Mary Rua (foolofwonders) wrote in otrageniya,
Mary Rua
foolofwonders
otrageniya

Categories:

Ламия

(Окончание)

- Думаешь, это подействует? – Спросил его Эйтан с непостижимым трепетом в голосе. Он говорит о противоядии, подумала Лиля, но ответ змеелова опроверг её предположения.

- Откуда, ты думаешь, вообще взялись вампиры? Первый вампир? – Ответил он вопросом на вопрос. Эйтан неопределённо пожал плечами, а его друг продолжал: - Не знаешь. Большинство средневековых авторов излагают откровенный бред. Демоны, происки дьявола или ведьм… А истина куда проще. Вампиры появились от ламии: наполовину человека, наполовину змеи. Проверь, если хочешь: этот вариант есть и в бестиарии, и в мифологии, и даже в ранних сказаниях о вурдалаках. Одно из африканских племён… Я побывал у них в гостях… Так вот, это племя до сих пор поклоняется ламиям, отождествляя их с местными божествами. И знаешь, что? Они поклоняются не мёртвым божествам, а живым. Тем, из кого ламий сотворили шаманы. Женщинам-змеям, которыми легко управлять…

- Что ты для них сделал? Как достал рецепт? – С любопытством поинтересовался Эйтан.

Лиля слушала их, распластавшись на полу, и её ужас нарастал с каждым произнесённым словом. Этого просто не может быть. Змеелов («Бози-тха!» - Ненавидяще выплёвывает в его адрес Лиля, и её глаза свирепо вспыхивают – я понимаю, что это какое-то армянское ругательство) потакал вампиромании друга – за её, Лилин счёт!.. Она же не просто тело для экспериментов, она живой человек. Как они не понимают? Как они смеют так её использовать?!

А они, конечно, об этом даже не задумывались, как не задумываются тысячи других бизнесменов, мажоров и политиков, когда пользуются аппетитными телами юных куколок для удовлетворения своих сексуальных потребностей. Они просто считали себя имеющими право распоряжаться чужими жизнями.

- Извини, - сказал змеелов. – Я не могу раскрывать свои тайны, ты же знаешь.

Эйтан поспешно закивал, извиняясь: - Да-да. Но оно сработает? Сколько времени придётся ждать, пока она полностью… Ну… Обратится?

- Недели две, - бегло осмотрев Лилю, словно обычный кусок мяса, констатировал змеелов. – Сработает или нет?.. Попробовать стоит. Я слышал об укушенных ламиями, да. Их хоронили, а они вставали из мёртвых. Попробовать определённо стоит.

Затем они ушли на кухню, и перед тем, как потерять от боли сознание, Лиля услышала последний вопрос Эйтана.

- Сколько я тебе должен? – Радостно спросил он.

***

Последовавшие за кошмарным жизненным переломом две недели были наполнены физическими и душевными унижениями. Эйтан перетащил Лилю в её комнату: заботливо уложил в постель, ежедневно колол оставленное змееловом «лекарство», раздевал девушку, чтобы протереть её тело влажными салфетками, достал где-то внутривенное питание и вводил его тоже… Словом, ухаживал так фанатично, как муж – за больной женой. И даже больше… Но они не были мужем и женой. Лиля знала, помнила, кто она здесь, для чего она здесь, поэтому каждое прикосновение Эйтана причиняло ей ни с чем не сравнимые мучения.

Я догадывался и о том, о чём она умолчала. Для восемнадцатилетней девушки, должно быть, невыносимо оказаться в ситуации, когда нельзя самой сходить в туалет. Готу приходилось решать и эту проблему тоже.

Лиля могла только плакать.

Обезболивающего ей не предоставили ни разу.

День за днём, лёжа в постели, она думала. Сначала внутри неё разгорелась обида: на Эйтана с его проклятым бесчувственным, как булыжник, другом. На себя. На окружающий мир, где сильным позволено творить с беззащитными девушками всё, что вздумается, и никто не придёт на помощь. На отца, из-за которого она здесь и оказалась. На мать, которая звонила и верила лживому голосу Эйтана, его словам: «Лиля забыла телефон дома… Что ей передать?»

Так было в первое время. Несколько благословенных дней на пороге второй недели Лиля провела в бреду. Она не видела («Бог миловал…»), как роговела её кожа, а ноги будто плавились, сражаясь за каждую косточку, но неизбежно превращаясь в мощное змеиное тулово. Она так и не могла пошевелиться. Только исходила мысленным воплем боли и проваливалась в кошмары, где ощущала адский голод, утолить который можно было только кровью. Не любой… Изредка до Лили доносились с улицы счастливые детские голоса – ребята играли в снежки – и рот в кошмарном бреду наполнялся капающей с нечеловечески длинных верхних клыков слюной.

