Вера Белявская (v_belyavskaya) wrote in otrageniya,
Вера Белявская
v_belyavskaya
otrageniya

Categories:

Да они же рисуют как дети! Или как понимать современное искусство...

После почти десятилетнего перерыва в 2018 году я вернулась к живописи, потому что всегда, ещё с детства, хотела стать художником, но каждый раз, достигнув нового технического уровня, бросала всё и не могла объяснить почему. «Наверное, не так уж нужно мне рисование… - звучало внутри. – Давно стала бы художником, если бы имела талант и достаточное упорство в работе». Упорство было, но, похоже, не хватало таланта, и я оставляла живопись.

Только в прошлом году я поняла, что дело было ни в таланте и даже ни в целеустремлённости… Каждый раз добиваясь успеха в реалистической манере, я испытывала ужасную тоску и разочарование и, вместо надежды, находила себя в тупике. «Что же дальше? – спрашивала я. – Красивые пейзажи, портреты на заказ, картины о жизни святых угодников или исторические темы?» Нет, это подобно медленной смерти, потому что не вызывает никаких чувств… Не трогает, не задевает.

Я просто всегда была жертвой академического художественного образования, создавшего столько правил, ненужных условностей, что для творчества и самовыражения уже не осталось места. И я помню один летний день в прошлом году, когда, сделав несколько достоверно похожих вариантов одного натюрморта, я сказала себе: «Хватит! Больше нет сил!»

Не было ни радости, ни восторга, ни вдохновения от такой живописи – только пустота. Зачем тратить много-много часов, чтобы создать фотографическую копию жизни – для этого давно придумали фотоаппарат. Нет, нужно искать что-то своё, искреннее, отзывающееся внутри, то, что заставляет чувствовать. Но надо мной словно парил призрак академизма, который жестоко и угрожающе шептал: «Ты не художник, если не делаешь как в жизни! Кому это нужно?» «Ну и хорошо! Можешь лишить меня драгоценного звания, – отвечала я, – всё равно буду делать то, что хочу, а не то, что должна!» Этот момент выбора самый тяжёлый для художника, потому что страх быть отвергнутым, непонятым никогда не отпускает – зрители и «мэтры» только и ждут, чтобы растерзать осмелевших отступников, высмеять их, обозвав бездарными, а их работы – мазнёй.

В следующее миг я вздохнула свободнее и решила делать то, чего никогда не позволяла себе раньше: рисовать как ребёнок, выражать настроение без сходства, символически, упрощённо, абстрактно, искать не предметность, а эмоции – и тогда вдруг померкли мои прежние кумиры (Моне, Ренуар, Коровин, Ге, Репин, Левитан), и впервые я смогла увидеть других: Матисса, Пикассо, Клее, Поллока, Ротко, Баскиата, Хокни – чьи картины приводили меня в восторг и побуждали жить. Живопись уже никогда не будет прежней! Я поняла, что могу ценить мастеров прошлого, но следовать за ними – всё равно, что восхищаться старинными костюмами – они прекрасны, в них можно черпать вдохновение, но носить сегодня – уже нет. Изменилось искусство, появилось столько новых материалов, техник, точек зрения, что больше невозможно держаться за устоявшееся и когда-то единственно возможное.

Я решила экспериментировать, попробовать как можно больше, чтобы понять, что же моё, кем я могу стать как художник. Однажды полученные знания: композиция, цвет, пропорции, перспектива – навсегда со мной, но как использовать их – это и будет моим собственным.

Каждый день я стала давать себе задания: изучать работы новых любимых художников, но не чтобы перенять их приёмы, а чтобы понять, как они думали, как переводили свои чувства на холст или бумагу, как меняли видимый мир, как использовали фантазию; я стала делать абстрактные композиции настроений (этим теперь начинается каждый мой день), рисовать по памяти и воображению, без натуры, сознательно совершать ошибки, чтобы анализировать их и учиться. Раньше на ошибку вообще не было права: в художественных школах всегда хотели получить «готовый продукт», но ученику нужен не вымученный шедевр, а практика, постоянная и разная.

Новый свой день, на прошлой неделе, я начала с абстракции настроения. Мне было тревожно, и от того холст быстро покрылся дрожащими и рваными чёрными, бардовыми и синими линиями. «Повторяешь за Поллоком?» – злобно прозвучало в голове. Но это было не так – ни технически, ни по сути. Единственное, что роднило меня с Поллоком – это ощущение гнетущей тревоги, когда она, наподобие резких мазков, заполняет собой всё – у нее нет исходной точки, нет направления – она везде и от того, абстракция кажется лишённой зрительного центра. Я не знаю пока, что думаю об этой картине, нравится ли она мне, но как упражнение это было полезно. После я посмотрела работы двух, разных по технике, но близких в своей детской искренности, художников: Баскиата и Лаури. Разных ещё и в скорости написания и размере картин, их несправедливо называют примитивными. Впитав как можно больше, я закрыла книги и написала ещё две картины, где первоначально хотела использовать некоторые понравившиеся приёмы. Первая, снова абстрактная, картина вышла «недоКандинским», а вторая – «фальшивым детским пейзажем». Что же было не так, чёрт возьми?

Моё образование – вот что! Я не могла освободиться от необходимости «класть» плоскость в перспективе, делать продуманные линии, вместо интуитивных, не могла уйти от пропорций и сходства даже с воображаемой натурой, я застряла в них. Я не могла, как Лаури, рисовать «спичечных человечков» или, как Баскиат, забыть о силе тяжести. И я заплакала – ощутила себя беспомощной и, точно в тюрьме, из которой неизвестно когда смогла бы вырваться.

И тогда я горестно усмехнулась, вспомнив слова недоумевающих зрителей о Матиссе, Пикассо и Баскиате: «Да они же рисуют как дети!» Раньше я бы яростно спорила с ними, пытаясь переубедить. Но моя уверенность всегда была ненастоящей, непроверенной, а в тот вечер, после упражнений, я поняла: чтобы «смочь так, как они» нужно вылезти из шкуры. И все, кто раньше рассуждали о бездарности современных художников, просто не знали, о чём говорили, потому что никогда не рисовали сами, не пытались открыть своё восприятие чему-то новому. У них никак не получалось забыть о фотографическом сходстве и допустить, что живопись бывает другой и разной.

Мне стало легче… Больше не нужно было спорить – я нашла свою правду и не хотела уже никому её навязывать.

Tags: Искусство, Человек
Subscribe
promo otrageniya april 14, 06:25 69
Buy for 40 tokens
Привет всем участникам Отражений и нашим гостям! С настоящего момента вступают в силу изменения в правила, поэтому прошу авторов ознакомиться с нижеследующим. 1. Каждый участник может опубликовать один пост в день. Чтобы иметь возможность публиковать до трех тем в день, участник должен соблюсти…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 38 comments