Элла Гор (cherry_20003) wrote in otrageniya,
Элла Гор
cherry_20003
otrageniya

Красавица

Иду с прекрасным Принцем я
В лучах большого дня
И грабли те же самые
Приветствуют меня.
(почти Вишневский)

Всем здравствуйте!
Вы меня не знаете? Меня зовут Эсмеральда Тингоччо, я дочь Парлея Тингоччо, короля жемчужного бизнеса. Как, вы, правда, обо мне  не слыхали? Не может быть… Я думала, что благодаря инстаграму слава о моей красоте облетела весь земной шар, а не только острова нашего архипелага. Хммм… Ну что ж… тогда я расскажу вам историю, как из-за роковой моей красоты мне пришлось за неделю до замужества пять раз разбить мужчинам сердце.
Итак, примите к сведению, что моя красота не может сравниться ни с чьей другой, и коли я бы захотела, то могла б иметь целую армию поклонников, но мой папочка всегда говорил мне, что я до того хороша, что не могу дозволить любить себя всякому встречному-поперечному и что красотой моей надо распорядиться с умом. Посему папочка мой Парлей держал меня в строгости и не дозволял приближаться ко мне никому из мужчин на нашем острове. Видя, что красота моя достигла расцвета, он выставил мое селфи в своем инстаграме и день за днем внимательно читал комментарии и считал лайки к нему, подбирая мне подходящего жениха. Наконец, он остановил свой выбор на Короле минеральных удобрений в одной из южных стран Старого Света. Папочка и мой будущий супруг, влюбившийся в меня без памяти, все оговорили по скайпу, и папочка снарядил меня в дорогу на нашей большой океанской яхте «Коста Конкордия».


Капитаном на яхте был некто Франческо Скаттино, который увидев меня в первый же день в кают- кампании, тоже влюбился без памяти. Он всячески пытался добиться взаимности за наш долгий путь по морю, но так и не преуспел, а между тем приближался конец путешествия, и Франческо пребывал в отчаянии оттого, что пламенная его любовь так и останется без ответа. И когда вечером «Конкордия» проходила какой-то живописный остров, он позвал меня в рубку, чтобы оттуда показать закат на фоне острова. В рубке мы были вдвоем и любовь Франческо воспылала в нем таким ярким пламенем, что он оставил рулевое колесо и с жаром набросился на меня. Я же, как девушка честная и добрая, видя столь бурную страсть, вызванную необыкновенной моей красотой, преисполнилась сочувствием к несчастной его любви и отдалась ему. И пока он утолял любовный свой пламень, наша океанская яхта, оставшись без руля, напоролась на риф и стала тонуть. Мы же в увлечении не чувствовали этого, пока капитанскую рубку не залила вода и волна не оторвала от меня Франческо и не унесла его в открытое море, где он наверное погиб.


А меня вынесло волной в иллюминатор и, бесчувственную, несколько часов носило по бурному морю, пока не прибило к этому самому острову. Когда настал день и буря поутихла, я открыла глаза и увидела угрюмую безлюдную местность. Море тоже было пустынно. Ни денег, ни документов, ни телефона при мне не было. И вдруг я увидела, как по прибрежной дороге едет автомобиль и, собрав, все силы выбралась на дорогу. Машина, а это был алый Феррари кабриолет, остановилась возле меня и из нее вышел красивый мужчина и что-то спросил. Я не знала его языка, но увидев, не смотря на мое бедственное состояние, дивную мою красоту, он усадил меня рядом в машину и привез в свой замок. Там он выкупал меня в своей роскошной ванне, позволил одеть свой махровый халат, напоил и накормил меня прекрасным ужином и, к полуночи, лицезрея неземную мою красоту, влюбился в меня без памяти. Я же, зная сокрушительную силу своей красоты, преисполнившись к нему сочувствием, отдалася ему. Звали его Джованни дель Брагоньеро.


Утром к Джованни на длинном лимузине приехал его старший брат Мартуччо дель Брагоньеро и, увидев меня, тут же влюбился с первого взгляда. Они долго спорили о чем-то и кричали друг на друга в кабинете, махали руками, кому-то звонили, но я не понимала их языка. Потом они выкурили по сигаре, выпили виски, что-то посчитали на калькуляторе, в конце пожали друг другу руки и трижды поцеловались. Джованни принес мою одежду и попросил вернуть халат, потом усадил меня в лимузин Мартуччо и страстно поцеловал на прощанье. Я была уверена, что он покончит с собой, не перенеся горечь разлуки со мной. А мы с Мартуччо уехали, и попривыкнув к новой машине, я скоро позабыла про несчастного Джованни.
По пути Джованни, сраженный моей красотой, признался в неземной любви ко мне и я, зная сокрушительную силу своей красоты, конечно, сжалилась и над ним. Его лимузин размерами напоминал мою утонувшую яхту, а любовь Мартуччо ко мне была так велика, что он не стал дожидаться приезда в свой замок, а овладел мной прямо в лимузине. Когда же мы въехали во двор виллы, Мартуччо приложил палец к губам и страстно поцеловал меня на прощанье. Во дворе замка нас встретил пожилой дон, который трижды поцеловался с Мартуччо и потрепал его по щеке. Это оказался его папа, дон Гаспарулло дель Брагоньеро. Увидев меня, дон побледнел и тут же влюбился в меня без памяти. Он предложил мне взять его под руку, велел водителю отдать ключи от лимузина Мартуччо и тот, вскочив на место водителя, поспешно уехал. Я очень опасалась, что как бы, не выдержав разлуки со мной, он не съехал бы в море с обрыва где-нибудь по дороге.
А пожилой дон в этот день подарил мне много красивых нарядов и даже туфли от Джими Чу, позволил погулять по его усадьбе, но только не разрешил подходить к телефону и к интернету. А к вечеру он, сокрушенный моей красотой, признался мне в пламенной любви, и я, конечно, сжалилась над ним и позволила овладеть собой. Поскольку пожилой дон Гаспарулло так страстно и многообильно полюбил меня, а мое сострадание к безумно влюбленному не знало пределов, что через три дня его сердце не выдержало и он умер.


На похороны дона Гаспарулло дель Брагоньеро на следующий день съехались доны со всей Италии. Его безутешные сыновья, будучи истинными католиками, в последний момент видимо не решились на смертный грех и чудом не покончили с собой. Они по-прежнему пылали ко мне любовью и жаждали утешения по очереди. Но и гости, увидев меня, тут же потеряли голову от любви и вскоре похороны дона Гаспарулло превратились в шумное сборище, на котором я по-прежнему не понимала ни слова. Джовании и Мартуччо посадили меня как королеву на стул, стул поставили на стол, взяли в руки молоточек и что-то кричали гостям, а те поднимали руки с двумя, тремя, пятью растопыренными пальцами. Шум нарастал, и я понимала, что все эти господа влюбились в меня без памяти и вот-вот перережут друг другу глотку. Дело кончилось тем, что какой-то толстый и лысый дон, полюбивший меня, видимо, больше всех, поднял не только обе руки с растопыренными пальцами, но и ногу без ботинка и носка. И никто не смог повторить его жест. Поэтому Джованни и Мартуччо торжественно подвели меня к нему, и в сопровождении охраны на мотоциклах мы сели в его черный роллс-ройс и уехали с похорон. Что стало с разбитыми сердцами оставшихся на вилле я не ведаю, но уповаю на то, что все они истинные католики и, боясь смертного греха, не наложили на себя руки от неразделенной любви.


Стоит ли говорить о моей жалости и сострадании к любви сеньора Козимо Кастраччо, в роллс-ройсе которого мне пришлось их рьяно проявить. Но такова уж наверное моя планида, что в самый ответственный момент прямо на автостраде послышались автоматные очереди, машина наша врезалась в ограждение, т.к. водитель упал головой на руль. А потом дверь машины растворилась и дона Кастраччо выдернула из моих объятий чья-то мощная рука. Через минуту эта же рука галантно протянулась ко мне и я, поправив прическу и одернув платье от Сальваторе Феррагамо, вышла из машины и увидела валяющихся кругом мертвых мотоциклистов, толстенького и лысенького дона Кастраччо с поднятыми руками в одной расстегнутой рубашке и в носке. Он был так бледен и дрожал, видимо чувствовал, что пришел час расставания с мной. Кругом стояли белые автомобили с мигалками и люди в форме. А на меня не отрываясь смотрел высокий статный красаевец-мужчина в белом костюме, белой шляпе и маком в петлице. Мужчина моей мечты. Он снял шляпу и представился Королем минеральных удобрений. Без шляпы я сразу узнала его, потому что видела его портрет у отца в инстаграме, он оставил больше всего лайков под моим селфи. Ах! Это был он - мой суженый, к которому меня вела столь долгая, тернистая, усыпанная граблями препятствиями дорога. Оказывается, с тех пор, как он уплатил аванс моему папочке, он был в глубоком горе, не знал покоя, но не терял надежды найти меня. Ну а вскоре весть о спасенной из моря красавице пронеслась по побережью и донеслась до него. И вот теперь он увидел меня воочию и, конечно, влюбился без памяти. Но в этот раз, эта любовь не нуждалась в моей жалости и в сострадании, поскольку неземная моя красота принадлежала ему по праву.
По праву ответной любви и брачного контракта.
Аминь.



Tags: !Развлечения, !Юмор, cherry, Авторский текст, Женская история, Лики любви, Мужчина и Женщина
Subscribe
promo otrageniya april 14, 06:25 67
Buy for 40 tokens
Привет всем участникам Отражений и нашим гостям! С настоящего момента вступают в силу изменения в правила, поэтому прошу авторов ознакомиться с нижеследующим. 1. Каждый участник может опубликовать один пост в день. Чтобы иметь возможность публиковать до трех тем в день, участник должен соблюсти…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 76 comments