Элла Гор (cherry_20003) wrote in otrageniya,
Элла Гор
cherry_20003
otrageniya

Category:

Предательство богов


          Главный римский стратег и диктатор Марк Фурий Камилл тяжело вздохнул и протер бритую голову платком, смоченным в холодном отваре розмарина. Все его командиры покинули шатер и теперь направлялись к своим полкам с указаниями и планами осады непокорного города. Завтра предстояла решающая битва, и если она будет им проиграна, то избравшие его граждане Рима взбунтуются, и, одному Юпитеру известно, чем это все кончится.  Осада этрусского города Вейи шла уже десятый год, и терпение римского народа  подходило к концу. Казна стремительно пустела.
   Оставшись один, он откинул полог и кому-то кивнул. Тут же в шатер с заднего входа тайно вошли жрецы с курениями и жертвенными атрибутами. Готовился обряд. Как брать город, который явно защищают боги? Не будь их сверхъестественной помощи, разве могли бы этруски держать оборону целых десять лет? Это против-то римских центурий? Нет, тут явно покровительство богов. Стало быть, их боги должны быть на нашей стороне.  Лазутчики  подкупили одного вейского жреца по имени Порсена, и тот за два таланта римского серебра и гарантию сохранения жизни (о, наивный!) назвал-таки тайное имя покровительницы Вей.
     Итак, следовало пригласить Её оставить город, ибо римляне смелы и отважны и готовы сражаться с целыми легионами врагов, но сражаться с богами бессмысленно и чревато погибелью. Стало быть, Марк Фурий коленопреклоненно попросит богиню сменить гнев на милость и покинуть обреченный город, избрав для себя новый дом – великий Рим.
     Жрецы начали свои песнопения перед маленькой глиняной фигуркой – копией той статуи богини, что стоит в храме Вей. Продажный жрец клялся, что эта изумительная фигурка точная копия большой, храмовой – со всеми изгибами, складками и даже намеренными  изъянами, скрытыми от глаз горожан, дабы никто не мог создать и продать врагу точную копию хранительницы и защитницы города, а значит, враг не смог бы обратиться к ней напрямую и договориться. О, человеческая алчность, ты открываешь любые двери! Секрет продал тот, кто обязан был отрезать себе язык, но не выдать священную тайну. Да погубят боги его душу!

     Итак, имя стало известно. Уни. Покровительницу города этрусков звали Уни.
     Римские жрецы окуривали шатер и пели священные гимны. Диктатор откинул край тоги, опустился на колени и простер руки сначала к небу,  потом к глиняной фигурке. И запел тайное запретное  заклинание, которым вызывают богов из осажденного города.

    «Под твоим водительством, о Пифийский Аполлон, и по твоему мановению выступаю я для ниспровержения града Вейи, и даю обет пожертвовать тебе десятину добычи из него.  Молю и тебя, царица Уни, что ныне обихаживаешь Вейи: последуй за нами, победителями, в наш город, который станет скоро и твоим. Там тебя примет храм, достойный твоего величия. Если есть еще бог, если есть  еще богиня, под защитой у которых находится народ и город сей, то  вас, тех, кто принял на себя защиту этого города и народа, я  прошу, и умоляю, и добиваюсь от вас милости, чтобы вы покинули сей народ, оставили жилища, священные храмы и город, и ушли из них, и внушили этому народу, этому государству страх, ужас, беспамятство, и, выйдя из города, пришли ко мне и к моим согражданам в Рим, и чтобы наши жилища, наши священные храмы, наш город были вам весьма желанны и приятны, и чтобы вы стали предводителями и для меня, и для римского народа, и для моих воинов, чтобы мы знали и понимали будущее. В случае если вы так поступите, то я обещаю, что для вас будут устроены храмы и игры".

      Жрецы  втащили в палатку трех стреноженных черных овец. Те, предчувствуя конец, жалобно блеяли, и стража у входа в шатер диктатора недоуменно переглянулась. Жертвенным ножом овцам перерезали горло, и авгуры подступили  и раскрыли их внутренности для гадания.                А Марк Фурий продолжал.
     «Откройте мне, о боги Вейи, каким именем следует вас назвать, чтобы вы все вместе наполнили этот город  и его войско  трусостью, ужасом, страхом, и чтобы тех, кто выставит против наших полков и нашего войска щиты и копья, это войско, этих врагов и этих людей, их город, поля и тех, кто обитает в этой местности,  вы увели с собой, лишили вышнего света, и чтобы войско врагов,  их головы и жизни, обреченные на погибель и проклятые, вы взяли себе согласно тем законам, по которым всякий раз обрекались на погибель именно враги. И этих заложников я отдаю в жертву за себя, за честь и службу мою, за римский народ, войска и наши полки, чтобы вы позволили мне и моей чести и службе, римскому народу, полкам и нашему войску, тем, кто присутствует при свершении этих деяний, быть в полной сохранности. В случае если бы вы сделали это таким образом, чтобы я знал, чувствовал и понимал, то тогда, кто бы ни исполнял этот обет, где бы ни исполнял, пусть он будет по правилу исполнен жертвой трех темных овец. Тебя, мать-Земля, и тебя, Юпитер, я в том заверяю!"

       Марк Фурий Камилл коснулся руками земляного пола, призывая в свидетели   мать-3емлю. Воздел руки к небу, призывая Юпитера. И провел ладонью по забрызганной кровью шерсти овец, налагая на себя обет.
      Дело сделано. Теперь остается ждать, что ответят  боги. Жрецы склонились над овцами, а Марк Фурий, покрывшись испариной, вышел наружу и велел подать охлажденного вина. Через час жрец пригласил его войти в шатер.
      «Прогноз благоприятный, государь. Завтра боги явят свою волю. Они дали знак, что удача придет к тебе из-под земли».
       На следующий день с первым лучом солнца началась осада Вейи. Римские полки  атаковали город одновременно со всех сторон, рокотали катапульты и стенобитные орудия сотрясали древние стены . Легионеры задали такой бешенный напор, что осажденные,  едва успевая осыпать их стрелами и поливать градом камней, не заметили, как за их спинами, внутри крепостных стен словно из-под земли выросли  римские солдаты. Подкоп! Отчаянно защищая стены, они не заметили подкоп через городской колодец. Кто-то выдал чертежи города римлянам. Они еще не знали, что их предали. И не только люди. Они еще не знали, что покровительница Уни и другие боги покинули обреченный город, польстившись на сладкие обещания римлян.  Ах, боги так падки на лесть и посулы… Именно поэтому их имена, сам их вид держатся в страшном секрете от всех, чтобы никто, кроме храмовых жрецов,  не мог обратиться к ним, влить сладкий яд обещаний в уши и увести из города.
       Этруски яростно бились с римлянами  на улицах и переулках. И тут над белым городом пронесся  полный скорби крик порицательницы Велии: «О горе нам! Нас предали! Боги покинули Вейи! Будь проклят Порсена! Будь проклят Рим! Будь проклят Камилл, да покарают его  боги!». Она стояла на городской стене, разорвав на себе одежды и простирала руки к югу, куда зримые лишь ее духовными очами уносились призрачные  колесницы богов. И прекрасный белый город вмиг потускнел, словно от него отлетела  душа, и тень беды пала на его дома и колоннады и опустевшие храмы. Этрусские мечи еще вздымались над головами, и этрусские стрелы летели со стен,  но город этрусков уже пал. Его боги на золотых колесницах  во весь опор летели в Рим, торопясь к дележу,  и впереди всех на  сияющей квадриге сама царица Уни, которая там, в Риме,  будет зваться на новый манер - Юноной.
         И через три дня и три ночи, когда римские мечи напились этрусской крови, а римские солдаты утолили свою страсть с этрусскими женщинами, а свою алчность этрусским золотом, тогда настало время приступить к священному вывозу этрусских богов. Богатства Вей были так велики, и добыча была столь огромна, что Марк Фурий Камилл не сразу поверил своей удаче. Сможет ли он столь же щедро ублажать выманенных им  богов, как этруски? Впрочем, что  это он?! Теперь, с этими-то богатствами он сможет заложить великолепнейший храм для богини Уни в самом сердце Рима, на благородном Авентинском холме. Не обидит и прежних римских богов.
«Будь проклят Камилл, да покарают его боги!»-  некстати зазвенели в его  голове яростные крики прорицательницы. Сердце стратега кольнула игла рокового предчувствия, и словно кто-то шепнул ему на ухо: «Берегись. Зависти. Твоих. Богов».
         Но дело было сделано, и не время предаваться унынию, смакуя победу! - Победу ли, стратег? Победу ли? Или подлую твою хитрость? -  Прочь, прочь дурные мысли!  Десять лет крови и пота – так ликуй же, победитель! Рим встретит тебя венками и гимнами! И Юнона будет доброй соседкой богам, которые прежде хранили Рим. А сейчас… сейчас надо со всем благоговением, смирением и почетом  вывести из Вей и увезти с собою в Рим священные  статуи богов.

         Из всего войска Марк Фурий Камилл лично отобрал самых благородных и достойных юношей, которым выпала честь доставить в Рим богиню Уни. Они омылись в  источнике, надели чистые светлые одежды, и со священным трепетом вступили в храм, где стояла та самая статуя Уни, копию которой продал римлянам вейский жрец. Вошли и упали ниц и простерли руки свои к ней, моля о благоволении. С почетом и песнопениями сняли с древнего пьедестала  они мраморную статую и вынесли на золоченых носилках из  темного храма на ослепительный солнечный свет белой городской площади. Блики от ее золотого венца заиграли на стенах города, навсегда  прощаясь с ними, ибо пыль и запустение будет их уделом. Так предначертано.
              С гимнами несли воины статую богини, и не была тяжелой их ноша, будто не из золота и мрамора была она, а из кипарисового дерева – так легко было ее нести, словно  сама она шла за победителями. И тогда самый юный воин, в радостном вдохновенном  наитии, вдруг восторженно воскликнул: «Хочешь ли ты, о Юнона, идти с нами в Рим?». И четыре тысячи человек, стоявшие по обе стороны от носилок, готовы были поклясться Юпитером, что  видели, как статуя улыбнулась и медленно кивнула гордой головой! Площадь огласили торжествующие крики «Юнона с нами! Юнона с нами!»

        И в тот же день Марк Фурий спешно  отправил гонцов к лучшим римским зодчим немедленно  разметить площадку на Авентине под новый дом для богини  Юноны.  В вечном граде на семи холмах…
        А Вейи? Что ж Вейи…

«Древние Вейи, когда-то и вы называлися царством,
Гордо на форуме здесь трон золочёный стоял,
Нынче поёт среди стен лишь унылая дудка пастушья,
Зреют на ваших костях в поле широком хлеба…»
Tags: cherry, Авторский текст, Война, Загадки истории, Эллинские страсти
Subscribe
promo otrageniya апрель 14, 06:25 67
Buy for 40 tokens
Привет всем участникам Отражений и нашим гостям! С настоящего момента вступают в силу изменения в правила, поэтому прошу авторов ознакомиться с нижеследующим. 1. Каждый участник может опубликовать один пост в день. Чтобы иметь возможность публиковать до трех тем в день, участник должен соблюсти…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 70 comments