Потом, за два или три дня до названного змееловом срока, - на Лилино счастье или несчастье, тридцать первого декабря - всё кончилось.

***

Боль ещё оставалась, но заползла далеко в глубь тела. Лиля открыла глаза, впервые за всё это время глядя в белый – в снежных отсветах – потолок. Попробовала пошевелить пальцами – и смогла! Она задвигалась, приспосабливаясь к новому своему положению, пробуя управлять руками и «ногами». Хвост оказался неожиданно хлёстким, им следовало действовать осторожно. Лиля с ужасом смотрела на себя в зеркало, легко касаясь новой кожи и не ощущая прикосновений так, как чувствовала их раньше. Зато под чешуйки невидимым врагом вползал холод, заставляя её цепенеть. Как могла, Лиля превозмогала его. Она накрылась покрывалом – прямо как прежде, - потёрла себя руками, чтобы согреться, открыла и закрыла несколько раз рот… Как широко он теперь открывался!..

А главное, Лиля очень хотела есть.

За окном вечерело: тусклый дневной свет медленно уступал место рыже-золотому, фонарному. Лиля ждала, уповая только на то, что провожать старый год и встречать новый Эйтан вернётся домой. В его духе было, заперев её в комнате, устроить вечеринку. К тому же, он не пропускал ни дня без того, чтобы не вколоть ей эту дрянь из шприца. Лиля ждала…

Она дождалась.

Не было погони, как это случается в фильмах ужасов. Жертва – и по совместительству еда – не ускользнула от неё. Один короткий восхищённо-удивлённый взгляд от двери, и Лиля поглотила своего мучителя целиком.

- Он получил не совсем то, что хотел, - говорит Лиля и мстительно улыбается. – Но желания, как видите, сбываются далеко не всегда.

Эйтан сопротивлялся – с тем же успехом он мог вырываться из объятий питона. Сопротивление длилось недолго: до тех пор, пока её новый желудок не сдавил в своих объятиях голову безумца.

Лиля чувствовала себя насыщающейся, но продолжала терпеливо ждать. Она закрыла входную дверь и, когда раздавался очередной звонок, смотрела в глазок. Приходили всё ненужные люди, причинять вред которым она не видела смысла. Да и желания такого не возникало.

Человек, которого она ждала, появился лишь около полуночи. В глазок решительно и холодно (всё, что он делал, было решительным и холодным) смотрел «Бози-тха» - змеелов.

Она отперла дверь и, пока он не успел опомниться, заключила его в объятья, крепко сжав руками и хвостом. Лиля ничего ему не сказала: она ждала и теперь, медленно и очень широко раскрывая пасть. Ждала, пока холод в его глазах сменится ужасом понимания того, какая ему предстоит участь. Когда это произошло, новообращённая ламия без колебаний отправила змеелова вслед за другом.

Лиля немного опасалась пресыщения, но его не произошло. Наоборот, она чувствовала себя сытой и довольной, словно это и была необходимая ей норма белков и протеинов.

Потом она закуталась в дублёнку и бесшумно поползла на чердак – смотреть последний в своей жизни фейерверк… Как она будет жить дальше, что делать – Лиля не представляла. Слыша из-за обитых дерматином или деревянных дверей детские голоса, она вспоминала свои кошмарные видения. Жить, питаясь кровью младенцев?

Лучше умереть. Но как? Лиля не хотела, чтобы люди, для которых она хотела петь и танцевать, увидели, кем она стала, и запомнили её такой. Она не хотела возвращаться в этом обличье в Ереван, быть похороненной среди родственников и быть вечно ими проклинаемой… Не хотела и оказаться после смерти в военной лаборатории, пополнить своей смертью секретные архивы и страницы жёлтой прессы.

Она могла бы утопиться, если бы не покрылась льдом широкая Нева. Зима безмятежно отобрала у Лили шанс выбрать свою смерть.

Сонно моргая при виде разлетающихся в чёрном небе огненных цветов и слушая, как люди поздравляют друг друга с новым, 2012-ым годом, постепенно Лиля пришла к единственному выводу: когда всё смолкнет и уснёт до середины следующего дня, спуститься вниз и бежать… То есть ползти, куда глаза глядят. И будь, что будет. Пусть Бог сам рассудит, жить ей или умереть.

Так она и поступила.

Если бы не безжалостный холод, Лиля даже набрала бы приличную скорость в этом пьяном, сонном городе. Ни одна живая душа не видела её исход. Она ползла по Лиговскому проспекту долго-долго, до самого утра. Затем, повинуясь смутному предчувствию, свернула в какой-то переулок, ещё раз - на улицу поменьше, ведущую в обратном направлении – и неожиданно увидела перед собой ограду Новодевичьева кладбища.

Там, под одной из полуразрушенных могильных плит, Лиля и устроилась. Она решила умереть тихо, во сне - её точно никто никогда не нашёл бы под каменной плитой. Не случилось бы посмертного позора с её именем на устах…

На этой мысли ламию и сковала царица-зима.

***

Всё Лиля сделала правильно. Не учла лишь одного: зимняя стужа не убивает змей, она погружает их в сон, чтобы весна, в свою очередь, дала безногим тварям новую жизнь.

Пробуждение стало новым кошмаром. У обычных змей, разумеется, всё происходит иначе. Ламия, насытившись, за два долгих месяца взрастила в себе свежее поколение аспидов. Будучи наполовину человеком, она не откладывала яиц, которые с лёгкостью можно было раздавить, чтобы никогда не проклюнулись змеёныши.

Лиля проснулась от родовых схваток. Корчась в судорогах, она ничего, абсолютно ничего не могла предпринять, пока из щели у основания хвоста падали, извиваясь, на землю десятки мелких детёнышей чёрной мамбы – и поспешно расползались в разные стороны.

- Сколько их было, Лиля? – С внутренним содроганием спросил я, представляя себе последствия такого «расползания» десятков особей самой ядовитой африканской змеи по средней полосе России.

- Не знаю… Что-то около сотни, а может, и больше… - Устало отозвалась она. – Мне действительно очень жаль, что так получилось…

Когда роды подошли к концу, ослабевшая ламия выбралась на поверхность плиты – к солнцу. Там и обнаружили девушку-змею местные вандалы.

***

Она закончила историю, на которую ушёл не час, а намного больше времени, и с надеждой смотрела на меня.

- Вы сможете рассказать об этом моей маме?

- Мне никто не поверит, - сказал я, и это было правдой. Я бы и сам не поверил в такую фантастическую историю, прочитай я её где-нибудь. Никто не верил даже в то, что девушка-змея на видео была настоящей! Меня просто заподозрят в исчезновении Лилит Амарян и заставят отвечать за него перед законом. И она это знала.

- Но я попробую, - сказал я. – Видит Бог, я хотя бы попытаюсь это сделать. Достучаться до Вашей матери или отца…

Она кивнула и, сменив позу, снова устало повисла на цепях. Наступила неловкая пауза.

- Так хочется отдохнуть нормально… - Прошептала она пересохшими губами.

Что они собираются с Вами сделать? – Спросил я, но Лиля, конечно, не могла ответить. Вряд ли гопники посвятили её в свои планы.

Я бросил на неё прощальный взгляд, подошёл к двери и постучал. Классик охотно выпустил меня. Белобрысый, осклабившись, протянул за деньгами руку. Потом оба они навесили на дверь амбарный замок, привалили статую – только теперь я понял, зачем это делалось. Не для того, чтобы не дать Лиле выбраться. Для того, чтобы в их отсутствие никто не забрался внутрь.

Мы отправились обратно к воротам кладбища. Я не глазел по сторонам, как днём, на красоты природы и Новодевичьева монастыря. Смотрел только под ноги, ступая очень осторожно. Могилы, кусты и трава вокруг нас кишели десятками молодых змеёнышей вида Dendroaspis polylepis, укус которых приводит к параличу и следующей за ним смерти.

Но, несмотря на их – и гопников – присутствие, я твёрдо был уверен в одном: ночью я вернусь сюда, оглушу Классика, если они оставят его охранять склеп, самодельной дубинкой, проникну за дверь и прерву страдания ни в чём не повинной девушки. Даже если умру при этом сам.

...И я вернулся.
Tags: !Выбор дня, alex1861, foolofwonders, Религия
Subscribe
Buy for 50 tokens
(КДПВ) С чашкой чёрного кофе только что рано утром за компом просматривала новости. Наискосок, по-быстрому. В статье (на сайте издания "Взгляд"- где всегда топчется масса троллей) по поводу мнения Горбачёва о победителях в холодной войне увидела опрос, поучаствовала, результаты открылись…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments