Александр (kogdatotam) wrote in otrageniya,
Александр
kogdatotam
otrageniya

Category:

Песня первой любви

В молодости своей я не сразу разобрался, как девушек выбирают, - по любви большой, или по потребности, а времена такие были, когда из мужчин еще некие считали, что не дело на кости кидаться, кобелям голодным подобно, а в руках подержать мягкое предпочитали.

На вечеринку угодил я из разряда на десять девчонок только я и приятель мой. Все так весело шло, а в глазах у девчат разгоралось, что чего-то хочется им, но, по опыту знаю, не хлеба. Разгорячились девушки танцами. Лишь одна сидела на стульчике скромно. Худенькой очень она была, а глаза большие, большие.

Все другие тоже глазастые, но не так заметно, а на ощупь очень приятные в белом вальсе, по моде тех лет, только ноги мне оттоптали, вот меня на тонкое и хрупкое и потянуло. С худышкой этой я смыться с веселья собрался по-тихому, по-английски. Договорились мы так. Никому не мешали, но дамы вслед фыркнули.

Я в ответ отшутился, - Мы сами с усами.

Вот не надо мне было усы вспоминать. Сразу здесь кошка объявилась. Худая такая кошка, как велосипед, в ногах у нас запуталась и явно отставать не собиралась. Тут девушка расстроилась, - Вот и я такая худая.

Мысль ей в голову прилетела, а мысли девушек субстанция сложная, да и я отличился: ляпнул ей сдуру, - Мясо, оно, наживное дело.

Она так расплакалась.

Пришлось утешать. Попробуй тут сообрази, когда сердце девичье стучит так доверчиво под ладонью твоей, а в ногах кошка заблудилась. Трется зараза о брюки и мурлычет песню кошачью про пожрать.

Склонился я к ушку девушки нежному и сказку ласковую завел.

- В старые, старые времена, в селе, меж гор высоких, ледниками украшенных, в домике маленьком девушка проживала, станом тонкая и гибкая, а за это и прозвали ее в селении том Тростинкой. Посмеивались над ней. Там крепкий народ проживал: коренастый и женщин ценил сильных, обликом пышных и дородных с волосами русыми, в цвет овса созревающего, глазами, как агат черными с поволокой, широкими бедрами и ногами крепкими, а девушки в селении том все такие и были.

Мода такая была.

Тростинка не модная, да еще и сиротка, - погибли в горах родители, как овринг обрушился, вот безбоязненно и гулял по улицам шепоток, что здесь без джинов не обошлось ледников светоносных, ее рождение, так глаза ее синевой мерцали, словно воды озера родникового, а косы у девушки, все сорок, золотом самородным светились в цвет солнца над ледниками. Бедно она жила, а замуж не приглашали. Не подходила Тростинка к вкусам мужским, вот и трудиться пришлось ей тяжко: хворост в горах собирать, за козой ухаживать, да золу в печке для выпечки хлеба чистить. Совсем замарашкой ходила, но раз ей кошка в горах повстречалась: худая кошка, драная о колючки кустарников и очень голодная, - здесь кошка, в ногах моих заплутавшая, так заурчала громко, что мы поняли, - целоваться спокойно нам она не позволит.

Пришлось через дорогу в гастроном бежать круглосуточный, а в магазине шаром покати. Даже консервов не было. Только яйца варенные, пиво и хлеб. Пива много, но до 19.00.

Я не знаю, кого продавщица пожалела больше, — меня с девушкой, с жалким и растерянным видом у прилавка стоящих, или кошку на улице, страдальчески на нее смотрящую сквозь стекло витринное, но дрогнуло сердце ее. Потянулась рука тяжелая от обилия золота под прилавок, что-то там сделала, и явилось нам на газете вчерашней два круга солидных вареной колбасы.

Вы бы видели глаза продавщицы, как попросил я ее колбасу порезать на кусочки. Кошка на улице заорала, что не надо. Не надо, так не надо. Совсем не моя задача людей веры в разумность мира лишать. Расплатился быстренько и на выход, а то там кошка голодная ждет меня не дождется. Мое дело маленькое: кошке пожрать, а для девушки сказочка.

- Котята мои с голода умирают — заплакала кошка горная, - Ранена я была обвалом, вот молоко и пропало, а без еды котятам смерть верная. Накорми их, Тростинка, а я тебя отблагодарю.

Девушка, понятное дело, домой побежала, а там козу подоила и котят молоком напоила. Те лакали его, лакали, чуть не лопнули. Маме-кошке тоже досталось для подкрепления сил. Отъелось семейство, очухалось от голодухи, и в скором времени, на подножный корм перешло, а девушке песни хвалебные по ночам пели.

Теперь она еще и не высыпалась. Кошки, они такие. Существа благодарные, только помощи ждать не стоит, но как подросли котята слегка, то в селение прибыли, да не одни. Сопровождали они кота рыжего и огромного.

Все местные так перепугались, а кот с котятами дома обошли и жителям кот всем в глаза заглядывал пристально, как сказать что-то желал, но только мурлыкал задумчиво.

Все дома обошли, только к Тростинке не заглянули, а она за водой отправилась.

Здесь удивительное началось, — все смотрят на девушку, идущую улицей, и восхищаются, — какая фигура! Какая стать! Все любуются волосами огненными прекрасной девушки и глазами ярко-синими, а она кувшин с водой несет на плече глиняный. Юноши в очередь выстроились кувшин помочь ей донести. Все перевернулось вдруг. Вчера еще замарашка девушка была, а сегодня первая невеста на выданье.

- Ничего себе! — подумала девушка, а кошка ей объяснила вечером, как песнь закончила петь хвалебную, что царь котов горных, в благодарность за котят спасенных, кота-колдуна послал в селение. Он все с ног на голову ставит. Заклинание модное знает.

В тот же день все женихи завидные в селение аврал объявили: жеребцов чистили, халаты и седла в срочный ремонт отдали, а ковры дорогие иноземные лично палками выбивали. Всем лестно было первую красавицу в жены заполучить, но как понесли они по утру дары свои к дому Тростинки, то пыль клубами по улице...

Всадник примчался на белоснежном скакуне. Прекрасный князь из дальней страны. Высокий и стройный с руками сильными воина, а волосы золотой гривой и глаза сияют блеском, что сталь благородная дамасская, серым, а вглядеться в них не успеешь, то синие, словно небо весеннее. Он одет был в шелка драгоценные и парчу, золотом шитую, и плащ развевался его багряный, бесценным пурпуром крашенный, а рядом с скакуном его белоснежным дивный зверь бежал цвета белого, изукрашенный пятнами темными. Все застыли в страхе, и Тростинка тоже у крылечка дома.

Это ирбис, - объяснил всадник, - зверь свирепый, хищный и людьми почитаемый в той стране, где отец мой правит, а отправил он в дальний путь меня исполнять пророчество, что судьба моя в жены взять девушку, снежный барс которой поклонится и у ног ее играться будет с котятами.

Здесь на площадь кошка вышла серая, а с кошкой ее котята. Подтолкнула малышей кошка лапой, и они побежали к девушке, а за ними зверь свирепый ирбис последовал.

Он к Тростинке приблизился и замурлыкал ласково, а потом поклонился ей и у ног ее лег, а котята его за усы потянули в разные стороны.

Разыгрались.

Пророчество исполнилось.

Принц предложение сделал девушке руки и сердца. Она подумала, подумала и согласилась. Не пропадать же красивому пророчеству. Свадьбу отыграли, а потом ускакали вместе в страну дальнюю, в свадебное путешествие.

- Хочу! - это девушка закричала в тишине ночного города. Здесь даже кошка морду от колбасы подняла. В окнах свет загораться начал.

- Чего?

- Кота. Рыжего кота-колдуна. Чтобы мир он весь обошел и всем в глаза заглядывал пристально. По моему велению, хотению и желанию.

Я за голову схватился.

Не стоит кота вспоминать, как колбаса под ногами. Вырулил из-за угла бродяга рыжий самого вида похабного. Сразу к кошке. Они такое устроили...

Девушки с вечеринки, в окне торчащие, просто ржали, а девушка есть потребовала.

Я второй раз в магазин не пошел. Мужества мне не хватило. Только кофе и скромные бутерброды и мог предложить ей в это позднее время, но для девушки оказалось достаточно.

Так и пошли мы темной аллеей, а кошка у магазина осталась. Кот, как ему и положено, в подворотню нырнул, унося с собой шепоток девичий. Я пытался слова рассмотреть в темноте ночной, но девушка за руку меня потянула, и успел я только крикнуть коту, для кота слово волшебное, — Брыссссь!

Он удрал.

