Mary Rua (foolofwonders) wrote in otrageniya,
Mary Rua
foolofwonders
otrageniya

Category:

Дорогая Оля!..

(Старенькая байка чёрного юмора).

То, что в квартире никто не жил, как минимум, неделю, Костя-домушник (которого за лысину друзья окрестили Черепом) понял сразу. На зеркале и тумбочке для обуви скопилась пыль, а острые листья стоявшего тут же растения в глиняном горшке увяли и пожелтели. Сначала Череп даже обрадовался – и радовался до тех пор, пока по очереди не заглянул в гостиную и в спальню.

Обе комнаты пустовали.

Не нужно было верить на слово пацанам из соседнего подъезда – оба наркоши в один голос утверждали, что сначала укатила «на юга» тётка, а мужик уехал дня через три после неё. При чём ни один не видел, как и когда он выехал, но – благодаря старым сплетницам из этого и других подъездов, были уверены, что его отправили в срочную командировку. 

Но люди, которые уезжают в отпуск и в срочную командировку, не увозят с собой все мало-мальски ценные вещи. А в этой квартире, как успел убедиться Череп, шаром покати. Телевизор и холодильник, правда, оставались на своих местах, но лет им было больше, чем бате Черепа. Микроволновки не было и нет. Книг тоже. В шкафчиках пусто. Твою мать, даже ковра – и то нет!..

Он проверил, уже зная, что ничего не найдёт, все потайные места: унитазный бачок, раковину, пространство за телевизором и холодильником, вентиляцию, пол, кровать… Ничего, кроме пыли и паутины. Как они тут жили?..

А ведь квартира своя, не съёмная. Наверное, из тех идиотов, которые берут ипотеку, а потом годами сидят на картошке и макаронах, мрачно подумал Череп. Или – ещё хуже – компьютерщики… Тем вообще ничего в жизни не надо.

Настроение упало ниже плинтуса. Лишний раз подверг себя бесполезному риску – только перчатки замурзал…

Пора было уходить.

Однако в прихожей Череп неожиданно задержался. На зеркале, кроме календариков и прочей мутотени, он увидел белый конверт с надписью: «Оля».

Конечно, вряд ли он найдёт там деньги… Тем не менее, Череп выдернул конверт из-под полоски скотча и вскрыл его. Безразлично, по старой – школьной ещё привычке еле двигая губами, - пробежал глазами первые несколько строчек. Потом медленно, не глядя, сел на тумбочку и стал читать очень и очень внимательно…

Письмо гласило:

«Оля,

Когда ты вернёшься из Турции, я буду за тысячи километров отсюда. Вещи свои я забрал, квартиру оставляю тебе. Владей… Считай, что таким образом мы заочно развелись и поделили совместное имущество. Можешь выписать меня и не беспокоиться, что когда-нибудь приеду назад и потребую свою долю.

Единственное, что я хочу напоследок сделать – это рассказать тебе, что случилось, в подробностях. Ты ведь наверняка захочешь это узнать – не трудись обзванивать наших знакомых. Просто читай дальше.

Итак, в пятницу вечером я набрал Ковалёва - спросить, не хочет ли он выбраться в эти выходные на рыбалку. Ты помнишь, кем работает Ковалёв, дорогая? Он патологоанатом и по совместительству судмедэксперт в районном отделении. Да, это от него, по твоему выражению, «вечно воняло». Когда он заглядывал в гости, ты морщила нос и уходила, а потом закатывала мне скандалы… Помнишь?

Так вот, я вызвонил Ковалёва. Было довольно поздно, но он ещё сидел на работе, занимался вскрытием очередного трупа. Поначалу я не обратил внимания на то, что его голос звучал странно. Он отвечал невпопад, делал паузы… На рыбалку ехать отказался, но, когда я уже хотел попрощаться и отключиться, Ковалёв вдруг сказал:

- Слушай, Пашка, мы ведь с тобой чуть ли не с детсада дружим, да?

Его неожиданный вопрос меня удивил, но мало ли, какие у человека причины спрашивать… В общем, я ответил, что да, конечно. Мы же были соседями по лестничной клетке и дружили семьями.

- Ага, - сказал он. – Тогда так… Ты мне, конечно, не поверишь, если я скажу тебе кое-что важное. Я бы тебе показал, но слишком опасно… Приедешь - заразишься. Я уже, наверное, заражён…

Я не мог понять, о чём он говорит, и поэтому молчал. Пусть выговорится – слушать я умею.

- Я сейчас сниму это на телефон и сброшу тебе на почту, - решил, между тем, Ковалёв. – Ты у нас фотограф, оригинал от подделки с первого взгляда отличишь. Окэй? Скину тебе на почту – и всё. А дальше делай выводы сам.

Что я мог сказать? Только: «Окэй» в ответ. И Ковалёв тут же повесил трубку.

Я ждал, и минут через десять на почту действительно пришли снимки. С первого взгляда я даже не понял, что на них изображено. Больше всего напоминало труп, оплетённый изнутри и снаружи тонкими корешками. Пострадало всё: кожа, кости, внутренние органы – даже мозг, и тот как будто превратился в изъеденное червем яблоко.

Я прямо вижу, как ты сейчас морщишься и говоришь: «Фу-у!» …Ты всегда была пафосной дурой, Оля. Читай дальше.

Сопроводительного письма не было, только фотографии, и я перезвонил Ковалёву.

- Это не фотошоп, - сказал я в трубку. – Оригинал. Считай, что я тебе уже поверил. Только скажи мне, что это?.. Причина смерти?

- А ты сам не понял? – спросил Ковалёв. Он всегда так удивляется, когда видит, что кто-то знает меньше него… - Это грибница, Паш. Самая настоящая грибница.

- В смысле? Грибок, что ли?

- По-твоему, это похоже на микоз?

Я открыл Гугл и набрал в поисковой строке: «Микоз». Фотографии, конечно, были тошнотворными - но да, ничего общего с теми, которые прислал Ковалёв, я не увидел.

А он продолжал говорить, быстро и взволнованно:

- Это новый виток биологической войны, Пашка. Не знаю, кто её развязал, и что это за вид грибов, но… Вкратце: то, что ты видишь, передаётся спорами - и через прикосновения, и воздушно-капельным путём. Я пока не понял, как они это сделали… Интересно, линия прослушивается?.. Я бы на твоём месте уехал из города, как можно быстрее, - куда-нибудь в глушь, в село, к друзьям или родственникам. Или вообще из страны… Чёрт знает, как быстро грибница врастает в организм. В любом случае, будет новая эпидемия, и вакцину для неё пока не изобрели.

Не знаю, поверишь ты или нет, когда будешь читать это письмо… Что касается меня, я поверил Ковалёву сразу и безоговорочно. Он не из тех людей, кто болтает языком впустую.

Я спросил: - А ты?

- Я? Я целый час находился в одной комнате с трупом. Ну, в маске и в перчатках, окэй. Но, как ты думаешь, какова вероятность, что я ещё здоров?.. Не хочу распространять заразу, Пашка. Я остаюсь. Буду изучать это – пока могу.

Как бы ты ни кривила нос от запаха формалина, Ковалёв всегда был героем, и лишний раз это доказал. Не знаю, как бы я поступил на его месте. Это сложный выбор. Но я его хотя бы понимал.

Что сказать на прощанье лучшему другу, который только что спас тебе жизнь? В фильмах и книгах говорят: «Спасибо, ты настоящий друг. Я буду помнить тебя всегда»… Всё это, мало того, что звучит как враньё, так ещё и раздражает. В жизни ты вряд ли услышишь такое – или скажешь.

Я сказал: - Ковалёв, слушай…

- Собирай вещи, идиот! – ответил он и отключился.

Так мы попрощались.

Хочешь узнать, что было дальше, дорогая? Я не просто собрал вещи и умотал из страны. Я позвонил тебе, чтобы предупредить, начать где-то новую жизнь – вместе.

Шли гудки, твой телефон долго не отвечал. Потом ты, видимо, нажала «Сбросить», но попала на «Принять». И я услышал голоса: твой и турка, который в этот момент тебя имел.

Вот тогда я собрал вещи, выбросил симку и сейчас, перетащив барахло в машину, пишу тебе письмо – чтобы ты тоже знала, что случилось… У тебя будут шансы выжить. Пятьдесят на пятьдесят.

Я не умею мстить, Оля. Если в мире есть справедливость, пусть она решает твою судьбу, а не я.

Надеюсь, ты спасёшься.

Павел».

Череп ощутил, что весь взмок. Он снял чёрную вязаную шапку и провёл рукой по блестящей, как бильярдный шар, лысине. Повертел письмо в руках в поисках даты. Когда бывший хозяин квартиры свалил отсюда? Вчера? Позавчера? Пацаны не помнили – их головы вечно плавали в тумане из глюков и бреда.

Череп достал телефон и посмотрел на дату: 20.12.2012. На завтра все шарлатаны Земли обещали конец Света.

Похоже, Череп оказался в числе немногих людей, кто знал, с чего начнётся… а вернее, уже начался Апокалипсис. Он поднялся с тумбочки и вышел в подъезд, громко хлопнув за собой дверью. Собственная безопасность заботила вора на куда более высоком уровне, чем какие-то соседки, которые при виде домушника вызовут полицию. Череп хотел уехать – хотя бы попытаться сбежать.

Спускаясь по лестнице, он обнаружил, что до сих пор сжимает в руке письмо неизвестного Павла. И, сплюнув себе под ноги, разорвал его в клочья.

- Сдохни, шалава! – прокомментировал Череп свои действия.

По его мнению, среди людей, которые переживут волну страшной эпидемии, блядям места не было. И, хоть момент для этого был совсем не подходящий, в глубине души Череп гордился своим решением, считая его карающей дланью судьбы.
Tags: !Выбор дня, foolofwonders
Subscribe
promo otrageniya апрель 14, 06:25 62
Buy for 40 tokens
Привет всем участникам Отражений и нашим гостям! С настоящего момента вступают в силу изменения в правила, поэтому прошу авторов ознакомиться с нижеследующим. 1. Каждый участник может опубликовать один пост в день. Чтобы иметь возможность публиковать до трех тем в день, участник должен соблюсти…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments