borispopov (borispopov) wrote in otrageniya,
borispopov
borispopov
otrageniya

Category:

Пляшущая в огне

Я с детства люблю глядеть на огонь. Вырос в частном доме, где в холодное время года ежедневно разжигали русскую печь, а потом подкладывали в неё поленья. Часами я сидел возле печки и любовался на огонь. Пляски языков пламени меня просто завораживали, и я не мог оторвать от них взгляда. Малиновые возле поленьев, оранжевые чуть повыше и ярко-желтые в самом верху, они изгибались, перекрещивались между собой, рассыпались ярко-красными сияющими искрами. 


Один раз мне показалось, что в пламени что-то движется, ярко-жёлтое в нижнем красноватом слое. Пригляделся и увидел маленькую гибкую ящерку, пляшущую в самой толще огня. Да нет, чушь, не может быть! Я встряхнул головой, протёр глаза, чтобы избавиться от этого наваждения. А ящерка всё плясала и плясала…


Для своих двенадцати лет я был довольно-таки рассудительный мальчик, учился в физматшколе и ни во что потустороннее не верил. Никаких вампиров, оборотней, колдунов и ведьм не существует, и все истории про них, это явные бабушкины сказки. Также и тут: в огне не может существовать никто! Нечистой силы и каких-то там духов не бывает, а ничто живое в таком пекле не проживёт.


Переутомился я видно. Недавно прошла контрольная по алгебре за первую четверть, вот и переусердствовал с подготовкой к ней, перегрузился. Надо отвлечься, а то вон уже какая-то чушь в голову лезет, нереальные миражи чудятся. Я встал, походил по дому, попрыгал, помахал руками, поприседал, и вновь присел возле печи. А ящерка всё плясала и плясала…


Попытался достать её кочергой – бесполезно. Пляшущая в огне либо уклонялась, либо исчезала на минуту-другую, но упорно появлялась вновь. Поворошил поленья, она не обратила на это никакого внимания.


Подошёл к старшей сестре.


- Наташ, у нас там в огне кто-то пляшет.


- Это дурость у тебя в башке пляшет, - задумчиво отозвалась сестра, не отрываясь от книги. - Опять, поди, двойку приволок? 


- Нету у меня двоек, - мрачно буркнул я и от греха подальше ретировался.


- Ты уроки сделал? - крикнула мне вслед Наталия.


- Конечно сделал! – бодро соврал я.


Родители ещё были на работе, а мне позарез нужно было с кем-то поделиться увиденным и посоветоваться, что делать дальше. А пойду-ка я к Пашке, он всё-таки отличник, может чего и знает. Друг Павел жил в пятиэтажном доме на соседней улице. Я махом оделся и добежал.


- Гулять не пойду, - сразу обозначил свою позицию одноклассник, - уроков полно.


- Да подожди ты с уроками, - досадливо отмахнулся я. - Тут вот какое дело…, - и изложил ему про огненную ящерку. 


- Брехня, - отреагировал Павлик, - в огне никто не живёт.


- Я бы тоже не поверил, но ведь сам видел! Зачем мне тебе врать?


Паша постоял, подумал.


- Сегодня дедушка должен дома быть, он всё на свете знает. Он у меня в пединституте студентов учит, все науки освоил. Пошли к нему на Пятницкую.


И мы пошли на Пятницкую улицу. Нас встретил уже седой, но вполне ещё бодрый старик.


- Здорово, ребята! – поприветствовал он нас. - Чаю будете? 


- Дедушка, мы не за этим. У меня вот одноклассник ящерицу в огне видел!


- И где это он так сподобился? 


- Сегодня, в своей печке. У них частный дом на Юных Пионеров, вот он там и увидел.


- Пойдёмте всё-таки на кухню, там и потолкуем.


Мы прошли и расселись за кухонным столиком.


- Их же не бывает? - спросил Пашка.


- Теперь не бывает, а раньше, похоже, водились, - начал объяснять дед. - Когда я готовился к диссертации, меня заинтересовала эта тема и я взялся в неё вникать. Эти живущие в огне ящерицы назывались саламандрами, и о них писал ещё Плиний-Старший в 1 веке нашей эры. В ту пору их было немало, и, хотя саламандр считали ядовитыми, никто их особенно не опасался. Их пытались исследовать алхимики, но так как поймать саламандру не удавалось, у них ничего и не получилось.


А вот в эпоху Возрождения саламандры почему-то стали исчезать. В самом начале 16 века ещё маленького Бенвенуто Челлини, известного ювелира и скульптора в дальнейшем, подозвал отец, показал ему в огне саламандру и дал очень болезненную оплеуху. Когда ребёнок перестал рыдать, отец объяснил ему, что сделал это для того, чтобы сын запомнил это редкое существо. А после этого ни одного описания саламандры нигде больше нет. И вот после 500-летнего перерыва, появляется твой друг и заявляет, что он видел саламандру!


- Я докажу! Она пляшет у нас в печке! – зашумел я.


- Вы, молодой человек, лучше держитесь от всего этого подальше. Вам никто не поверит, а если каким-то чудом и поверят, хлопот не оберётесь. Ваш дом заполонят исследователи с аппаратурой, а вашу семью отселят в какую-нибудь рабочую общагу. И исследования эти будут длиться не один год. А оно вам надо? А вашим родителям?


- Нам это не надо! – закричал я. - А сестра, если её из уютного угла выдернут, меня просто убьёт!


Мы расстались. А саламандра поплясала еще несколько дней и исчезла. Родителям и сестре я об этом никогда не рассказывал, подумают ещё, что с ума сошёл. Прощай, саламандра! 

Subscribe
promo otrageniya april 14, 2019 06:25 69
Buy for 40 tokens
Привет всем участникам Отражений и нашим гостям! С настоящего момента вступают в силу изменения в правила, поэтому прошу авторов ознакомиться с нижеследующим. 1. Каждый участник может опубликовать один пост в день. Чтобы иметь возможность публиковать до трех тем в день, участник должен соблюсти…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments

Bestnataha4

July 17 2019, 21:16:57 UTC 1 year ago

  • New comment
В детстве я жила в деревянном доме, но не частном, а государственном, взрослые говорили: "Наш дом жактовский". ЖАКТ это та самая контора, которая потом стала называться ЖЭК, ещё потом ЖЭУ и следом РЭУ. Теперь эту контору заменили множество Управляющих компаний, чуть ли не на каждый дом по компании, и они уже не государственные.
Дом наш отапливался печкой и еду готовили на дровяной плите. Дрова поставлялись централизованно, не знаю, платили за них жители или ЖАКТ.
И место у открытой дверцы печки было моим любимым. Сначала меня пытались прогонять (мала еще), потом поняли, что легче научить технике безопасности. Так что с трех лет я могла смотреть на огонь сколько хочу. Когда он горел конечно. И увидела однажды голубую змейку, которая плясала в огне. Иногда казалось, что змейка становится ярко зеленой, а потом снова голубой. Конечно - к бабушке! Посмотри, кто там? Бабушка - высокообразованная женщина (царская гимназия и Бестужевские курсы), атеистка в настоящем и революционерка в прошлом, была еще и мудрой женщиной: "Это не змейка, это огненная ящерка, такой маленький дракончик по имени Саламандра". И тут же пересказала один из сказов Бажова. Книг в доме тогда еще не было, те, кто не уехал от войны в эвакуацию, зимой топили ими печку, т.к. дрова уже не поставляли.
А что еще можно было сказать малолетке, чтобы понятно было? Только сказку рассказать. С тех пор от печки меня было не оттащить, всё ждала Саламандру. И она приходила несколько раз, а вместе с ней почему-то приходило счастье.
Но когда мне было 10, одну комнатку в доме сдали жильцу. Надо же было бабам, оставшимся без мужиков, как-то выживать. Мужчина в доме! Я в него сразу влюбилась и первым делом похвалилась: "А у нас в печке Саламандра живет!". И вот этот умник стал объяснять, от каких химических соединений, находящихся в дровах, пламя приобретает синеватые и зеленоватые оттенки. РАЗЛЮБИЛА ЕГО ВРАЗ И НАВСЕГДА! И Саламандра больше не приходила! У-уу гад!
Вскоре и меня увезли из родного дома в центральное отопление. Потом во всех походных и дачных кострах искала Саламандру. И однажды в предгорьях Памира увидела! Эта Саламандра была ярко желтой, но также плясала в красном огне! Да еще с искорками!
Давний умник опять сказал бы про химию, но мы-то знаем, что это была Саламандра Памирская - сестра Саламандры Московской!