Он бежал, - кот рыжий мчался по песку белому и тащил за собой связку рыбы сухой на шпагатике. Соль на рыбке мерцала снегом, по глазам резала льдистым холодом, под солнечными лучами, а кот уносился вдаль. Кот мой из далекого детства. Он любил с веревочками возиться.

В кино подсмотрел однажды. Я его без билета в кинотеатр водил летний. Два сеанса по выходным давали, вот мы семьей: я, папа, мама и кот и ходили.

Все развлечение.

Комедию смотрели раз смешную из жизни капиталистической буржуазии. Там веревка с бельем сохнущим зацепилась за трактор, и это белье по двору каталось. Даже конь засмеялся в фильме.

Кот мой юмор с бельем запомнил. Ночью он веревку с бельем у соседей бабушкиных спер. Как соседи пришли за трусами и ночными рубашками к нам, так он лапой сразу всем показал, что это моих рук дело. Он настоящий друг был, но ошибся. Думал смеяться будут, а вышло наоборот. Кот огорчился, но затея с веревкой ему понравилась. Как завидит веревочку где, так тянет.

В этот раз он шпагат с рыбой сушеной заметил. Папа мой мелочь рыбную соленую под потолком сарая сушил. Сарай закрывал строго. Он кота знал, но в этот раз зазевался. Друг приехал к нему. С юности не виделись. Они в саду посидеть наладились и о жизни поговорить под трапезу. Меня позвали с собой, но что-то знобит меня нынче. Холодно мне и спать хочется.

Так бывает, как жарко. Отказался я от приглашения, а папа за рыбой в сарай пошел. Кот между ног его в запретное место и проскользнул. Несется теперь к речке по песку белому, а за ним отец с приятелем гонятся.

- Отдай рыбу!

Не на того напали. Кот в речку кинулся, а друзья за ним. Так интересно.

Не то!

Кот плывет и на меня смотрит, как зовет за собой следовать.

Подбежать?

Посмотреть чем дело кончится, но что-то ноги мои не бегут, еле волочатся, а песок горячий в кедах такой холодный и холодно мне, а кот в камыши забился и преследователей ждет.

Как подкрались они к нему, то он в сарай рванул. Выскочил оттуда со второй связкой рыбной. Папин друг ему наперерез, а он рыбу бросил и со стола колбасу краковскую спер.

К речке бросился изо-всех лап.

Папа с другом за ним, — Отдай краковскую!

Не на того напали. Кот в камыши забился и колбасу жрет.

Не то!

На берегу тростинка колышется, гнется тонкая под порывами ветра. Пригляделся, а это девушка. Тоненькая и стройная с волосами огненно-рыжими, а о ноги ее кот мой трется из детства рыжий.

Песня грустная и нежная слышится, а слова ее поземкой по снегу холодному завиваются, и зовут меня, и тянут, только ноги мои совсем не слушаются. Из последних сил я дополз до них, - до кота и девушки солнечных. Прикоснуться к любимой тянусь рукой, а она удаляется вдаль... только свет... только свет за стеклом.

За стеклом?

Бабушка?

- А где кот?

- На печке кот, где ему быть, - совсем не бабушка, а женщина пожилая ноги мне одеколоном растирала, а я вспоминал потихоньку, в тепле согреваясь, как я к девушке ехал и застряла машина в глубоком снегу.

- Ты счастливчик, что спать я не улеглась. Услышала, как ты в окно скребешь. Совсем ты обмерз.

Понадеялся я быстренько добежать до города. Всего ничего было, но метель началась. Быстро силы закончились. Только, что и осталось уснуть спокойно, укрывшись снегом, но тут появился кот...

Он бежал... кот из детства. К речке он с теплой водой бежал... к речке из далекого детства.

На берегу речки девушка. Любовь моя первая. Песню поет нежную и грустную.

Песни слова поземкой по насту вьются и зовут меня за собой.

Я пошел из последних сил.

Я дошел...

Все прошло.

Все ушло.

Только песня осталась со мной навсегда прекрасная.


Tags: kogdatotam, Авторский текст, Котовасия, Красота, Лики любви, Мужчина и Женщина
Subscribe
promo otrageniya апрель 14, 06:25 67
Buy for 40 tokens
Привет всем участникам Отражений и нашим гостям! С настоящего момента вступают в силу изменения в правила, поэтому прошу авторов ознакомиться с нижеследующим. 1. Каждый участник может опубликовать один пост в день. Чтобы иметь возможность публиковать до трех тем в день, участник должен соблюсти…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments