Category:

Долгая дорога взад

Творческий дуэт arktal & gnomomamochka представляет:

Продолжая мусолить будни Иакова, героя нашей версии Ветхого завета для атеистов, радуемся за него и за то, что у дяди его, Лавана, а по совместительству тестя, было только две дочери, третью бы бюджет и здоровье сестролюба не потянули.

Понимая, что бонусов более от любимого тестя ждать не приходится, решил Иаков свалить по тихому в родные пенаты, прихватив всё, что успел срубить и наклепать на чужбине. А успел не мало. Караван с хозяйством, бабами и детями знатно растянулся в сторону юга, от ёлок к пальмам. 

Обнаружив пропажу дорогих родственников, а с ними и "терафимы", статуэтки божков, от которых зависело благополучие дома (амулеты по нашему) безутешный отец, дед, тесть и ограбленный старик в одну морду, поскакал искать потерю. 

Догнал, конечно. Как не догнать тяжелый караван, груженый добром и скотом. И предъявил претензии по двум параграфам: не попрощался и увел эти самые терафимы. И если без дочек жизнь еще наладится, ну, или новых нарожает, то без божков точно никак не справиться в этом страшном мире.

Иаков, который чужое больше не брал (одного раза хватило), очень удивился и даже оскорбился. Предложил тестю поискать в поклаже. Он же не знал, что  это сделала любимая жена Рахель. Стырила и прибрала под седло верблюда, на котором сидела. Тесть ничего не нашел и опечалился совсем. Но так и быть отпустил с миром и даже не плюнул в спину. Наверное.

Казалось бы, дочки должны быть папеньке благодарны (пристроил в хорошие руки) и уж точно не должны прибирать его сокровища, уходя жить к мужу. Но видимо, поговорка про ночную кукушку, перекуковавшую дневную, работает в обе гендерные стороны. Да и с наследством могла выйти неразбериха, переживали сестрицы:

"есть ли еще нам доля и  наследство в доме отца нашего? не за чужих ли он нас почитает? ибо он продал  нас..." (Быт. 31:14-15) 

По законам жанра, ни один еврейский герой не обходился без встречи с богом, чаще конечно во сне, но бывало разное. Иаков, например, бился со своим божественным видением до зари и в награду за то, что не сдался, был благословлен этим видением и назван Исраэлем (Израилем), что значит "борющийся с Богом". 

Следующая встреча был не долгожданная, а очень даже опасная, хоть и обязательная в программе. Исав, старший брат близнец, у которого Иаков умыкнул право первородства, встретился на пути. Был он не один, а с четырехстами своими товарищами, что не обещало приятных выходных.

Старший брат оказался, не в пример благородней младшего и таки простил его. Подарочных верблюдов с козлами брать не стал, душевный человек.

"и побежал Исав к нему навстречу и обнял его, и пал на шею его и целовал его, и плакали" (Быт. 33:4)  

Долго ли, коротко ли, добрался обоз до Самарийских холмов около города Шхем (Наблус на современном глобусе). Развлекухи и размять задницу от верблюдов ради, Иаков замутил дружбу с местным правителем. Правителю приглянулась Дина, дочь Иакова, дружбу он поддержал. 

Но видимо, дружба в те времена как-то отличалась от современной, потому как сейчас её делают на бескорыстной основе. А тогда, почему-то местный самодержец не посчитал зазорным попользовать дочку «друга». Что там было у него в голове, история умалчивает, но после того, как поюзал девицу сам, предложил оставить её у них в доме и выдать замуж за своего сына. Видимо, хотел продолжить пользовать жену сына уже на законных основаниях старшего родственника.

И если батюшка карательных мер к насильнику не принимал, то с братьями Дины этот номер не прокатил. Они сделали вид, что согласны выдать её замуж, но с условием, что все мужчины, правительственные родственники, сделают обрезание по ихнему обычаю. 

Те, под повелительным взглядом самодержца, подписались на болезненную процедуру, но ещё до того, как они оправились от операции, смогли сдвинуть и подставить под себя ноги, братья напали на них, поубивали всех и разграбили город. Ничё такая, компенсация. 

Иаков, с заметным опозданием, сообразил, что пора "делать ноги", снял свое шапито и подался еще дальше на юга, туда, где было ему видение в виде лестницы. А потом ещё дальше, в окрестности Вифлеема, к престарелому отцу. 

Там Рахель родила ещё мальчика, двенадцатого сына Иакова, но при родах умерла. Там её и похоронили. До сих пор не прекращается паломничество к её могиле. Вскоре умер и отец Исаак, которого братья Исав и Иаков похоронили в семейном склепе, в пещере Махпела.  

В общем, богическая мстя возмездила не переставая, но было всё это очень буднично, так, что даже некуда ввернуть красивый оборот и пару кило сарказма.

Дальнейшая жизнь Иакова - это история его любимого сына Иосифа,  исчезновение которого причинило глубокое горе: 

"И разодрал Иаков одежды свои, и  возложил вретище [траурная одежда] на чресла свои, и оплакивал сына своего многие дни". 

Но ничего не исчезает насовсем, всё обязательно всплывает. И об этом мы продолжим в следующей серии.

promo otrageniya april 14, 06:25 67
Buy for 40 tokens
Привет всем участникам Отражений и нашим гостям! С настоящего момента вступают в силу изменения в правила, поэтому прошу авторов ознакомиться с нижеследующим. 1. Каждый участник может опубликовать один пост в день. Чтобы иметь возможность публиковать до трех тем в день, участник должен соблюсти…

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.