ti9m (ti9m) wrote in otrageniya,
ti9m
ti9m
otrageniya

Клад



Виктор Спиридонович дедушка статный. При росте свыше двух метров, я бы сказал, видный. А уж какой осанистый. И на дамочек самое благоприятное впечатление оказывает. Правда немного трусоват. Я это понял в первый же день нашего знакомства, когда он за мной с топором бегал. Никакого кровопролития не затевалось, не тревожьтесь, это он так, в игривых чувствах. Присев как-то на случайную лавочку отдохнуть, я, утомленный дорогой, топор рядом обнаружил. А на самой лавочке карандашик с блокнотом лежал. Канцелярский прибор выглядел неухоженным, и мне вдруг подумалось, что неплохо бы его подточить о лезвие топора. Хозяин топора быстро раскрылся, выхватил орудие и попытался воткнуть мне его в голову со словами, что я ему топор карандашом испортил. Думаете шутка? А вот и нет. Виктор Спиридонович вам прочно доказал бы, что графит садит лезвие топора как ничто другое. Да и сам топор непростым оказался. Сакральным. Перешедшим ему от отца, а тому от деда. И вся эта инструментальная мистерия была преисполнена торжеством обряда и пронизана какой-то семейной тайной. Топор считался, как бы, идеально рукоимным и заключал в себе возможность постройки дома исключительно при помощи его одного. По словам Виктора Спиридоновича, в пропорциях топора таились все необходимые размеры. Когда же слова начинали припахивать спиртами, то реликвия возрастала в цене настолько, что заключала в себе уже вообще всю высшую математику. Позже я выяснил, что это был обычный советский топор, но сообщать факт хозяину не стал. Всё равно б не поверил.

Купив несколько лет тому назад дачный домик, я открыл для себя удивительный мир вокруг. Рожденный городом и напитанный урбанизмом я оказался посреди природы и провалился в её тишину. Я обнаружил по соседству непривычный для себя быт, заключенный в традицию. Окутанный ветошью старины. Люди, которые знали про бурлаков больше, чем про компьютер, вызывали у меня разногласия с действительностью, но заходили мне в душу, будили внимание, интерес. Вблизи современных гипермаркетов и торговых центров из стекла и бетона существовали церквушки староверов, поросшие мхом скиты древних стяжателей духа, шурфы для выемки золота и много житейского шёпота вокруг этой неизжитой старины. Перед глазами как будто ожили картинки из русских сказок. Косые крыши, завалившиеся на бок избушки, тропинки свозь дремучие леса, мосточки через речки и прудки, бревенчатые переправы через гать. Во всём ощущалась какая-то былинность и родственная близость.

Изучая окрестности, я случайным образом познакомился в одном из посёлков с парочкой закадычных друзей. Представленным выше Виктором Спиридоновичем и его корешом Борис Николаечем. Весь досуг этих стариков был подчинен двум смыслам существования, которые удачно меж собой сочетались, стремились друг к другу и сошлись-таки клином в их жизни – это рыбачить и пить водку. В половину своего досуга старички были всё-таки весьма сердиты и ворчливы, потому что рыбалка в тёплой лунке омрачала сама себя отсутствием безграничных материальных возможностей. Денег у дедушек не было никогда. Возможность реализовать пузырек требовала от них гигантских умственных усилий. И на восьмом десятке лет они немало изумляли меня злонамеренностью ума и изощренностью стратегического мышления. Однако раз в неделю у них имелся интеллектуальный выходной. В этот день у Бориса Николаевича ломался телевизор. Саботаж устраивал сам дедок, разлаживая переходник на кабеле. Бабушка по сценарию огорчалась и признавала, что надо бы приглашать мастера. В роли мастера выступал Сприридоныч. Он с умным видом ковырял отверткой, пока бабуля готовила пол-литра благодарности.

В один из дней я застал старичков в жарком споре. Оказалось, что дедушки нашли клад, и судя по их сорванным до хрипа голосам, они не шутили. Когда эмоции утихли, мне удалось узнать про некого атамана Оржаникова, который был центральной фигурой местной легенды о зарытом кладе. Любой в этом поселке от мало до велика знал эту историю наизусть, потому что во многом она была правдивой. Справившись чуть позже про этого атамана в краеведческом отделе, я убедился в действительном существовании этого персонажа. В поселке можно было без труда найти старожил, чьи отцы знавали атамана лично. По легенде, атаман неплохо разбогател и, как водится, зарыл все свои сокровища где-то поблизости. Далее старички рассказали мне следующее. Что вчера днем они крепко выпили и незнамо зачем шатались по лесу в избытке благодушных чувств. Бесцельная прогулка оборвалась находкой железного люка. Наличие под ним клада не вызывало у стариков никакого сомнения. В этом месте я попробовал высказать осторожные подозрения, но они сконфузили меня уничижительным взглядом и логично спросили: а на кой хрен в лесу люк делать? Действительно. Открыть люк они так и не смогли, хотя пытались зверски. Пришлось идти домой за инструментом. Сходили, но обратной дороги к люку уже не нашли. Искали до самой ночи, но тщетно. Расстроились. Рассорились. И сидели сейчас выясняли кто виноват?

Атаман Оржаников пользовался в этом поселке особым уважением лишь потому, что сам поселок находился ближе остальных к его становищу. Обитал он в местном логу, который спустя годы даже прозвали в его честь. Старики на пальцах показали дорогу, предупредив, что лог очень протяжный и кончается круглым оврагом – там дескать и обособился атаман. Заинтригованный историей в целом и кладом в частности, я решил сходить поискать. Набрал бутербродов и погожим осенним деньком отправился в гости к атаману.

Идти пришлось довольно долго. Густой хвойный лес сменился чистым березовым, в котором я не без труда и отыскал начало лога. Овраг оказался удивительно длинным, в несколько километров, и становился только глубже. Всё вокруг застила листва, а солнце, будто разлившись, наполняло пространство видимым теплом. Скоро лес снова начал тяжелеть. Края оврага становились скалистыми, обнажая каменные ребра. Ущелье сделало крутой поворот, и я вышел к лагерю атамана. Это был уже не овраг, а впечатляющий горный провал в форме буквы «О» с каменистым островом в середине. Я замер, наслаждаясь зрелищем. Воображение само принялось дорисовывать картину. Овраг наполнился лошадьми, постройками, голосами людей и запахом костра. На какое-то мгновение вся эта игра воображения показалась мне настолько живой, что превратилась как будто бы в воспоминание из прошлой жизни. И это было волнительно.

Клада я так и не нашёл. Но, возвращаясь домой, у меня не шли из головы два моих новых заскорузлых друга и их безусловная уверенность, что под люком находился именно клад. За внешней формой солидных стариков, прятались два восьмилетних пацана, умеющих найти себе приключений на задницу и на восьмом десятке лет. Мне стало ясным, что свой клад они нашли уже давно. И он подороже будет, чем сокровища атамана.
Subscribe
promo otrageniya апрель 14, 06:25 67
Buy for 40 tokens
Привет всем участникам Отражений и нашим гостям! С настоящего момента вступают в силу изменения в правила, поэтому прошу авторов ознакомиться с нижеследующим. 1. Каждый участник может опубликовать один пост в день. Чтобы иметь возможность публиковать до трех тем в день, участник должен соблюсти…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments