moony (moony_sky) wrote in otrageniya,
moony
moony_sky
otrageniya

Categories:

земляничное мыло forever

  Тёплое лето 1978 года. После второго курса приборостроительного техникума я записался в стройотряд. Чтобы хлебнуть романтики, свободы и вина. «В поле свежий ветер, я давно его хотел!» - так об этом позже пел Газманов.  Одно название – стройотряд, всё уже построено до нас. Работать нам предстояло на тонкосуконной фабрике «Красный пролетарий». Контингент там на 98% женский. Поселили нас на первом этаже женского же общежития. И местные девчата выглядели и поглядывали вызывающе, призывно и доступно. И плотоядно. И в цехах, и на улице, и в общежитии. Но с ними сексуальные отношения как-то не наладились, хотя аборигены - довольно подонистые парни - лазили к ним ночами через наши окна, чтобы миновать вахтёршу. Мы жили на первом этаже. Так вот эти ребята предлагали нам пойти с ними, и они, мол, разрешают и не жадные на девок. "Выберете сами." Они были вечно пьяные, всегда в сапогах, с грязными руками.
  Командира стройотряда звали Наталья Игоревна. В техникуме она занималась выпуском стенгазет, другой такой же ерундой… комсомольской. Она была женщина молодая и чуть полноватая, даже толстушка она была. Но довольно весёлая, не сказать что разбитная, но живая. Мы у неё заняли десять рублей на арбузы и не отдали. Арбузами хорошо водку закусывать, оказывается. С нами она не пила. Были ли у неё там эротические приключения? – тогда мне казалось, что нет, а теперь я думаю – возможно… Среди нас были довольно серьёзные юноши. К тому же жила она в отдельной комнате, что открывало простор сами знаете чему. Но нас скученность не смущала. Я – нет, я был тёпленький тогда.
  Она пыталась там тоже вести какую-то общественную работу. То пошли убирать территорию вокруг памятника, то устроили концерт художественной самодеятельности для местных старух. С большим успехом. Даже я там выскочил и прочитал стих: «Если б богом я был, то бы знал, что творил – женщину…» - сорвал овацию, кто-то по ошибке даже выкрикнул бис.
  Как-то Игоревна в рамках культурной программы решила подружить нас с бойцами соседнего стройотряда из московского института, какого забыл. Она позвонила в штаб (!), и в субботу приехали на грузовике несколько ребят и девчонок в фасонистых зелёных штормовках с нашивками ВССО (всесоюзный студенческий строительный отряд). Весёлые оказались, хоть и из Москвы. Говорить нам было не о чем, но после танцев москвичи предложили выпить и даже трое из них вызвались сбегать. Мы сказали куда, и они быстро сбегали. Принесли два ящика лимонного ликёра. Нежадные, но глупые. До сих пор бляд помню его запах и вкус! Пить его было нельзя, пришлось разводить водой. В вёдрах. Черпали кружками. Игоревна обиделась и ушла спать. Она думала, мы песни будем петь комсомольские. Блевал. С тех пор к москвичам отношусь настороженно…
  При первом посещении фабрики нам был дан инструктаж по технике безопасности. Проводил его потасканный растрёпанный мужичонка, абсолютно без комплексов и без задних мыслей. Я думаю, он был парторг, судя по его опытности. Он сказал: - Жопу шерстью не вытирать, овцы болеют, и вы будете. И добавил: - А дамам из шерсти затычки не крутить! И ещё: - Пряжу не тырить! Мы поняли - можно и нужно тырить. Пряжа как готовое изделие, предназначенное на продажу, после окраски приобретала поэтические названия, в зависимости от цвета: огонёк, василёк, мерцающая, болото, асфальт, цыплёнок. Нас это прикалывало, мы упражнялись, придумывая свои, нецензурные. В следующую зиму после стройотряда все нормальные люди уже щеголяли в новых шарфах из ворованной пряжи. У меня был из пряжи огонёк, алый. Мне бабушка связала. Как положено, длиной три метра, с кистями. Раза три-четыре он обматывался вокруг шеи, один конец закидывался на спину, и концы свисали ниже колена.
  Как я уже сказал, среди нас были опытные парни, и они настояли, чтобы каждый раз к обеду нам выдавали по полстакана сметаны с сахаром. Вообще на питание жаловаться не приходилось, и уже через неделю я заметил, что мышцы у меня приобретают рельеф. Мы были грузчиками: на больших тележках перевозили ящики с початками пряжи, взвешивали их и складировали. После смены мылись в душе все вместе. К радости моей, я не кардинально отличался от товарищей. Можно сказать, вообще не отличался. Сразу как-то и настроение повысилось! А то были глупые юношеские сомнения…

** ** ** ** ** **

  А теперь, собственно, то, ради чего я написал столько ненужных слов.
  …Он лежал на кровати с закрытыми глазами, навзничь, курил, а она сидела рядом на стуле и плакала, как возле больного. Таня. А мы иногда заходили в комнату посмотреть. Под разными предлогами. Я даже два раза заходил. Один раз сигарету стрельнул, а другой раз неловко спросил, нет ли у вас газеты. Как в кино про Шурика, как пройти в библиотеку. У неё были две круглые розовые коленки в розовых же точках и бледное заплаканное лицо. А газеты не было.
  И их обоих мне было почему-то жалко, и было открыто окно, и ветер колыхал тяжёлую занавеску, впуская и тут же выгоняя солнце.
  Я мыл руки и лицо земляничным мылом. Я не плакал…

Впервые опубликовано в газете «Велосипедная правда», Детройт, США.
Tags: moony_sky
Subscribe
promo otrageniya april 14, 2019 06:25 69
Buy for 40 tokens
Привет всем участникам Отражений и нашим гостям! С настоящего момента вступают в силу изменения в правила, поэтому прошу авторов ознакомиться с нижеследующим. 1. Каждый участник может опубликовать один пост в день. Чтобы иметь возможность публиковать до трех тем в день, участник должен соблюсти…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 34 comments