нагонит его. И что бой все равно будет, будет вой, кровь.… И он знал, что победит. Он принимал вызов. И он точно знал, что еще не время, еще не время для решительного боя, что это потом – потом, когда он доберется до конца дороги. Там, там все решится. Он ускорил темп. Плащ развивался за ним черными крыльями, сова сидела на его плече притихшая, ручная совсем, а по следу за ним шла стая – стая безжалостных убийц – и эта стая догоняла его… Дорога сделала сильный изгиб и пошла под уклон. Странник заложил вираж и остановился. Дорога кончилась. То есть дороги просто не было. А на ее месте зияла мгла: мгла более непроницаемая, чем ночь на Земле, и абсолютно бесконечная, и не живая. И в этой мгле что-то было, еще более черное и ужасное, и оно было рядом, оно не приближалось, оно просто чего-то ждало. Странник понял – это Стая. И тут же он понял: его надули, надули как ребенка. Не было никакой Стаи сзади, никто его не догонял. Просто был мираж, фантом, ловушка, что заставляла его бежать прямо в лапы врагу. Стая ждала его тут. Посох задрожал, куснул Странника, выскользнул из руки и исчез во мгле. «Чего ждет Стая?» Чего-то ждет. Он не понимал. Силы начали уходить, как песок сквозь пальцы. Странник дрогнул и попятился назад. Мгла осторожно двинулась за ним, превращаясь в открытую, беззубую бесконечную пасть. Она еще чего-то выжидала. И вдруг он понял, ЧЕГО. Свет, свет в его душе мешал
Стае. Он напряг все оставшиеся силы и шагнул навстречу мгле, пытаясь уничтожить ее, стереть, открыть путь дороге. Удар в сердце был неожиданный и парализовал Странника моментально. Сова, сова, которую он пригрел, пустил в себя, долбила и рвала его сердце, рвала в клочья его душу, безжалостно, с лютой гримасой, и методично. Да и не сова это уже была, а лютый зверь с жуткими клыками и огромными когтями, острыми как бритва, один из Стаи, «троянский конь». «Все, конец», – подумал Странник, и тьма накрыла, поглотила его целиком.

Мир складывался по кусочкам, сразу же наваливаясь, принося боль, тошноту. Клоп не хотел открывать глаза, вообще не хотел жить. Душу жгли злоба и раздражение. За окном лавки визжала женщина. И этот визг, по-видимому, и разбудил уважаемого Клопа. Он поморщился. Во рту было сухо и гадко, язык распух и не вмещался в рот. Дышать было тяжело, голова трещала, все его тучное тело била нервная дрожь по телу резали бритвы. Наконец-то, собравшись с силами, Клоп открыл глаза, вернее ему показалось, что он это сделал, так как открыть он их не смог по причине того, что они опухли вследствие наличия синяков, и приходилось смотреть на мир только через узенькие щелочки. «Ну, так оно так-то и лучше», – подумал Клоп и закряхтел. К визгу женщины присоединился еще такой же визгливый голос, но более низкий, тоже женский. «Да ведь они просто, это, так разговаривают», – подумалось Клопу. «Да когда же это все кончится?» – задал сам себе вопрос Клоп и тут же сам себе и ответил, что мол, никогда не кончится. И на этом он, успокоившись, стал натягивать на себя штаны и рубаху. Ища по пути взглядом бутылку сивухи и куда-то задевавшийся левый носок. Было ему совсем хреново и, пытаясь вспомнить чего-нибудь хорошее, он вспомнил о Жиге. И тут же вспомнил о вчерашнем вечере, ну, в смысле, как он завершился. А завершился он, сами понимаете, не очень хорошо, прямо скажем, мордобоем завершился.

Помнил Клоп, что почему-то вместо того, чтоб отправиться прямо домой с площади, после праздника, их с Жигой понесло по городским кабакам и остальным злачным притонам. Изрядно покуролесив по городу, обойдя, все забегаловки, и перещупав, всех баб в округе они, в конце концов, и оказались у дома уважаемого Крена, где попытались продолжить веселье, вломившись туда и отколошматив беспричинно вот этого самого уважаемого Крена, вместе с их «заблудившимися» женами. В конце концов, челядь уважаемого тоже поколотила друзей и вышвырнула их самих на улицу. Причин Клоп и оправдания, соответственно, такому своему поведению, явно неприличному, как ни искал, не находил. Что в свою очередь повергло его еще в большее уныние и замешательство. И еще, еще был какой-то провал в памяти, какое-то событие, которое произошло уже после того, как они вдвоем с Жигой покинули дом многоуважаемого Крена. Память предательски отказывала, а внутри это «белое пятно» отзывалось чувством тревоги, может, даже ужаса, и ... стыда. Впрочем, тут ему попалась на глаза бутылка сивухи, чуть только початая. И опорожнив ее больше чем наполовину, несколькими глотками, Клоп окончательно забыл о своем ночном приключении, приосанился и, не смотря в зеркало, покинул свою лавку, устремясь на поиски Жиги, что, собственно, было не сложно, так как уважаемый его друг имел обыкновение в это время дня изволить кушать сивуху в одном из кабаков города.

День был солнечный и не по-осеннему теплый. Солнце все еще было в зените. Улицы были полны народу, слоняющегося без дела и почти еще трезвого, а потому праздника на лицах, сами понимаете, не доставало. Клоп медленно шел вдоль улицы, поглядывая по сторонам и здороваясь с соседями. Шумная беспорядочная очередь, состоявшая из особей женского пола, преградила ему дорогу. Он осторожно обогнул ее и пошел параллельно, невольно слушая разговоры. Очередь была в городской абортарий, над которым большими буквами было написано, что-то вроде «Зачем нам дети-дармоеды, подумайте? Самим не хватает, времена тяжелые! Все на аборты!» Последнее звучало уже окончательно, как призыв, и играло роль рекламы. Гогот по очереди шел нескончаемый, бутылки с сивухой передавались из рук в руки, опорожнялись моментально и тут же откупоривались новые. Двери абортария постоянно хлопали, и очередь шла быстро. Процедура была упрощена донельзя, и женщины вылетали из дверей абортария, еще не успев отойти от боли, кровь текла у них по ногам, а во рту они жевали плод ребенка или его части, следуя поверью, что если съесть эмбрион, то это предохраняет в последствии от повторной беременности. Примета в большинстве случаев не сбывалась, но это почему-то никого не интересовало и не тревожило. Тут же они хватались за бутылки с сивухой, и пили, обхватывая горлышко кровавыми губами. На другой стороне улицы криво висел огромный транспарант, на котором было написано как антитеза «Однополая любовь есть профилактика беременности. Мужчины и женщины – вот решение ваших проблем. Консультации, практические занятия и т. п.» Клоп рыгнул и, свернув в переулок, вошел в кабак. Жига был уже тут и явно не в себе. Он сидел абсолютно притихший у окна и тоскливо смотрел на улицу через немытое стекло. И Жига был абсолютно трезвый!!! «Жига, уважаемый, вы ли это?» – только и смог произнести ошарашенный Клоп. Жига повернул голову и посмотрел Клопу в глаза. Он плакал. Клопа затрясло, он вдруг, наконец-то вспомнил, ЧТО произошло вчера ночью.
Tags: andrej_2006
Subscribe
promo otrageniya april 14, 06:25 69
Buy for 40 tokens
Привет всем участникам Отражений и нашим гостям! С настоящего момента вступают в силу изменения в правила, поэтому прошу авторов ознакомиться с нижеследующим. 1. Каждый участник может опубликовать один пост в день. Чтобы иметь возможность публиковать до трех тем в день, участник должен соблюсти…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment