softranger (softranger) wrote in otrageniya,
softranger
softranger
otrageniya

Category:

Ода физической усталости

Люблю физическую усталость. Можно сказать, что я ей наслаждаюсь. Конечно, не ту изнуряющую, после которой ломит все тело и не можешь заснуть всю ночь потому, что колотится сердце. Бывала и такая.
Аспирантами подрабатывали на разгрузке вагонов. Рубль – тонна. Перетаскал на себе пятнадцать тонн – заработал пятнадцать рублей. При стипендии аспиранта то ли девяносто, то ли сто двадцать рублей в месяц, давно было, точно не помню. Разгружали на товарной станции Харьковпищелегснабсбыт. Местные штатные грузчики разгружать не очень стремились, видно были на ставке. Им больше нравилось надираться до бессознательного состояния у себя в каптерке. Помню как-то зашли с местным бригадиром в каптерку, а там три тела на полу и недопитая бутылка денатурата на столе. Бригадир молча взял бутылку, вышел наружу и грохнул ее с размаху об стену. На снегу расплылось фиолетовое пятно.

Иногда разгружали орех кэшью в 12-килограммовых банках, иногда арахис или фундук в 80-килогаммовых мешках. Но часто попадался и клей дикстрин, тоже в мешках, но килограмм по 60. Иногда мешками заклинивало дверь, приходилось пробираться через узкую щель внутрь вагона и там распихивать мешки. Клеевая пыль быстро попадала в ноздри, и начинался дикий изнуряющий чих. В душе с тела смывался слой клея, можно себе представить, что творилось в легких. Но все же нам и везло, разгрузка вагонов с фундуком и арахисом проходила быстрее, да и мешки иногда рвались и тогда можно было потихоньку набить карманы куртки. Впрочем, какие карманы? Карманы были прорезаны и в куртку вмешалось до пяти килограммов орехов под подкладкой. Потом мы ходили в кафе-мороженое и посыпали мороженое в вазочке своими орехами. Было вкусно.
Как-то после удачной разгрузки у меня дома хранилось в большом медном антикварном чане килограмм восемь арахиса. Чан стоял на холодильнике “Днепр”. И надо же было умудриться забыть о них! Вспомнили, когда по потолку поползли маленькие белые червячки. В арахисе завелась тля. Пришлось все выбросить.
Так вот об изнуряющей усталости. Обычно вагон разгружали вчетвером, таскали мешки парами, хотя бывало и по одному – обнимаешь мещок весом с тебя и так тащишь до погрузчика с поддоном, который стоит у входа в вагон. Но в этот раз нас оказалось трое, кто-то не смог или не захотел приехать. В вагоне 60 тонн. Один вагон разгрузили, подустали прилично, пора бы ползти домой. И тут прибегает местный бригадир – ребята, выручайте, еще один вагон пришел, с крышками для бутылок. Мы – нет, сил нету. Ну бригадир и налил нам из своих запасов джамджалы – такой сироп градусов под сорок, для изготовления лимонадов. Но в лимонаде он в многократно разбавленном виде, а здесь чистый продукт. Каллорийный. Для восстановления сил. Только силы восстановились ненадолго. Где-то после первой трети вагона нас подкосило. Заканчивали вагон на бровях. Берем мешок, проходим два шага, спотыкаемся и падаем на пол. А подняться сил нет. Как мы выжили после сорока тонн на каждого, одному богу известно. Организм был молодой, с большим запасом прочности. После разгрузки поехали с товарищем в центр города с одним сильным желанием – выпить. Пили портвейн в какой-то забегаловке. На следующей день после бессонной ночи (сердце колотилось, выпрыгивало из груди) я свалился с высокой температурой. Через неделю вроде вычухался, но температура упала теперь уже ниже нормальной на градус и держалась такая больше месяца.
Еще раз такое со мной было раньше – на пятом курсе института. Тогда я с одногруппником (сейчас деятель украинской партии Яблоко, депутат) подрабатывал, перегружая на турбинном заводе металлические трубки длинной 9 метров из плохих ящиков в хорошие. Трубки для турбин изготовляли где-то в Запорожье, грузили там в плохие ящики, везли в Харьков, где перегружались в хорошие ящики и шли на экспорт. Не спрашивайте меня, почему так, почему нельзя было сразу грузить в хорошие ящики. Так было кому-то надо, и мы делали за гроши эту ответственную работу. В Харькове стояла жуткая жара, поэтому мы ездили на работу дважды – рано утром и поздно вечером, когда жара спадала. Иногда еще ночью ходили купаться на карьер в кромешной темноте. После недели такой работы я свалился с температурой и проспал двое суток. Просыпался только поесть.
Кстати, интересно судьба распорядилась. Тогда мы молодые были все примерно равны и по социальному статусу и материальному положению. Сейчас один депутат, второй коллекционными монетами на книжном рынке торгует.
Так вот я не о такой усталости. Я о приятной. Когда ты натрудил тело, преодолел себя, пробежал на роликах 30-40 километров, или откатал целый день на лыжах или на серфе. Или прошел по берегу моря двадцать километров, наплавался в рифах, накалился на солнце, обдулся ветром. Или играл два-три часа в большой теннис, когда язык на плече, во рту пересохло, и только азарт игры на счет заставляет тебя передвигать ноги и догонять уходящие мячи. Когда ноги, руки, спина ноют, но приятно. Когда впереди только награда – душ, горячий чай с лимоном, валяние на кровати. В такие моменты я себя чувствую в равновесии, в гармонии с собой. Уходят далеко-далеко на второй план все моральные проблемы, чтобы вернуться завтра или послезавтра. В лучшем случае не вернуться совсем. Но точно не сегодня. Сегодня день кайфа от физической усталости. Не было бы этого кайфа, я не смог бы объяснить себе, что заставляет меня бежать на роликах не десять разминочных километров и вернутся свежим, не уставшим, а обязательно заставить себя работать по-настоящему, так чтобы добраться в конце концов до офиса и сбросить коньки было праздником. Что заставляет меня пускаться во многокилометровые пешие походы вдоль моря. При том, что я жутко ленив. Мне лень подняться по лестнице, я никогда не делал утреннюю зарядку, бег по утрам или вечерам трусцой – категорически не для меня. Наверно эта любовь к физической усталости началась еще в далеком детстве, когда отец меня брал на целый день с собой в лесопарк – кататься на лыжах и я помню, каким наслаждением был потом горячий чай с лимоном после возвращения домой!
Когда-то очень давно после одной субботы, наполненной физической активностью и усталостью,. я написал короткое эссе – оду физическим наслаждениям. Ничего не изменилось. Мне по-прежнему нужно это лекарство от духовных недугов – физическая усталость. Собственно вот оно, это эссе.

Дни недели. Суббота

Яростно-горяче-острые капли воды впиваются в тело. Жар идет волной. Сейчас задохнусь. Дубовый веник хлещет по спине, потом прижимается к пояснице. Прохлада дубовых листьев. Жар накрывает с головой. Я еще на этом свете?
Бу-бух с головой в ледяную воду! Кайф неземной. На этом.
Острые струйки воды буравят тело.
Пот заливает глаза. Ярость удара по мячу. Кайф отточенного движения.
Высокая свеча уходит в небо. В голубом до боли небе два самолетика торят белую тропу. Мяч отскакивает, замах и смэш впечатывает его в землю на другой стороне корта. Такие не берутся! Мяч отскакивает впереди. Разгоняешься навстречу нему, наваливаешься на него и топишь его ракеткой в податливый грунт.
Наслаждение физической усталостью. Пахнет морем и солнцем.
Насыщенный запах травы.
Свояк! Yes! Тяжелый шар с хрустом вонзается в лузу, подчиняясь точному расчету.
Жажда. Холодное пиво течет по иссушенным каналам.
Прохладная вода заливает меня сверху. Я подставляю рот. Мне нужно раствориться в холодном потоке.
Сладкий обжигающий чай с лимоном. Еще, еще. Жажде нет предела.
Вечер, прохлада проникает в открытые поры, остужает болящие мышцы. Коньяк и медленный тягучий блюз.
Потом мягкие клавишные. Восточные мелодики с переворачивающей нутро экспрессией. Все мое существо сливается с ритмом, неспешным, но неудержимым. Мягкий голос Гилана. Нарастает, тело пробивает дрожь. И тут же вниз, передышка, преддверие. Гилан кричит, ритм становится напряженнее, сильнее. Гилан смолкает. Напряжение не отпускает. Ритм становится бешенным, пульс мчится за ним. Проигрыш затягивается, в нем слышны гуцульские мотивы. Мгновение тишины. И снова булькающие клавиши выстукивают до боли знакомое. И тихий смиренный голос Гилана. Обман. Голос нарастает, наполняется, добирается до верхних истеричных октав. И вот оно – Гилан кричит во всю мощь своего голоса, кричит связками, бог знает чем. Сердце под горлом, ищет выход. Быстрее, быстрее, быстрее невозможно! И обвал под колокольный звон.
Суббота, день чувственных наслаждений.

Tags: softranger
Subscribe
promo otrageniya april 14, 2019 06:25 69
Buy for 40 tokens
Привет всем участникам Отражений и нашим гостям! С настоящего момента вступают в силу изменения в правила, поэтому прошу авторов ознакомиться с нижеследующим. 1. Каждый участник может опубликовать один пост в день. Чтобы иметь возможность публиковать до трех тем в день, участник должен соблюсти…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments